Ссылки для входа

Губернаторы в воде и в отставке. Как формируется предвыборная кампания Путина


Тимур Олевский побеседовал с политологами о выдвижении Путина на новый срок, а также о том, как в эту программу вписываются клифф-дайвинг и анонимные Telegram-каналы:

– Президент Владимир Путин объявит о своем выдвижении на новый срок в декабре, он совместит это с ежегодным посланием Федеральному собранию, об этом рассказал изданию Медуза источник, близкий к руководству "Единой России". Путин пойдет на выборы как самовыдвиженец, а послание станет публикацией его новой президентской программы. Этот вариант сейчас обсуждается как наиболее подходящий. Но прямо о своем участии в президентских выборах 2018 Владимир Путин до сих пор не объявлял.

Администрация президента России также формирует сеть Telegram-каналов в регионах, рассчитанных на аудиторию от 20 до 50 лет. Их будут вести местные журналисты и сотрудники пресс-служб, рассказал РБК собеседник, близкий к внутриполитическому блоку Кремля.

Telegram-каналы просуществуют совсем недолго. С декабря, когда, как ожидается Владимир Путин объявит о своем желании избраться на новый срок и до лета, будущего года.

Они появляются в Санкт-Петербурге, Ростове-на-Дону, Новосибирске, Краснодаре, Екатеринбурге и Махачкале, других регионах в том числе и тех, где уже поменялись или вскоре поменяются губернаторы.

Как отставки губернаторов связаны с "четвертым сроком"

За последние две недели президент убрал с должностей глав 10 регионов. В основном, на смену им пришли малоизвестные чиновники. Политологи уверены, что таким образом Владимир Путин обозначает рамки своей будущей предвыборной кампании. Почему никто не может предсказать кого именно Путин выберет в новые губернаторы и что это Настоящему Времени рассказал политолог Андрей Колядин.

— Я не представлял до секунды назначения Васильева руководителем Дагестана, кто будет руководителем Дагестана. Как и не мог предположить хорошо знакомого мною Александра Буркова в качестве руководителя Омской области. Я понимаю, что Александр заслуживает быть губернатором любого региона, но предсказать, что он будет руководителем Омской области, я не мог. Поэтому, естественно, что если я не могу предсказать руководителей регионов, хотя занимался этим всю жизнь, я не смогу сделать прогноз и по поводу года, какой будет Россия через год.

Я думаю, что это совершенно не взаимосвязанные процессы, потому что избирательная кампания сама по себе, а те протестные акции, которые проходят, – сами по себе. Тем более, что они сокращаются количественно. Я думаю, зимой будет не так комфортно выходить на улицу, поэтому зимой обычно протестная активность замерзает.

То есть это не потому не хватали в Москве молодежь, что Кириенко попросил не хватать, вам кажется, не из-за этого?

— Я думаю, что и это тоже, с этим тоже связано, потому что по сути своей, я думаю, что нынешняя протестная активность никоим образом системе не угрожает.

— Тогда все же хочется понять, как пройдет предвыборная кампания? Появятся новые СМИ, исчезнут какие-то старые СМИ, то есть мы как-то это заметим, проживая каждый день, кроме как на курсе доллара, или нет, как вам кажется?

— Я думаю, что будут некие вспышки политической активности, я думаю, что эта непрекращающаяся череда отставок – тоже отчасти предвыборная кампания, позволяющая активизировать политическую жизнь в стране. Я думаю, что некие такие политические события будут происходить до самих выборов. О том, что говорил, условно говоря, Венедиктов, о неожиданной войне на Украине для повышения рейтинга Путина – я думаю, в этом нет никакого смысла, рейтинг у Путина достаточно высок, и повышать его нет смысла никакого.

Поэтому будут некие политические события, отставки, возможно, министерские отставки, возможно, какие-то события, связанные с объявлением неких политических или экономических реформ, которые будут в обсуждении, в паблике элит. Но как таковой политической кампании классической не будет, потому что незачем знакомить с Путиным и незачем повышать его рейтинг.

Кудрин недавно сказал, что экономически система исчерпала свои ресурсы. Что это означает, как отразится на будущем правительства?

— Я думаю, что правительство будет, конечно же, корректироваться. Кто-то говорит о том, что корректировка правительства будет происходить до выборов, мне почему-то кажется, что основные реформы в персонах начнутся после выборной кампании. Но однако то, что экономические и политические реформы нужны, это однозначно совершенно, и это понимают все люди, которые, так или иначе, сталкиваются с управлением. Но какие это будут реформы, вы сами понимаете, что это зависит от первого лица и его ближайшего окружения.

