Ссылки для входа

Срочные новости

Барзу Абдураззаков: “Театр не должен работать из-под палки”


Барзу Абдураззаков

Гость Радио Озоди – известный таджикский театральный режиссер и литератор Барзу Абдураззаков

- Барзу, давайте начнем беседу с миссии театра в таджикском обществе. Насколько, по-вашему мнению, театры сегодня выполняют свою миссию?

- Театр живой организм и там работают живые люди, которые после работы возвращаются домой, где нет электричества. У них нет достойной зарплаты, у них те же проблемы, с которыми сталкивается каждый житель Таджикистана. Взгляните, в Таджикистане почти никто не ходит в библиотеки, многие не читают даже газет. В Бишкеке, где нищеты не меньше чем у нас, построено около 10 прекрасных книжных магазинов. А в Душанбе книги продают, в основном, в подземных переходах...

Таджикский театр сегодня далек от своей истинной миссии, так как должен либо врать, либо хвалить. У театра должна быть своя позиция, театр - это храм искусства, храм творчества, это место, где необходимы мысль, наблюдения, сравнения, чтение. Театр, который работает из-под палки, театр, которому нечего сказать зрителю – это не театр!

- Из-под палки? А чего боятся театры в Таджикистане?

- Боятся капризов правительства. Бюджет каждого театра определяется министерств культуры и финансов. К тому же, хочу подчеркнуть, что у нас нет добротной драматургии, а ведь в нашей работе все связано именно с ней. Нет хороших пьес, нет хороших литературных произведений. Именно поэтому сегодня в репертуарах театров одни старые постановки.

«МИГРАНТЫ» – ВНЕ ЗАКОНА?

- Вы поставили спектакль под названием «Мигранты», но он был запрещен. Почему?

- Причины запрета я не знаю. Хочу сказать, что это пьеса - мировая классика. Она написана великим польским драматургом Славмиром Мрожом в 70-е годы. События происходят в одном из подвалов в Германии. «Мигранты» - история находящихся в Германии двух польских мигрантов, так называемых гастарбайтеров.

Я встретился с драматургом Нуром Табаровым и сказал, что хочу поставить этот спектакль, но героями должны быть таджикские мигранты и место событий нужно переместить в Россию. Мы подготовили, по сути, новую пьесу и получилась история двух разных людей, один - политический беженец, а другой – простой мигрант. В спектакле говорилось о проблемах и о боли наших мигрантов.

Это был хороший спектакль и мы планировали совершить турне с ним по другим странам, чтобы другие тоже узнали о наших бедах и о нашей боли. Но, к сожалению, в минкультуры нас не только не поддержали, а напротив – запретили показ спектакля. Жаль, что нас так и не поняли.

- А кто запретил, знаете?

- Обычно перед премьерой мы отправляем приглашение в министерство культуры Таджикистана. Но наше приглашение на этот спектакль чиновники проигнорировали. Думаю, что не стоит искать здесь политической подоплеки. Но, в целом, у работников минкультуры должно быть чувство любопытства. Допустим, вы написали стихи, я не знаток поэзии, но мне любопытно прочитать то, что вы написали... Хотя бы пришли, посмотрели бы спектакль, высказали бы свое мнение. Но, оказывается таким чувства как любопытство они не обладают.

Спектакль был нашим манифестом. Его постановка было моим гражданским долгом и я его выполнил. Но произошло то , что произошло и говорить об этом уже бесполезно...

ЗАЧЕМ «МУСОР» НАЦИОНАЛЬНОЙ БИБЛИОТЕКЕ?

- В начале нашей беседы Вы говорили о том, что в Таджикистане перестали читать книги. В годы независимости во всех городах Таджикистана, особенно в Душанбе, появилось огромное количество ресторанов... И насколько нам известно, хозяева многих этих ресторанов не бизнесмены, а правительственные чиновники высокого ранга. Так, почему же эти чиновники не строят, скажем, небольшое предприятие, или, как Вы сказали, библиотеки...

- Ответ прост - они думают лишь о сиюминутной выгоде. Библиотека, в отличие от ресторана, не принесет им пользу, поэтому они выбирают строительство ресторана.

В Алматы есть сеть библиотек и книжных магазинов под названием Гуландан, по-нашему Гуландом. В декабре и январе я жил в Алматы в доме, на первом этаже которого находилась библиотека. В свободное время я часто бывал там, иногда с утра до вечера. Библиотека огромная, только на лицезрение витрин уходит чуть ли не полдня. Листаешь книги, записываешь кое-что, с кем-то побеседуешь... как прекрасно быть среди книг! Но у наших олигархов нет этой культуры, культуры чтения.

