Ссылки для входа

Срочные новости

Этот сильный слабый пол… Есть ли у женщин Центральной Азии шанс управлять своими странами?


Озода Рахмон с отцом Эмомали Рахмоном

В странах Центральной Азии активизация представительниц прекрасного пола и их шансы на занятие руководящих должностей возможен и является лишь вопросом времени, но вместе с тем, этому все еще препятствует доминирующее патриархальное мышление, считают эксперты.

Европа впереди планеты всей

В середине июля стало известно, что впервые должность высшего органа исполнительной власти в Евросоюзе займет женщина, Урсула фон дер Ляйен, которая ранее занимала кресло министра обороны Германии.

За назначение фон дер Ляйен проголосовали 383 депутата, против – 327. Кандидатура чиновника стала результатом долгих переговоров на саммите Евросоюза в Брюсселе и дебатов в Европарламенте.

Несмотря на то, что это первая практика, когда женщина занимает столь высокую должность внутри интитутов ЕС, тем не менее, участие женщин на руководящих позициях в странах Европы не редкое явление. В частности, если учесть кадровые назначения последних лет. Так, накануне на должность Генерального штаба Вооруженных сил Словении была назначена женщина - генерал-майор Аленка Эрменец, президентом Литовской Республики с 2014 года является женщина Даля Грибаускайте, главой государства Хорватии с 2015 года является Колинда Грабар Китарович и таких примеров не счесть.

Более того, одним из влиятельнейших политиков ЕС считается канцлер Германии Ангела Меркель, которая занимает эту должность с ноября 2005 года.

«Центральная Азия не будет отставать»

В странах Центральной Азии, по крайней мере на бытовом уровне, вопрос активного участия женщин в политике воспринимается с определенной долей скепсиса, даже несмотря на случившийся прецедент в Кыргызстане, где должность главы государства больше года занимала женщина – Роза Отунбаева. После окончания ее срока, женщины практически во всех государствах занимали второстепенные позиции.

Однако, по словам российского этнолога и антрополога Сергея Абашина, специализирующегося на изучения истории стран Центральной Азии, пессимистический взгляд на роль женщин в политике региона является не оправданным. «Я не согласен с мнением о том, что общества в странах Центральной Азии отторгают такую возможность. В азиатской культуре или в странах, которые находятся за пределами Запада, женщина всегда имела определенную роль, даже если не имели формальной должности. Иногда эта роль выполнялась в тени, и за спиной мужчины женщина могла всем рулить. Нынешние режимы могут конвертировать эту функцию в какую-то политическую должность», - отметил Абашин.

Сергей Абашин
Сергей Абашин

Эксперт подчеркивает, что на бытовом уровне, особенно в сельских местностях патриархат поддерживается, но в столицах стран региона эти взгляды довольно сильно разрушены и городская культура, которая доминирует над сельской, уже готова к тому, чтобы выдвигать женщину на высокие посты.

«У руля» ради статистики?

Практически во всех странах региона на довольно высоких должностях можно найти представительниц слабого пола. В одних случаях это могут быть родственники глав государств, а в других активными сторонниками правящей партии.

Среди наиболее известных можно выделить старшую дочь первого президента Казахстана Нурсултана Назарбаева Даригу Назарбаеву, которая с этого года занимает кресло председателя сената парламента Казахстана, Озоду Рахмон, руководителя аппарата президента Таджикистана и по совместительству дочь главы государства, председателя сената Узбекистана Танзилу Нарбаеву, которая заняла это место с июня этого года, а также Акджа Нурбердиеву, которая была спикером туркменского парламента до 2018 года.

Дарига Назарбаева
Дарига Назарбаева

В целом согласно статистике, доля женщин в парламентах Казахстана составляет 22%, Кыргызстана 23%, Узбекистана 19,2%, Туркменистана 25,8% и Таджикистана 17,5 %.

По словам эксперта по гендерным вопросам из Кыргызстана Ольги Джанаевой, во многом женщины привлекаются в партии для заполнения статистики, и партии не предпринимают усилия для того, чтобы обучать их и готовить из них лидеров. «Наши гендерные стереотипы все еще сильны, и как показали исследования, во многом еще доминирует восприятие женщин в качестве недоученных, работа которых должна ограничиваться домом и огородом. С ростом религиозности возможно выгодно закреплять такое мнение и понижать самооценку женщинам», - говорит Жанаева.

