Ссылки для входа

66-летняя жительница района Шамсиддина Шохина (бывший Шуроабадский район) Нигор Ашурова была изгнана односельчанами из родного Кавока после того, как четверо ее сыновей были осуждены за причастность к наркообороту.

Жители села решили, что раз ее дети опозорили кишлак, то она должна покинуть родные просторы.

«Почти пять лет я в «изгнании». Повесили на мой дом замок. Не пускают ни на какие мероприятия. Вот так и живу. Тяжело это всё», - вздыхая, рассказывает женщина.

Четверо сыновей Нигор Ашуровой были отправлены в тюрьму за причастность к наркотранзиту из Афганистана. Один из них скончался в заключении от воспаления легких. По словам женщины, население Кавока упрекает ее за то, что вырастила таких сыновей.

Деяния детей и мытарства по домам родственников приблизили смерть отца семейства Гоибназара. Теперь Нигор приютил зять, проживающий в кишлаке Кози. Трое сыновей еще не скоро выйдут на свободу: Махмадали покинет колонию через 4 года, а Туйчи и Сайдамир – через 2,5 года. Она, конечно же, осуждает своих горе-сыновей, но не понимает, за что люди ополчились на нее и покойного мужа?

Нигор Ашурова не раз просила дочь сдать ее в дом престарелых, так как, по ее словам, жить в доме зятя нелегко. «Всегда вижу нахмуренные брови зятя. Не знаю, куда мне идти. Ну, один день поживешь у них, десять дней… Поехала в дом своего другого сына в город, увидела как им трудно жить и вернулась назад», - рассказывает она.

Через четыре года после того, как сыновей отправили в тюрьму, на охоте погиб ее пятый сын Бахтиёр. Во всем, что происходит в ее жизни, Нигор видит печать судьбы. Она также сетует и на власти, которые не могли предотвратить того, что афганцы спокойно бывают у них в кишлаке.

Сейчас ей помогает шестой сын Шерафган, который находится на заработках в России. Нигор с нетерпением ждет того дня, когда ей с детьми позволят вернуться в свой родной дом в кишлаке Кавок. Она верит, что после освобождения ее сыновей односельчане будут относиться к ним более терпимо.

По приграничному району Шамсиддина Шохина (Шуроабадский) проходит один из основных путей переброски афганских наркотиков. В связи с этим однажды президент страны Эмомали Рахмон пригрозил, что переселит жителей приграничных кишлаков, которые занимаются незаконным оборотом наркотиков.

XS
SM
MD
LG