Ссылки для входа

Срочные новости

Русскоязычные. Достигли ли они согласия с Таджикистаном?


Зафар Абдуллоев

27 июня в Таджикистане День единства и согласия, такой день, когда принято рассуждать о причинах гражданского конфликта или о том, как шел миротворческий процесс. Страшная война унесла много жизней. Но были также серьезные потери, которые республика понесла в интеллектуальном и имиджевом плане из-за масштабной эмиграции некоренного населения.

Конфликт 1992-1997 года является гражданским, потому что в целом основные жертвы были среди этнических таджиков и частично узбеков, а остальные - русскоязычное население оставались в стороне, как «третья сторона». Однако, несмотря на этот нейтральный статус, они поспешили покинуть страну, сделав это в три коротких этапа: в период 1989-1991 годов, в 1992-1993 и до конца 90-х годов.

Причины покинуть обжитые места у каждого из них были свои. Впоследствии об этом не раз писали в социальных сетях и в форумах онлайн-газет. Одни жаловались на то, что им угрожали фундаментальные националисты, местами на бытовом уровне проявлялась ксенофобия. Другие из-за войны остались без работы и оказались в эпицентре голода. Третьи, видя весь беспредел, творящийся в стране, понимали, что для их детей тут уже нет нормального будущего, и на исторической родине условия лучше.

Можно ли сказать, что многие из этих сотен тысяч людей, говоривших на русском языке и представлявших самые разные национальности, покинули таджикскую землю со злостью и разочарованием? Вероятнее всего, да.

Но время стирает былые обиды. Вчерашние дети таджикского суверенитета - сегодня взрослые люди: успешные менеджеры, предприниматели, доктора, инженера, учителя… Многие, как мы замечаем сейчас, готовы навестить Таджикистан, показать детям места своего детства или юности. Прибывают и уезжают с очень хорошими впечатлениями. В том числе потому, что их бывшие соседи и знакомые – вчерашние «обидчики» сегодня встречают их хлебом-солью, бесплатным жильем и с распростертыми объятиями.

Репортажи блогеров из России и иных республик постсоветского пространства, посетивших Таджикистан, пестрят удивлением той стабильностью и безопасностью, которая царит в стране. Многие отмечают добродушие и гостеприимность народа, и открыто говорят, что это одно из тех достояний республики, которое они помнят и которое впитали в себя с тех времен. На исторической родине это уже нашли не многие.

«Я очень скучаю по Таджикистану, по нашим таджикам. Столько лет прошло, а я так и не смог нормально приспособиться здесь на новой родине. Местные грубоватые и недоброжелательные, не то, что было тогда. Жаль все разъехались, я бы очень хотел вернуться в тот наш родной город». Это слова, которые еще несколько лет назад писал в личной переписке в сети ОК.ru мой бывший одноклассник Павел, ныне проживающий в Уссурийске.

Марина Викентьева пишет в одном из форумов, на вопрос обижены ли русскоязычные на таджиков и что думают сейчас о том своем вынужденном отъезде из страны: «Муж служил в Нуреке, мы жили там до 1992 года. Было очень здорово. Какие обиды на таджиков? Никаких обид, мы все дружили, ходили в гости друг к другу. Там родились наши три сына. Дети все вместе гуляли. Никто никого не дразнил, не обзывал. Прекрасные годы жизни и тёплые воспоминания. Очень бы хотелось съездить. Да и вообще там все жители очень добрые, всегда протянут руку помощи!».

Дочь интернационального брака Ханифа Давлатова, одна из участниц знаменитого танцевального ансамбля «Лола», сегодня живет в Крыму. Она по-прежнему не отошла от ужасов той войны, но тепло отзывается о людях.