«Ислам не поощряет»

Патриархальные взгляды на место женщины во основном связывают с исламскими традициями, которые доминируют в регионе. Эксперт и религиовед из Таджикистана Рустам Азизи на вопрос Радио Озоди о том, насколько Ислам допускает участие женщины в управлении государством ответил, что религия в принципе является патриархальной и в соответствии с Кораном и хадисом женщина лишена такой возможности. В качестве подтверждения своих слов Азизи приводит хадис Аль-Бухари где говорится, что «никогда не преуспеет народ, которым правит женщина». «Причём в хадисе на арабском языке есть усилительная частица "лан" (воистину никогда), что указывает на неизменность положения по методике шариата», - поясняет эксперт.

Тем не менее, говоря об участии женщин на руководящей политической должности, нельзя не упомянуть прецедент Пакистана, где представительница аристократического клана Беназир Бхутто дважды становилась премьер-министром страны и несмотря на промахи в своей карьере, сумела завоевать доверие огромного количество граждан.

Кроме Бхуттто в мусульманских сообщества таких же высот достигали Шейх Хасина Вазед, экс-премьер министр Бангладеша, Мегавати Сукарнопутри, пятый президент Индонезии, Тансу Чиллер, экс-премьер-министр Турции и Халеда Зиа, экс-премьер министр Бангладеша.

«Ислам в своей консервативной версии является частью патриархального взгляда, который отводит женщине вторую роль, но идеологически и интеллектуально он может быть весьма разнообразен», - говорит профессор Абашин.

Доверие к женщинам, отмечает исследователь, может сложится не до того, как она займет определенный пост, а после. "В результате определенных событий, как например в Кыргызстане, женщина может оказаться на месте главы государства и ее вполне могут полюбить».

Ситуация в Таджикистане

Согласно мировому индексу гендерного неравенства за 2017 год, уровень равноправия между мужчиной и женщиной в Центральной Азии составил 71%. Однако наихудший результат среди всех стран бывшего союза был зафиксирован именно у Таджикистана. Индекс был выстроен на основе таких параметров как экономическое равенство, доступ к образованию, состояние здоровья, перспективы выживания, а также политическое влияние.

Среди 19 членов таджикского правительства женщина возглавляет только одно министерство. Тагойзода Сумангул Саид является министром труда, миграции и занятости населения.

Эксперт в области гендерных вопросов из Академии наук Таджикистана Зулайхо Усманова в одном из недавних интервью Радио Озоди отметила, что видит главную проблему гендерных диспропорциях Таджикистана в слабой степени образованности молодых женщин, в стереотипном отношении к ним со стороны мужчин, которые не позволяют своим дочерям получать необходимое образование, а также в отсутствии политической воли для назначения женщин на руководящие должности.

«Если девушка хочет добиться успехов в определенной сфере и прилагает усилия, скорее всего у нее это получится, но здесь есть понятие “стеклянного потолка”, выше которого им не прыгнуть. Именно совокупность различных социальных, экономических и культурных факторов образуют этот потолок”, говорит эксперт.

В 2013 году попытка единственной женщины-кандидата на пост президента Таджикистана Ойнихол Бобоназаровой зарегистрировать свою кандидатуру не увенчалась успехом. Выдвиженку от тогда еще легитимной оппозиционной партии Исламского возрождения не допустили к участию в выборах, обосновав это решение недостаточным количеством подписей сторонников для ее поддержки.

Кстати, в этот период, комментируя ее выдвижение известный таджикский богослов Ходж Акбар Тураджонзода отметил, что женщина не имеет право быть главой государство только при монархической системе управления государством. В случае же, когда существует разделение властей и правитель не является абсолютным, то кресло президента для женщины вполне допустимо.

В сегодняшнем Таджикистане некоторые эксперты и наблюдатели, говоря о влиянии женщин на политические решения, в первую очередь упоминают дочь президента Озоду Рахмон, которая по разным оценкам не исключена из списка лиц, претендующих на кресло будущего президента страны. Также не исключено, что при более открытой атмосфере выборов, могут появиться и другие кандидаты-женщины.

Вместе с тем, в современном Таджикистане еще не заметны женщины с активной гражданской и политической позицией, которые бы четко отстаивали свою точку зрения и доводили бы ее до масс, женщины с лидерскими амбициями, наподобие канцлера Германии Ангелы Меркель или экс-премьер-министра Великобритании Маргарет Тэтчер или экс-президента Кыргызстана Розы Отунбаевой, которая в сложный исторический период для своей страны, рискнула взять бразды правления в свои руки.

Смотреть комментарии (6)

Форум закрыт, но Вы можете продолжить обсуждение на Facebook-странице Радио Свобода
 
XS
SM
MD
LG