Сейчас в центре столицы строят новое здание Национальной библиотеки. Но книги для этой библиотеки собирают с населения. Как это было с акциями Рагунской ГЭС. Я на сто процентов убежден, что никто хорошую книгу в эту библиотеку не сдаст! Прошу прошения, но люди несут туда «мусор».

Кстати, каждого актера таджикских театров обязали сдать в новую библиотеку по 40 экземпляров книг. Недавно был у своего друга, директора одного из столичных театров. Он был бледен и растерян, когда по телефону просил своего собеседника потерпеть еще несколько дней, ведь нелегко театру собрать тысячу двести экземпляров книг. Но на том конце провода были неумолимы и требовали в кратчайшие сроки собрать нужное количество книг и выполнить план. Это неслыханно!

Скажем, у меня личная библиотека и какие-то люди придут и прикажут, чтобы я передал им свои книги. С какой стати? Извините, господа, я эти книги купил за свою студенческую стипендию, копил копейки... У меня есть и редкие книги. И я их, конечно, никому не отдам, я их оставляю своим детям. Часто студенты и мои ученики просят, чтобы я им дал почитать ту или иную книгу. Я им не отказываю, только прошу, чтобы они обязательно прочитали их...

Если в национальной библиотеке будут собраны миллионы экземпляров бесполезных и ненужных книг, то лично мне такая библиотека не нужна.

«ТВТ Я БОЛЬШЕ НЕ СМОТРЮ»

- Давайте, поговорим о телевидении. Таджикское государственное ТВ показывает в основном одно лицо и говорит лишь о заслугах одного человека. Как Вы думаете, эффективна ли такая пропаганда? И вообще как часто Вы смотрите таджикские телеканалы?

- Когда я, Вы или некий другой гражданин говорим о том, что думаем, когда режем правду-матку, мы в одночасье превращаемся во «врага народа». Почему-то считается, что если наши мысли и мнения не совпадают с точкой зрения ТВТ или газет «Садои мардум» и «Джумхурият», то мы «вовчики» или агенты иностранного государства.

Чиновники не думают о том, что мы тоже сыновья этой земли и, если нужно, лучше чем они защитим свою родину. У меня паспорт гражданина Таджикистана, премии и награды в других странах я всегда получал как таджик. Где бы не показывали мои спектакли, везде на афише написано – «Барзу Абдураззаков, Таджикистан».

Но вернемся к нашему разговору... Я ТВТ больше не смотрю. Потому что однажды я включил телевизор и мне показалось, что с экрана меня убеждают, что я дурак. В новостях, в очерках и фильмах убеждают – ты, зритель, дурак и давай мы тебя научим уму-разуму. Если бы наши телеканалы не транслировались посредством спутника, я, скорее всего, промолчал бы, но ведь весь мир смотрит этот позор нации...

- В эти дни в много говорят о независимости, скоро исполнится 20 лет как Таджикистан приобрел суверенитет. Насколько Вы чувствуете себя свободным в независимом Таджикистане?

- Для творческого человека независимость необходима как воздух. Как человек творческий я обладаю некоторой свободой, но как гражданин этой страны – нет. Вечерами, когда с дочкой Хана и супругой Шоирой гуляем по городу, я не ощущаю полную свободу. Смотрю телевизор – нет свободы, читаю газеты – нет свободы. Если в театре хочу поставить спектакль, тема моей постановки десятки раз проходит фильтрацию в различных инстанциях – о какой свободе может идти речь... Цензура в Таджикистане сейчас хуже чем в советское время и даже в 37-м году.

- Барзу, где Вы сейчас работаете и, извините за нескромный вопрос, сколько зарабатываете?

- Уже много лет я не получаю зарплату в Таджикистане. Признаться, я должен прокормить, по-сути, две семьи. Моя семья – жена и трое детей , но с нами живут также моя мать-пенсионерка и две мои племянницы – после смерти сестры я их забрал к себе. Мой брат в последние 11 лет живет в Америке. Я сейчас работаю за пределами Таджикистана, так как, с одной стороны, нужно кормить семью и, с другой, хотя бы на какое-то время почувствовать себя человеком.

Кстати, только в самолете при вылете из Душанбе у меня улетучиваются чувства боязни и опасности, которые ощущаю в собственном городе... Эти чувства преследуют меня с 1991 года. Каждый день с тревогой жду, что кто-то позвонит и сообщит некую неприятную новость. Хожу по улице и думаю, что вот, за следующим поворотом, со мной что-нибудь случится...

