Ссылки для входа

Срочные новости

10YearsChallenge. Какие изменения произошли в Таджикистане за последние 10 лет


В социальных сетях набирает оборот флешмоб под названием «10YearsChallenge». Пользователи со всего мира выставляют свои новые и десятилетней давности фотографии, чтобы провести сравнение. В свете этого Радио Озоди решило выяснить что изменилось в Таджикистане за последние 10 лет в политической, экономической и социальной сферах.

Политика

Изменения в политической сфере Таджикистана за прошедшие десять лет признают все эксперты, опрошенные Радио Озоди, вне зависимости от их оценок результата проведенной властями политики.

Профессор кафедры Международных отношений Российско-таджикского славянского университета Гузель Майтдинова, в своем письменном ответе Радио Озоди, разделила основные тренды политической сферы Таджикистана, произошедшие в стране с 2009 года на страновые, региональные и глобальные. В первую группу эксперт относит «реализацию Таджикистаном коммуникационной стратегии государства» и отмечает, что тем самым страна вышла из коммуникационного тупика, достигнув задачи, которая была поставлена еще в 2000-х годах. Кроме того, «сдачу в эксплуатацию первого агрегата Рогунской ГЭС, объявление индустриализации Таджикистана в качестве четвертой стратегической цели, принятие новой внешнеполитической концепции Таджикистана и Национальной стратегии развития до 2030 года», эксперт считает важными страновыми трендами последних десяти лет.

К региональным трендам Майтдинова относит «укрепление политических отношений с Узбекистаном, решение застарелых политических и экономических проблем с этой соседней страной, а также усиление тесного сотрудничества Таджикистана с государствами региона в рамках Астанинского форума глав государств Центральной Азии.

Эмомали Рахмон и Шавкат Мирзиёев
Эмомали Рахмон и Шавкат Мирзиёев

В качестве трендов, имеющих глобальный характер эксперт отмечает «водные инициативы Таджикистана об объявлении 2018-2028 гг. международным десятилетием «Вода для устойчивого развития, принятие резолюцией ООН и принятие Генассамблеей ООН резолюции «Укрепления регионального и международного сотрудничества по обеспечению мира, стабильности и устойчивого развития в центральноазиатском регионе».

Эту же позицию разделяет и другой таджикский эксперт Шерали Ризоён, который помимо перечисленных тенденций отмечает, что в стране за прошедшие годы наблюдается высокая степень безопасности, повышения политической культуры и национальной идентичности граждан. «Государственные институты показали свою эффективность перед угрозами современного мира и сегодня наша страна, с точки зрения безопасности находится наравне с развитыми государствами, а граждане, как в 2000-х годах больше не беспокоятся о своей безопасности и испытывают высокую степень доверия к ответственным за эту сферу органам», - уверен Ризоён.

Однако, по словам российского эксперта по региону из МГИМО Алексея Дундича, политическая ситуация в Таджикистане претерпела изменения, которые сделали существующую систему менее устойчивой чем десять лет назад. «Поскольку часть оппозиции перешла в разряд нелегальной и, тем не менее, ее до сих пор поддерживают определенные круги. Соответственно, то давление, которое внутренняя среда оказывает на систему - возрастает. Та система, которая учитывала существование оппозиции, в частности Партии исламского возрождения Таджикистана, она давала выход этому давлению. На сегодняшний день нагрузка растет, и в то же время, поддержка системы оказывается недостаточно адекватной», - рассказывает Дундич. Эксперт отмечает, что поддержка для существующей в Таджикистане системы можно было бы обеспечить за счет экономического роста, но ощутимого роста в стране не происходит.

Оппозиционные партии с 2015 года более не присутствуют в парламенте, а одна из двух парламентских партий - ПИВТ оказалась под запретом и объявлена террористической.

В качестве основных факторов, влияющих на безопасность страны Дундич отмечает нестабильность Афганистана, наркотрафик и угрозу со стороны террористической группировки «Исламское государство».

Нужно отметить, что за прошедшие 10 лет существенно поменялся состав основных игроков на политической сцене страны в пользу укрепления действующей власти. Если в 2009 году в парламенте Таджикистана присутствовала легальная оппозиция в лице Коммунистической партии и Партии исламского возрождения (запрещенная в Таджикистане), а назначение Озоды Рахмон на должность заместителя главы МИД вызывало открытую критику в СМИ, то за 10 лет ситуация коренным образом изменилась. Оппозиционные партии с 2015 года более не присутствуют в парламенте, а одна из двух парламентских партий - ПИВТ оказалась под запретом и объявлена террористической. Президент Эмомали Рахмон получил статус «Лидера нации» и имеет право пожизненно баллотироваться в президенты. Кроме того, на политической сцене в качестве наиболее влиятельных фигур появились дети президента, мэр Душанбе Рустам Эмомали и глава администрации президента Озода Рахмон.

Экономика

Таджикский эксперт Шерали Ризоён видит важные экономические изменения десятилетия в реализации Национальной стратегии развития до 2015 года, которая, по его словам, значительно снизило уровень бедности в стране и отмечает, что принятие новой национальной стратегии до 2030 года будет способствовать еще боьшему развитию. “Серьезное внимание уделяется использованию человеческого потенциала и полезных ископаемых в целях производства, которое является важным для развития индстриализации”, - отмечает эксперт.