«Я жила в Душанбе до 1991 года, потом уехала, стало невыносимо жить. Начались страшные беспорядки, стало страшно за детей, за родных людей. На народ особой обиды нет, но вот к правительству есть претензии. Даже сейчас, народ в отдаленной местности живет очень бедно, все подались в миграцию, а в это время строится самый высокий флагшток в мире или крупные дворцы… Передайте привет всему народу, желаю им всем счастья и удачи!», - сказала она в интервью Озоди.

Есть люди с незакрытыми обидами. Они считают, что из республики их попросту выдавили, а русскоязычное население страны находится сейчас на второстепенных ролях.

«Обиды? Да, есть и будут, такое не забывается. Мы никому не мешали, жили нормально. Потом под угрозой автоматов бежали из Таджикистана, пришлось оставить все там. Машину отдали взамен старенького контейнера, в который забросили, все что могли увезти. Долго не могли «встать на ноги». Через 15 лет вернулись в Таджикистан, продать родительскую квартиру, а в нее заселился сосед – бывший милиционер. С документами что-то намутил, присвоил ее, надо судиться, а откуда столько времени, да еще всей семьей угрожали. Пришлось оставить им, заплатили нам треть от рыночной цены. И нет давно тех людей, с кем мы тогда дружили…», - написала Альбина из Татарстана.

Сейчас, по прошествии почти 30 лет с того «большого исхода», стоит отметить, что русскоязычное население покинуло не только Таджикистан. Статистика независимых государств показывает, что почти из всех республик был массовый выезд, даже из таких стабильных стран как Узбекистан, Казахстан, Украина. Просто из горячих точек это произошло в более сжатые сроки и потому заметнее. Из спокойных мест процесс растянулся на десятилетия и продолжается по сей день.

Согласно переписи населения 2010 года в Таджикистане, численность этнических русских людей сократилась с 388 тысяч человек в довоенный период до примерно 35 тыс. чел., то есть более, чем в 10 раз. За четыре года начала 90-х вдвое сократилось число русских в Азербайджане. Кыргызстан до 2000 года покинуло около 500 тыс. русскоязычных людей, а Казахстан – около 3 млн., причем пик той иммиграции (или репатриации) русских и представителей иных национальностей (украинцев, белорусов, татар, евреев и др.) пришелся уже на конец 90-х. Отток русскоязычных там продолжается и по сей день, просто масштабы резко упали и теперь это не по 80-100 тыс. человек в год, как ранее, а 8-10 тыс.человек.

Таким образом убыль русскоязычного населения в 1990-2000-е годы был процессом повсеместным для постсоветского пространства. Россия приняла около 10 млн. иммигрантов, представлявших народы России. Таджикистан все же, вопреки расхожему мнению в РФ, не практиковал политику искусственного выдавливания «русского мира» и это объективное следствие развивавшихся событий. Более того, мы многое что в связи с этим потеряли.

Русские и другие национальности принесли в республику свои положительные изменения. Повысились нормы санитарии и медицины. Был внесен большой вклад в архитектуру и инженерную мысль.

В свою очередь целые поколения русскоязычного населения за годы жизни в республике имели возможность обогатить свою ментальность теми хорошими качествами, какими обладает таджикская нация, обогатить свою кухню и проникнуться философией Востока. Все национальности – титульная и остальные за те десятилетия получили возможность взаимообогащения культур.

Таджикистан в одночасье потерял десятки тысяч квалифицированных управленцев и специалистов, преподавателей, получив при этом надолго негласный статус «недоброжелательного государства». Сегодня нация находится на новом этапе развития, хотя по ряду позиций начала «с нуля». Развиваются национальные кадры, хотя местами все еще ощущается нехватка профессионалов.

Многие таджики в частных дискуссиях называют всех известных выходцев из Таджикистана своими, «таджиками», будь это владелец аэропорта «Домодедово» Валерий Коган, или футболист сборной России Далер Кузяев, или проживающая в далеких США Малика Калантарова…

27 июня это и их дата. Дата всех тех, с кем Таджикистан хотел бы найти единства и согласия.

Ваше мнение

Смотреть комментарии

XS
SM
MD
LG