«ИСЛАМ – РЕЛИГИЯ ЧИСТАЯ И СВЕТЛАЯ»

- Недавно в Таджикистане был принят закон об ответственности родителей за воспитание детей и теперь дети до 18 лет лишены возможности совершать намаз в мечети. Насколько, на Ваш взгляд, опасно посещение мечети подростками и юношами?

- Хочу ответить на этот вопрос с другого края... Если зайдете сейчас ко мне домой, то на рабочем столе уведите много религиозных книг. Есть Коран с комментариями, Библия, Евангелия, книги с хадисами Ал-Бухари, Муслима, Тирмизи...

Когда талибы пришли к власти в Афганистане, они начали позорить ислам и у не мусульман создалось впечатление, что ислам – это религия невежества. Я листаю книги об исламе и не нахожу ничего общего с тем, что творили и творят талибы... И все больше убеждаюсь, что ислам – это чистая и светлая религия.

Что касается вашего вопроса... Запретить юношам посещать мечеть не под силу никому. Недавно мне рассказали интересный случай. Одного муллу посадили за решетку за то, что он обучал основам ислама двух мальчишек. Сейчас у этого муллы в тюрьме обучаются 600 заключенных.

А то что министр образования Абдуджаббор Рахмонов называет одетых в религиозное одеяние девушек обезьянами и то, что не допускают их на занятия в школах и университетах, это, по-моему, невежество.

«ТАДЖИКИ ПРИВЫКЛИ К УНИЖЕНИЯМ»

- Барзу, насколько, по-вашему, нынешнее управление Таджикистаном соответствует интересам народа?

- Недалеко от этого места, где мы с вами сидим, была улица имени Карла Маркса. Это улица моего детства. Я любил эту улицу с огромными, чуть ли не до небес чинарами. Сейчас на этой улице от старых чинар не осталось и следа. А что творится на центральном проспекте Душанбе? Рубят старые чинары... При жарком климате в Таджикистане рубить деревья – большой грех.

Я считаю, что это следствие недальновидности тех, кто занимает высокие посты в правительстве или в городской администрации. Посмотрите, кто занимает ответственные посты в министерстве культуры? Нация с древнейшей культурой не должна иметь ведомство такого уровня.

Почему мы должны зависеть от кучки людей, которые не читают книги, не могут поддержать беседу и даже не могут говорить членораздельно. Во всех министерствах сотрудники жалуются на министра и его заместителей за то, что они не профессионалы и невежды. Но эти министры или их замы - родственники или же земляки правителя.

Если на ту или иную должность назначают не профессионалов, а родственников и земляков – стоит ли ждать процветания страны? Во всех развитых странах всегда в почете были и остаются хорошие специалисты.

- Но эти чиновники говорят, что они очень любят свой народ...

- У этих чиновников дипломатические паспорта и навряд ли они проходят пограничный контроль в московских аэропортах Домодедово, Внуково или питерского Пулково наряду с простыми гражданами. Когда грозные российские пограничники всматриваются в таджикский паспорт минут пятнадцать, а потом его владельца ведут в отдельный кабинет и еще минут пятнадцать обшарят всю его одежду и вещи, любой человек будет стесняться своего гражданства. А в это время армяне, азербайджанцы, узбеки проходят паспортный контроль безо всяких проблем. Почему это происходит? Потому что унижение таджиков в России стало нормой, но эти унижения начинаются уже с родины...

«Я БЫ СОЗДАЛ НОВЫЙ НАРОД»

- Барзу, а что бы Вы хотели изменить в нынешнем Таджикистане?

- Психологию народа. И начал бы с детского сада. Я бы создал совершенно новый народ. Не сверхлюдей, как хотел Ницше, но народ, у которого было бы, прежде всего, чувство достоинства.

В советское время мы студенты обычно скидывались деньгами и ходили в ресторан. Мы были разных национальностей – русские, латыши, казахи, грузины. Когда заходили в ресторан грузины (помните, как это было в фильме «Мимино»), все официанты бегали вокруг них. С каким чувством достоинства грузин заходил в зал ресторана...

Сегодня в московских ресторанах даже нашим олигархам не уделяют такого внимания. И все потому что, что мы за эти годы потеряли чувство достоинства. Надеюсь, не навсегда.

Недавно я участвовал в престижном театральном фестивале в Москве и услышал приятный комплимент. Там были представители многих наций. Когда очередь дошла до нас, театральный критик сказал – «нет, нет, мы не будем говорить о таджиках. Для них театр, как для бразильцев футбол. Их нечего обсуждать»...

Смотреть комментарии (4)

Форум закрыт, но Вы можете продолжить обсуждение на Facebook-странице Радио Свобода
 
XS
SM
MD
LG