Ссылки для входа

Срочные новости

Президент при Лидере нации. Привлекателен ли казахский транзит власти таджикской верхушке?


Эмомали Рахмон и его старший сын Рустам

Власть, доставшаяся от авторитарного правителя при его жизни, ослабляет позиции преемника и делает его «недопрезидентом», уверены эксперты, оценившие роль Касым - Жомарта Токаева после избрания на должность главы Казахстана.

Тем не менее, подобный прецедент с большой долей вероятности может оказаться привлекательным и для Таджикистана, предрекают они.

Инаугурация на фоне недовольств

«В одном казане две бараньи головы не сваришь» - так гласит кыргызская и казахская пословица, которая отражает нарицательное отношение народа к двоевластию. Однако современная политическая практика Казахстана показала свою не предрасположенность к подобным рассуждениям. Касым-Жомарт Токаев, избранный 9 июня президентом Республики Казахстан, по факту стал вторым человеком во властной иерархии после Лидера нации Нурсултана Назарбаева. Процесс выборов, а затем и инаугурация президента проходили на фоне массовых протестов в стране.

По данным генеральной прокуратуры Казахстана, 9 и 10 июня штрафам и административным арестам подверглись 957 граждан, задержанных в Алматы и Нур-Султане. Среди участников несанкционированных митингов были как бойкотировавшие президентские выборы, так и несогласные с их официальными результатами.

Нурсултан Назарбаев и Касым-Жомарт Токаев
Нурсултан Назарбаев и Касым-Жомарт Токаев

Недовольства вновь избранным президентом заметны, особенно в социальных сетях. Как отметила казахская служба Радио Озоди - Радио Азаттык, интервью Токаева Евроньюз и другие видео, загруженные в Ютюб собрали в три раза больше дизлайков, чем лайков, а под роликами, позже появившимися на официальном канале Аккорды, были отключены функции реагирования и комментирования.

Под тенью «первого»

Пользователи казахского сегмента социальных сетей и другие региональные СМИ обратили внимание также на фото и видео с полях саммита СВМДА, который прошел 15 июня в Душанбе. Многие подчеркнули отчужденность нового президента Казахстана среди его коллег по региону. И если одни это связывали с процессом адаптации, то другие указывали, на то, что главы иностранных государств по-прежнему признают фактическим руководителем Казахстана Нурсултана Назарбаева. Эти реакции в совокупности создают у наблюдателя впечатление о слабости господина Токаева и ставят под вопрос успешность состоявшегося прецедента, в первую очередь, для его инициаторов.

Кстати, по программе Назарбаев должен был открыть душанбинский саммит в качестве автора идеи. Некторые СМИ даже так и сообщили, но потом удалили новость, когда стало известно, что Назарбаев не приехал в Таджикистан.

«До тех пор, пока Назарбаев будет жив, он не будет отдавать полностью бразды правления. У авторитарных лидеров есть привычка - только какая-то тяжелая болезнь их принудит к тому, чтобы они отказывались от своих полномочий. Пока основным лидером будет Назарбаев, который будет диктовать свое видение. Но, безусловно, многое зависит от амбиций самого Токаева», - говорит таджикский журналист и обозреватель Марат Мамадшоев. По его словам, многое в таких ситуациях решает взаимоотношение между двумя лидерами и их окружение, которое возможно будет их подталкивать к конфликту из-за предела ресурсов и влияния.

Марат Мамадшоев
Марат Мамадшоев

Однако, по словам эксперта и политического деятеля из Казахстана Петра Своика, вновь избранный президент Токаев справится со своими обязанностями и это является лишь вопросом времени. Вместе с тем, Своик указывает на целый ряд рисков, с которыми новому президенту придется столкнуться. «Он сразу в обмен на назначение вынужден был переименовать столицу в честь Назарбаева, провел выборы явно не триумфальные для себя и это было предопределено. Кроме того, в Казахстане накопилось много проблем с экономикой и социальной сферой, которые ему придется решать, не имея при себе Назарбаевского полновластия», - говорит эксперт.

Петр Своик
Петр Своик

Успехом для Токаева, как отмечает Своик, станет то, что в Казахстане в настоящее время не существует контрэлита, которая бы помешала ему действовать и закрепиться.