Согласно официальной статистике государства, уровень бедности в Таджикистане в 2009 году составлял 46,7%, причем 13,8 % из этого количества жили за чертой бедности. Согласно данным 2018 года, этот показатель составляет 29,7%. Тем не менее, по рейтингу межгосударственного статистического комитета СНГ, Таджикистан имеет наиболее низкий показатель.

Российский экономист Инна Андронова, занимающаяся, в том числе, изучением экономической сферы Таджикистана, отмечает, что для выявления какого-либо результата экономической реформы и оценки деятельности экономического блока страны, нужно, прежде всего, выяснить - насколько она реально улучшили жизнь граждан. «Понятно, что во всех странах определенные показатели со временем поднимаются просто в силу того, что меняется стоимость денег. Таджикистан находится на 147 месте по ВВП, основой экономики до сих пор остаются денежные переводы мигрантов. Есть определенная перспектива экспорта электроэнергии, но в целом структурных реформ в экономике как не было, так и нет», - говорит эксперт.

Если обратиться к цифрам и статистике, то можно заметить, существенные изменения, произошедшие за 10 последних лет.

Объем государственного бюджета в 2009 году по данным министерства финансов Таджикистана составлял 5 млрд 316,8 млн сомони (около 1,2 млрд долларов). В 2019 году объем бюджета вырос до 23 млр 774 млн сомони (2,3 млрд долларов).

Объем ВВП Таджикистана в 2009 году составлял 20 млрд 623 сомони (4,8 млрд долларов), а к 2018 году увеличился до 68,8 млрд сомони (7,3 млрд долларов).

Вместе с тем, в разы вырос и государственный долг Таджикистана. Если в 2009 году госдолг составлял 1 млрд 691,3 млн долларов, то к 2018 году его объем составил 2 млрд 873 млн долларов. В частности, долг перед Китаем в 2009 году составлял 630 млн долларов, а концу 2018 года уже составил 1,2 млрд долларов.

Кроме того, если в 2009 году 1 доллар стоил 4,38 сомони, то к 2019 году его цена составила 9,44 сомони.

По поводу темпов роста и официальной статистики Таджикистана Андронова отмечает, что обычно, чем беднее страна, тем выше у нее показатели темпа роста, поскольку введение в эксплуатацию любого малозначимого объекта влияет на статистику. «60 % всех поступивших инвестиций в 2018 году приходятся на долю Китая, китайцы дают деньги на те или иные проекты, а эти проекты, в свою очередь, дают определенный рост статистики», - уверена Андронова.

Социальная сфера

Социальная сфера, по словам экспертов, не менее была подвержена изменениям.

Таджикский журналист Абдуазим Абдувахоб видит основные изменения в социальной сфере в ведении большого числа запретов и вмешательства в частную жизнь граждан со стороны государственных органов. «В течение этих десяти лет больше всего были слышны новости о введении очередного запрета. Они практически касались всех направлений социальной сферы. Причем польза от этих запретов больше отражалась в статистике соответствующих структур, а не на жизни простых граждан», - говорит Абдуваххоб. Журналист отмечает, что принудительные запреты и нововведения до сих пор не воспринимаются обществом добровольно, будь то закон «об упорядочении традиций» или запрет на ношение бороды и хиджаба.

Рустам Азизи, заместитель директора Центра исламоведения при президенте Таджикистана, говорит, что не располагает социологическими данными, чтобы описать всю картину происходящего в социальной сфере республики. Вместе с тем, он отмечает, что как наблюдатель может отметить два ярких тренда.

Первый, на его взгляд, появление национального центра тестирования, который реально улучшил процесс поступления в таджикские вузы. «Я по своим студентам замечаю таких людей, которые поступают на бюджетные места в престижные факультеты, которые бы десять лет назад не смогли бы попасть на эти места. Это очень заметное изменение и позитивный тренд, - говорит эксперт. Второй тренд – попытки государства упорядочить традиции и обряды. Вроде государство хочет вмешаться и привести в порядок эту сферу, но получает двоякий результат. Появляется коррупционная составляющая, многие обряды, составляющие нашу культуру делегитимизируются и теряются. Но вместе с тем, происходит унификация общих традиций и обрядов, которая при строительстве новой идентичности является позитивным фактором».

В качестве постоянного фактора социальной сферы Азизи также отмечает миграцию и добавившаяся к ней за последние годы радикализацию.

Согласно закону «Об упорядочении традиций, торжеств и обрядов» от 2007 года и введенным поправкам к этому закону в 2017 году, в Таджикистане стали регламентироваться расходы населения в дни празднования мусульманских праздников, свадьбы и траура, а также время провождения этих мероприятий.

С 2016 года на законодательном уровне в республике закрепилась норма, регламентирующая имена и фамилии, а также создан единый реестр таджикских имен, которым должны пользоваться граждане.

Запреты за прошедший период также были против ввоза книг в страну без специального разрешения, ношения "чужой" одежды, проведения последних звонков и.т.д

Таким образом, эксперты отмечают существенные изменения во всех трех сферах в Таджикистане за последние 10 лет.

Во внутренней политике еще больше укрепилась власть президента. Во внешней политике страна стала теснее сотрудничать с соседями по региону. В экономической сфере, успехи менее значительны, несмотря на высокие темпы роста, отраженные в статистике, Таджикистан сохранил за собой статус наибеднейшей страны в регионе. В социальной сфере, жизнь граждан стала более ограниченной, а вмешательство государственных структур в частную жизнь участилось.

Ваше мнение

Смотреть комментарии

XS
SM
MD
LG