Ссылки для входа

Срочные новости

25 лет Конституции Таджикистана: возможности и противоречия Основного закона


6 ноября Таджикистан отметил 25-летие Конституции. Эксперты едины во мнении, что за столь короткий срок и в тяжелый исторический период Конституция заложила основы современного государства, но по-разному оценивают ее дальнейшее изменение.

Одни видят в этом историческую необходимость и веление времени, другие субъективное желание властной группы сохранить свои позиции.

На всенародном референдуме, в разгар гражданской войны, 6 ноября 1994 года была принята Конституция Таджикистана, определившая основы общественно-политической жизни и устои современного государства. Такой важный документ был сформирован и принят на фоне только начавшегося переговорного процесса, и в условиях, когда огромная часть населения страны находилось в вынужденной миграции. Авторами Конституции Таджикистана были известные юристы и правоведы, такие как Ашурбой Имомов, Зариф Ализода, Халифабобо Хомидов, Рахматилло Зойиров и Абдулмаджид Достиев.

Конституция определила Таджикистан как суверенное, светское, унитарное, демократическое и правовое государство, поставив во главу угла права и свободы человека и гражданина. Именно эти принципы в дальнейшем стали подчеркиваться официальными властями как достижения государства и собственно за нарушения этих же принципов власти систематически подвергаются критике международных институтов, замыкая списки различных международных рейтингов, связанные с правами и свободами человека.

Гарантии и расхождения

«Практически все страны современного мира имеют Конституцию в качестве основного закона государства, регулирующего статус государственных институтов, обеспечивающего права и свободу человека. Принцип конституционализма заключается в обеспечении этих прав во всех сферах. И если исходить из этого понятия, то нельзя сказать, что в Таджикистане существует конституционализм», - рассказывает доктор юридических наук, эксперт в области конституционализма Шокирджон Хакимов. Он отмечает, что основной документ предусматривает множество норм, вытекающих из основополагающих документов ООН и практики экономически развитых стран, но практика применения этих норм вызывает множество вопросов.

Конституция Таджикистана правозглашает страну в качестве социально-ориентированной (статья 1), политика которой направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека. Конституция также предусматривает идеологический и политический плюрализм (статья 8), гарантирует неприкосновенность личности (статья 18), жилища (статья 22), обеспечивает тайну переписки, телефонных переговоров (статья 23), запрещает цензуру и преследование за критику (статья 30), обеспечивает право на объединение и участие в политике (статья 28) и множество других прав.

Тем не менее, отчеты международных организаций ставят эти гарантии под сомнения. Например, в отчете Freedom house за 2018 год отмечается, что власти в 2017 году по-прежнему подвергали давлению гражданское общество.

В мае 2019 президент подписал поправки в закон «О борьбе с коррупцией», обязывающий общественные объединения сообщать в Государственное агентство по финансовому контролю и борьбе с коррупцией о рисках коррупции в своих организациях. Частые проверки со стороны Налогового комитета, противопожарной службы, антикоррупционного агентства и других государственных органов препятствуют деятельности организаций гражданского общества.

Власти в 2017 году продолжали использовать призрак исламского экстремизма для того, чтобы узаконить жесткий контроль над религиозными организациями. Государственный комитет по делам религий утверждал, что в 2017 году закрыл 1938 «незаконных» мечетей, преобразовав их под нужды проведения «светских» мероприятий. Одежда продолжает оставаться на переднем крае подобных усилий: были многочисленные сообщения о насильственном бритье, и о принуждении к снятию хиджаба. В августе президент подписал поправки в Закон о соблюдении национальных традиций и ритуалов, предписывающий гражданам ношение «национальной одежды» на свадьбах и похоронах. В июле Министерство культуры Таджикистана объявило, что планирует ввести дресс-код, соответствующий национальной одежде.

В своем стремлении контролировать доступ к информации, в апреле 2017 года минкульт приняло постановление о том, что не допускается ввозить в страну и вывозить из страны никакие книги без разрешения министерства…

Государственная служба связи продолжает блокировать независимые новостные сайты, хотя с некоторых сайтов социальных сетей в 2017 году была снята блокировка. В июле парламент Таджикистана утвердил новый закон, наделяющий правоохранительные органы правом на доступ к данным об онлайн-активности и текстовых сообщений граждан. В такой репрессивной атмосфере в стране широко практикуется самоцензура». Тем самым, в отчете подвергаются критике почти все указанные в Конституции гарантии прав человека и гражданина.