Один прецедент – разные сценарии

В странах постсоветского пространства за прошедшие годы, помимо Казахстана, наблюдались разные сценарии по передачи власти преемнику. Сценарий, реализованный в Азербайджане Гейдаром Алиевым в результате которого в 2003 году президентом страны стал его сын Ильхам Алиев. Схема, применимая Владимиром Путиным в 2008 году, которая привела до 2012 года к власти в России Дмитрия Медведева. И, пожалуй, наименее успешный пример в Кыргызстане, где экс-президент Алмазбек Атамбаев считал своим преемником нынешнего главу государства Сооронбая Жээнбекова и вопреки законодательству открыто оказывал ему поддержку на президентских выборах 2017 года. Однако позже, по признанию самого Жээнбекова, из-за попыток сделать его «ведомым президентом», политический тандем распался.

Во всех указанных случаях, за исключением Азербайджана, преемники президентов подвергались немалой критике из-за политической несамостоятельности. Как отмечает эксперт по политическим вопросам из Таджикистана Абдумалика Кодирова, в такой ситуации многое зависит от личности преемника.

Абдумалик Кодиров
Абдумалик Кодиров

«Например, в Кыргызстане, если бы Атамбаев после победы Жээнбекова на выборах ,не стал сразу вмешиваться в процесс принятия решений, то возможно он бы смог реализовать задуманное, но у него не получилось, и пример Жээнбекова показал, что преемник может показать независимость и стать самостоятельным политиком», - говорит эксперт.

Однако, в пост-каримовском Узбекистане Шавкат Мирзияев, несмотря на то, что вышел из той же обоймы власти, громко заявил о своей самостоятельности, проводя сериюреформ, хотя некоторые критики говорят о непоследованности этих изменений и легкости обратного хода.

А будет ли просто завоевание титула Реформатора, а вместе с ним хоть какую-то любовь населения тем лидерам, которые будут находиться не только под тенью, но и под реальным контролем "предыдущего" президента? А что если он не просто "лидер нации", но еще и отец, духовный или биологический?

«Душанбе наблюдает за Нур-Султаном»

Подготовка к транзиту власти в Казахстане началась за несколько лет вперед. В 2017 году, согласно введенным изменениям в Конституцию Казахстана, полномочия президента были существенно ослаблены в пользу парламента и правительства. Часть их по контролю социально-политических процессов было передано правительству, министерствам и акимиатам, а роль парламента, в частности, в формировании правительства увеличилась.

Кроме этого, статус консультативного до того момента Совета безопасности в июле 2018 года был изменен на конституционный. Его полномочия были существенно расширены. Назарбаев получил право пожизненно занимать пост главы Совбеза. Уже тогда многие эксперты расценивали эти изменения как стратегию Назарбаева по сохранению власти и после ухода с президентского поста.

«Это было сделано для того, что Назарбаев хочет обеспечить безопасность для себя и близких: до тех пор, пока он жив, никто не имеет право преследовать его или членов его семьи», - уверен Кодиров. В следующем году мы возможно станем свидетелями повторения такого же сценария в Таджикистане, где власть будет передаваться от отца к сыну».

По его словам, главное отличие от казахского транзита будет то, что Эмомали Рахмон попытается контролировать шаги молодого президента, но не по соображениям безопасности, а ради недопущения им существенных ошибок.

Политический режим в Таджикистане во многом остается схожим с режимом в Казахстане. В стране с 2016 года действует закон “О Лидере нации” аналогичный казахстанскому, который предоставляет пожизненный иммунитет и право баллотироваться на должность президента нынешнему главе государства Эмомали Рахмону. Согласно внесенным изменениям в Конституцию в 2015 году, возрастной ценз для кандидатов в президенты был занижен до 30 лет и позволяет действующему мэру Душанбе и сыну президента Рустаму Эмомали участвовать в предвыборной гонке. Кроме того, дочь президента Озода Рахмон возглавляет аппарат президента и является членом сената парламента. По словам некоторых экспертов Озода Рахмон также может иметь амбиции на президентскую должность. “Рустами Эмомали кандидат в главные фавориты, но среди претендентов могут быть и другие лица из ближайшего окружения президента”, - полагает Мамадшоев. Он также не исключает, что на грядущих президентских выборах Эмомали Рахмон в очередной раз может стать главным кандидатом.

Стоит отметить, что Казахстан и Таджикистан по мнению западных экспертов и аналитических кругов считаются авторитарными государствами, систематически нарушающие права человека. Ни одни президентские выборы в этих странах еще не признавались со стороны западных структур прозрачными и соответствующими международным стандартам.

Смотреть комментарии (14)

Форум закрыт, но Вы можете продолжить обсуждение на Facebook-странице Радио Свобода
 
XS
SM
MD
LG