Ссылки для входа

Срочные новости

Что дала Таджикистану политика “открытых дверей” за годы независимости?


В преддверии празднований 28-й годовщины независимости Таджикистана, которая состоится 9 сентября, наряду с другими достижениями страны подчеркивается и важность курса политики “открытых дверей”.

Впрочем, по мнению некоторых экспертов, именно это и привело к ослаблению экономики и актуализации проблем культурно-религиозного характера.

Таджикистан в 2002 году официально объявил о курсе на “политику открытых дверей”. Некоторые наши собеседники подчеркивают, что возможность населения страны свободно выезжать за рубеж и заводить деловые отношения с иностранными партнерами является примером претворения этой политики в жизнь на самом бытовом уровне.

Рашид Гани Абдулло, независимый политолог из Таджикистана вспоминает, что в первые годы после обретения независимости, проблемы экономического характера для Таджикистан вышли на первый план. «После распада СССР, предприятия перестали работать, ввоз продовольствия прекратился. Благодаря политике «открытых дверей» народ получил возможность ездить за рубеж, привозить необходимую продукцию – товары и продовольствие в страну. Такая ситуация была характерна для многих постсоветских стран. И лишь после гражданской войны принцип «открытых дверей» обрел дипломатический смысл».

По мнению Рашида Гани Абдулло, Таджикистана встал на путь развития. Умед Давлатов, сотрудник Центра стратегических исследований при президенте Таджикистана уверен, что политика открытых дверей помогла Таджикистану занять свою нишу среди других членов мирового сообщества.

«Мы становимся свидетелями того, что отношения между Россией и США, США и Китаем переживают трудности. Каждая из этих стран защищает свои национальные интересы. Но именно благодаря политике открытых дверей, Таджикистан может сохранять отношения со всеми ними и привлекать инвестиции из этих стран».

Однако не смотря на эту политику, в разное время в период независимости Таджикистана, политико-деловые отношения страны с такими соседями и партнерами, как Узбекистан, Иран и Россия столкнулись с определенными трудностями. Взаимоотношение и сотрудничество с западными странами, такими как США, Германия, Франция и другими членами НАТО начались лишь после 2001 года с созданием антитеррористической коалиции в Афганистане.

Известный экономист Ходжимухаммад Умаров придерживается полярно противоположной точки зрения. Он уверен, что «политика открытости сыграла негативную роль для Таджикистана. Эта политика проводилась на постсоветском пространстве по совету американцев. Одним из требований является создание свободной торговой зоны, которая поддерживается и Всемирной торговой организацией. Однако нам нужно признаться, что благодаря этой политике в Таджикистане почти полностью встало производство. Россия выкупает хлопок у Эфиопии и Индии, хотя этот продукт производится в странах Средней Азии. Радует то, что президент США Дональд Трамп отказался от этой политики и сделал упор на поддержку отечественного производства».

Однако дипломаты в таджикском внешнеполитическом ведомстве, проводящие политику открытости, заявленной президентом Эмомали Рахмоном, уверены, что Таджикистан давно бы отказался от этой стратегии, если бы она не дала ожидаемых результатов. Высокопоставленный дипломат МИД Таджикистана, пожелавший оставаться неназванным, считает, что данная стратегия, в первую очередь, преследовала экономические цели. Вливание иностранных инвестиций в экономику страны, на его взгляд, стало главным положительным результатом. «Кроме того, эта политика подразумевает поддержку хороших отношений со всеми государствами мира, с условием, что не будет происходить вмешательства во внутренние дела страны. Именно поэтому некоторое время в отношениях с рядом стран наблюдалось некое охлаждение. Политика открытости позволила нашей молодежи учиться за рубежом, познавать мир, религию».

Вместе с тем, таджикский дипломат напомнил, что по решению таджикских властей в Душанбе, было принято вернуть на родину тех молодых людей, которые, как выяснили власти, проходили обучение в нелегальных, а значит сомнительных образовательных учреждениях религиозного характера.

Призыв вернуть молодежь из исламских государств, где они получали несанкционированное образование, начал реализовываться в 2010 году. С тех пор, по подсчетам властей, в Таджикистан из Египта, Саудовской Аравии, Ирана, Пакистана и других стран удалось вернуть не менее 3000 человек. Власти не скрывали, что многие молодые неподготовленные умы подпадают под влияние сомнительных, а порой и экстремистских идей религиозного толка.

Историк и журналист Нурали Давлатов называет это явление религиозной экспансией. По его словам, «подобного рода явления наблюдались и раньше в других странах мира, но таджикские власти, после приобретения независимости, никак не были готовы противостоять этому явлению». Сегодня в тюрьмах Таджикистана по обвинению в членстве в запрещенных религиозно-экстремистских организациях, таких, как «Хизб-ут-Тахрир», «Салафия», «Исламское государство» содержатся десятки таджикских граждан. Возвращение молодежи из нелегальных религиозных учебных заведений хоть и немного снизило накал проблемы, однако создало другую – сотни граждан примкнули к террористической организации «Исламское государство» на территории Сирии и Ирака.

Западный эксперт Эдвард Лемон уверен, что вся причина в отсутствии четкой религиозной политики. По его словам, Таджикистан в последние годы продемонстрировал, что политика открытых дверей никак не относится к религиозным вопросам.

В Таджикистане Ханафитский мазхаб суннитского толка объявлен частью национальной идентичности населения, где большинство являются мусульманами. Согласно последним изменениям в конституцию, в Таджикистане наложен запрет на деятельность политических партий религиозного характера. За год до этого, в 2015 году власти обвинили Партию Исламского возрождения Таджикистана, воевавшую в годы гражданской войны на стороне оппозиции, в попытке государственного переворота. Партия была объявлена вне закона. Руководство ПИВТ в корне отрицает эти обвинения. Многие члены некогда многочисленной партии были посажены в тюрьму, другие бежали за границу.

Таджикские власти приняли стратегию минимального влияния исламских государств на политику страны.

По мнению критиков, политика открытых дверей напрямую коснулась и других аспектов личной жизни населения – власти борются с религиозной одеждой мужчин и женщин, в вузах и госучреждениях запрещено носить бороду. Последнее время подобный контроль коснулся и откровенно открытой и вызывающей европейской одежды.

Аналитик Сайфулло Сафаров видит в политике открытости больше позитива. «Если говорить в общем, то Таджикистан, благодаря этой политике, был признан на мировой арене. Таджикистан вхож во многие влиятельные международные организации», считает он.

Сафаров также уверен, что политика открытости смогла привлечь в страну иностранные инвестиции.

Тем не менее, Таджикистан встречает 28-ю годовщину независимости с не совсем завидными экономическими показателями.

Так, по прогнозам МВФ, в ближайшие три года показатели ВВП возрастет лишь на 3 процента, хотя власти заявляют о 7-процентом росте.

Размер внешнего долга страны составил примерно 3 миллиарда долларов, основная часть которого приходится на Китай. Парламент Таджикистана в этом году принял решение, в соответствие с которым, объем внешнего долга может подняться до 60 % от ВВП. Зависимость от денежных переводов мигрантов остается главной и важной статьей доходов семей в Таджикистане.

Смотреть комментарии (1)

XS
SM
MD
LG