Я думаю, что силовики – это все зависит от личности, есть личности силовиков, которые в самых различных территориях предпринимают серьезные шаги для того, чтобы интегрироваться в политическую систему и влиять на политическую систему. У некоторых это получается, у некоторых – нет. Это всегда так было. Поэтому и сейчас будет зависеть от личности. Они будут надзирать за губернаторами, брать их под белые ручки, если они будут воровать или негодяйничать, но не каждый из силовиков будет пытаться все-таки заниматься политическими проблемами.

Скажите, есть губернаторы, которые равнее равных и которые будут с высоты своего опыта курировать все остальные регионы, как вам кажется?

— Я думаю, что будут губернаторы, к которым будут обращаться за какими-то советами или за решением каких-то проблем. Например, тот же самый Собянин и тот же самый Минниханов, как я понимаю, в этот раз принимали участие в обучении будущих губернаторов на территориях. Я думаю, что к этому можно отнести еще целый ряд губернаторов, таких как Кобылкин, Якушев, другие губернаторы, которые обладают серьезным опытом и которые ценятся и федеральным центром, и среди других губернаторов, скажем так, вновь призванных. Но нельзя сказать, что тот же самый Собянин сможет руководить Курганской областью или Дагестаном. Ему дай бог разобраться на своей территории.

Губернаторы – клифф-дайверы

Накануне в СМИ появилась видеозапись, с прыжками в воду с семиметровой скалы. Источники рассказали, что это задание выполняли во время тренинга потенциальные кандидаты в губернаторы в рамках программы подготовки кадрового резерва для администрации президента. На что похожи тренинги новых руководителей России, и что это значит для будущего устройства страны Настоящему Времени рассказал директор Института политической экспертизы Евгений Минченко.

— Это классический такой корпоративный тренинг, тимбилдинги все делают – банки, страховые компании.

Наверное, "Росатом" делал, где Сергей Кириенко работал, возглавлял его. Нет?

— Вполне возможно. Слушайте, это стандартный же набор, там на воздушных шарах они летают, на деревья лазают и так далее. Это же индустрия.

Антон Вайно и Сергей Кириенко – молодые управленцы администрации президента. Если они видят команду губернаторов как выстроенную систему менеджмента корпорации, то что это говорит об управлении страны, она тоже превращается в подобие корпорации?

— Страна уже превратилась в подобие корпорации. Я думаю, что у нас, в общем-то, такой госкапитализм, корпоративистский подход, собственно, попытка создать эту новую меритократию. Точнее, по сути дела, конкуренция двух подходов: один – это меритократия, отбор лучших среди той бюрократической среды, которая существует, и другой формат – это наследственная аристократия. Собственно, если посмотреть, где у нас сейчас находятся дети членов и кандидатов в члены Политбюро путинского, в общем-то, большая часть из них неплохо пристроена.

Я думаю, что сам факт проведения подобного рода тренингов на самом деле, вне зависимости от программы, я не в курсе, что там за программа, в общем-то, является позитивной историей, потому что само по себе нахождение следующего поколения руководителей в одном месте, их коммуникация неформальная друг с другом, она облегчает их дальнейшую совместную работу. И вообще я думаю, что эта вся история, она не про регионы, не про губернаторов, а про транзит власти в 2021-2024 годах. И, соответственно, тех людей, которые могут войти в состав этого будущего правящего класса, то есть сейчас они второй-третий эшелон, и тех людей, которые претендуют на то, чтобы войти в первый эшелон, собственно, их сейчас тестируют, в том числе, и в регионах.

То есть понятно, что губернаторы – это не первый эшелон управления страной. А где первый начинается?

— Особенно сейчас. Первый – это Политбюро 2.0, собственно, те десять человек, которые являются топовыми десижн-мейкерами, топовыми персонами в стране, ну и плюс Путин. Если даже взять большую часть наших олигархов, они так закредитованы, что, по сути-то дела, не они являются собственниками этих предприятий, за редкими исключениями. А банки, причем банки, как правило, опять же, с государственным капиталом.

То есть вы это называете меритократией, я правильно понимаю?

— Нет, меритократия – это отбор наиболее достойных, это западная концепция. А у нас, собственно, по сути дела, госкапитализм, я считаю, и умеренно авторитарный режим, который пытается обеспечить модернизацию, переход на следующий технологический уклад с использованием этих вот своих мобилизационных механизмов, которыми обладает, в первую очередь, государство.

Сейчас выигрывает логика больших инфраструктурных проектов, которые подчиняют себе, собственно, уже региональную политику, то есть региональная политика становится вторичной.

Соответственно, ключевыми регионами сегодня являются те регионы, которые важны для этих инфраструктурных проектов или являются источниками ресурсов. Ну и, собственно, если мы посмотрим, то, за редкими исключениями типа Ивановской области, происходят замены или в регионах очень важных с инфраструктурной точки зрения, если брать последние два года, это, скажем, Калининград, Севастополь, Приморский край, или в регионах, которые интересны с точки зрения ресурсной.

Ваше мнение

Смотреть комментарии

XS
SM
MD
LG