Ссылки для входа

Исо Мирзоев, житель кишлака Ламан Фархорского района, более 20 лет назад потерял единственного брата Мусо. Сейчас о нем напоминает заброшенный дом, в котором тот жил. Много раз приходили покупатели и просили Исо продать этот дом, но он не соглашался.

​«Этот дом не для продажи, хотя желающих купить его очень много. Это память о единственном брате и его семье», - говорит Исо.

Дом Мусо
Дом Мусо

Осенью 1992 года, когда гражданская война только началась, дорога в Куляб была блокирована. Целые полгода город находился в экономической блокаде, продовольственные запасы населения иссякали. В сентябре люди принялись собирать пшеницу, чтобы иметь хотя бы собственную муку.

«Я принес пшеницу своему брату, который не знал, чем прокормить своих детей. Вскоре они умерли один за другим. В живых осталась только новорожденная младшая дочь. Мы тоже заболели, но встали на ноги», - рассказывает Исо Мирзоев.

В тот голодный год жителей Фархорского района от верной смерти спасала мука. Но однажды в реализацию пошла мука, смешанная с семенами ядовитого сорняка. В итоге свыше 8 тысяч человек получили сильное отравление, не менее 500 человек скончались от интоксикации. А те, кто вылечился и смог избежать смерти, до сих пор жалуются на здоровье.

Рухсорамох Баротова, жительнице Фархорского района, тогда было 18 лет. Отравление унесло жизни всех членов семьи, выжить удалось ей одной. «Один за другим умерли все – отец, сестра, брат. Я осталась одна», - вспоминает Рухсорамох.

В тот год, по признанию Талбака Саидова, который тогда занимал должность главного врача районной больницы, Фархор превратился в большую больницу. Когда в клинике уже не было места, больных размещали в школах и детских садах.

«Люди отравились семенами ядовитого сорняка гелиотропа, который произрастает среди пшеницы. Семена этого злачного вредителя поспевают осенью, и в это время трудно их отличить от семян пшеницы. Люди перемололи пшеницу в муку и использовали в пищу», - рассказал Талбак Саидов.

Талбак Саидов
Талбак Саидов

По его словам, такая мучная смесь поражает печень, за счет чего раздуваются животы. Спасти такого больного – очень тяжелое дело», - говорит собеседник.

Однако те, кто все-таки выжил, до сих пор страдают болезнями печени и ежегодно проходят лечение. Например, Момагул Самадова, жительница кишлака Гулшан, регулярно лечится в специальном санатории, который был построен в Фархоре для тех, кто перенес интоксикацию в 1992 году. Тогда все члены ее семьи выжили, за исключением маленького сына.

«Наши родственники перебрались из Вахшского района в Фархор. Везде было полно беженцев. Их распределили по домам. Не дай Бог кому-то пережить те страшные дни. Был ужасный голод. Помню, мой покойный сын проснулся ночью и попросил хлеба. А дома не было ни крошки…», - рассказывает женщина.

Ваше мнение

Смотреть комментарии

XS
SM
MD
LG