Ссылки для входа

Саидов: “Занджони не имеет капитала в Таджикистане ”.


В то время как СМИ Ирана в своих ТОП новостях вновь сообщают об инвестициях Бобаки Занджони в Таджикистане, представители "Конт групп Точикистон" говорят, что капиталов арестованного иранского бизнесмена в республике нет

В то время как СМИ Ирана в своих ТОП новостях вновь сообщают об инвестициях Бобаки Занджонив Таджикистане, представители "Конт групп Точикистон"говорят, что капиталов арестованного иранского бизнесмена в республике нет

Руководитель холдинга “Конт групп Точикистон” Рустам Саидов заявил, что у Бобаки Занлджони в Таджикистане имущества нет, и об этом ранее их компания заявляла. Саидов заявил об этом в беседе с Радио Озоди, в то время, как иранская пресса помещает в заголовках новостей сообщения об инвестициях арестованного в Иране бизнесмена.

Член парламента Ирана Юсуфиён Мулло даже не исключает казни Занджони. По его словам, имущество Занджони в Таджикистане захватывается и присваивается властями. Юсуфиён призвал власти Таджикистана содействовать возвращению в Иран имущества Занджони.

Иран и Таджикистан имеют развитые экономические и культурные связии, и традиционно добрые отношения двух стран, скорее всего, не позволят силовым структурам Ирана обличать Таджикистан по поводу имущества Занджони, если, конечно сам Занджони не «выдаст» своих напарников в Таджикистане. Но генеральная прокуратура Ирана не раз заявляла, что Занджони не хочет сотрудничать со следствием и не представляет информацию.

Иранский правовед, проживающая в США Мехрангези Кор, не доверяет заявлению генеральной прокуратуры Ирана, потому что иранские следственные органы если захотят «выбьют» из

заключенного любые показания.

Так как Занджони для них с точки зрения безопасности является особенным обвиняемым, поэтому отношение к нему у них осторожное. Если секреты этих денег станут достоянием гласности, то последствия от его «взрыва» могут задеть некоторых высокопоставленных чиновников в правительстве Ирана.

Поэтому Занджони своим поведением думает не только о своей судьбе и знает, что за ним стоят сильные личности. Поэтому, он до сих пор не потерял надежду, что именно эти покровители смогут вызволить его из тюрьмы.

Однако, эксперты считают, что прежние «напарники» Занджони могут пожертвовать им, считая его лишь исполнителем, выполнившим свою роль, с ликвидацией которого, они избегут наказания.

В самом Иране также не верят, чтобы обычные водитель так стремительно может достичь такой финансовой мощи с миллиардным капиталом, и различными компаниями . Предполагается, что у него есть покровители на очень высоком уровне. Мехрангези Кор говорит, есть вероятность того, что Занджони могут казнить, чтобы те имена остались в тайне.


Если генеральная прокуратура не обнародует результаты своего расследования, о том, что Бобаки Занджони перевел свои сбережения в Таджикистан, или Турцию, никто в этих странах, даже Интерпол не сможет обвинить кого-либо в «сотрудничестве» с Занджони и потребовать вернуть это имущество в Иран.


Так как средства Занджони в Таджикистане записаны не на граждан Ирана, следственные органы Ирана без доказательств не смогут обвинить граждан другого государства в «сотрудничестве» с Занджони.
В настоящее время в Таджикистане функционирует холдинг “Kont group Tajikistan”, в который входят компании “Коntgroup investment” “Asian Express Terminal”, “Asian Express Airline”, и “Kont tourism Tajikistan”. Иранская сторона утверждает, что Бобаки Занджони перевел в Таджикистан более 2 миллиардов евро.

В начале нынешнего года в одном из интервью бывший пресс-секретарь “Kont group Tajikistan” Далер Абдулло заявил, “в самом начале деятельности этого холдинга Бобаки Занджони вкладывал средства в нее, более 1 миллиарда 250 миллионов сомони, и мы этого не отрицаем ”.

Далее пресс-секретарь “Kont group Tajikistan” отметил, что Бобаки Занджони продал свои акции “Конт инвестмент бонк” турецкой предпринимательнице Мерве Илмек и теперь банк принадлежит ей. Руководитель холдинга “Конт групп Точикистон”Рустам Саидов имел ввиду именно то, что говорил его пресс-секретарь 11 января в беседе с Радио Озоди.

Этими словами Таджикистан хочет сказать, что в Таджикистане не осталось «следов» Занджони, и что у него здесь ничего больше нет.

Но на самом ли деле так? Или у прокуратуры Ирана есть доказательства, но они, с учетом их международной практики,проявляют осторожность и не хотят дискредитироватьдружественную им страну Таджикистан?

Эта точка зрения кажется наиболее близкой к действительности.

XS
SM
MD
LG