Таджикский политолог Парвиз Муллоджанов отмечает, что власти республики понимают критику международных организаций по отношению к себе, но в существующей модели их исправление не представляется возможным. «…Модель управления уже сложилась и для ее изменения нужны серьёзные реформы, к которым они не готовы. Возможно, что в правительстве сегодня просто нет убежденных реформаторов, то есть людей, которые понимали бы необходимость масштабных реформ и имели представление о том, как их реализовать на практике», - отметил эксперт в письменном ответе для Радио Озоди.

Эволюция Конституции

За 25 лет своего существования таджикская конституция трижды подверглась изменениям.

Первые поправки были внесены в 1999 году, через два года после подписания межтаджикского мирного договора, и в Конституцию был введен механизм политического консенсуса, разрешающий регистрировать партии религиозного характера, легализовав тем самым ныне запрещенную в стране Партию исламского возрождения. Помимо этого, новые изменения продлили срок полномочия президента с пяти до семи лет и формировали верхнюю палату парламента.

Избрание членов верхней палаты парламента предполагалось на совместных собраниях местных депутатов представительных органов, и одно и то же лицо – будь то председатель области, района или города, одновременно могло возглавлять как представительные органы, так и исполнительную власть. Выборы в верхнюю палату стали организовывать именно председатели местных органов, избирая 75% членов верхней палаты парламента, а оставшиеся 25% начали назначаться указом президента. Поскольку председатели районов назначались президентом, это давало повод экспертам предполагать, что глава государства отныне сможет напрямую контролировать весь процесс формирования верхней палаты.

На второй референдум в 2003 году выносились 122 изменений и дополнений. По его итогам был убран верхний возрастной порог для кандидатов в президенты, который ранее был определен до 65 лет, и одному и тому же лицу уже разрешалось занимать должность президента более двух сроков подряд.

Рахматилло Зойиров, председатель Социал-демократической партии Таджикистана, и один из разработчиков первого Основного закона в одном из интервью «Азия-Плюс» отметил, что по неопытности таджикских чиновников Конституция превратилась в некий «черновик» и её версия 1994 года была намного устойчивее последующих.

«Тогда Конституция не была принята второпях, и над ней работали люди без политических амбиций и интересов, объективно. Она стала неустойчивой, когда в нее внесли дополнения и поправки. Кроме того, к моменту проведения референдумов в стране изменилась ситуация, в людях, которые разрабатывали поправки, заговорили интересы правящей элиты. Они практически не дали выбора народу, предоставив ему только возможность ответить «да» или «нет» относительно сразу всех 50 изменений. Провели референдум, внесли изменения, в результате чего они не исправили недостатки, а только увеличили их в количественном и качественном отношении», - отметил тогда Зойиров.

Однако эти новшества были не последними. Во время референдума прошедшего в мае 2016 года, помимо технических изменений был занижен возрастной ценз для кандидатов с 35 до 30 лет. В Конституции страны был закреплен институт «Лидера нации», предоставивший Эмомали Рахмону целый ряд полномочий, в том числе, право выдвигать свою кандидатуру в президенты неограниченное количество раз. Изменения также исключили из конституции понятие «религиозный характер партии», который был туда внесен по результатам первого референдума.

Два взгляда на изменения

Критики президента Рахмона связывают весь процесс эволюции Конституции с усилением позиции главы государства и монополизации власти. Последние изменения в Конституцию большинство из них связывают с передачей власти по наследству сыну президента Рустаму Эмомали. Кроме таджикской оппозиции такое заключение отражено в отчётах таких организаций как Amnesty International,Freedom House, «Репортеры без границ» (RSF),в Ежегодном отчете Госдепартамента США о правах человека, в докладе Human rights watch, посвященные Таджикистану, и других важных документах.

Тем не менее, среди экспертных кругов есть мнения, согласно которым изменения отвечали вызовам времени.

«Все изменения и дополнения, принятые посредством референдума, принимались в тех условиях, когда необходимо было совершенствовать государственное устройство в стране. Так, первые изменения и дополнения были приняты как условия подписания мирного соглашения в стране. Последующие изменения были важны, как подход по усовершенствованию системы государственной власти в стране», - считает политолог Шерали Ризоён. Он отмечает, что Конституция сформировала устойчивые государственные институты после хаотизации 90-х годов, которые в итоге доказали свою жизнеспособность и продолжают формировать условия для поступательного развития в стране.

«Проблема не в Конституции»

Несмотря на все внесенные изменения и противоречивые оценки, эксперты считают, что дело не столько в самой Конституции, сколько в практической реализации ее норм и принципов. «Для того, чтобы граждане уважительно относились к Конституции, и чтобы повысить ее эффективность необходимо воздерживаться от внесения изменений в нее в зависимости от конъюнктуры», - говорит Шокирджон Хакимов.

Эту позицию развивает и политолог Парвиз Муллоджанов, который считает, что Конституция Таджикистана отвечает всем мировым стандартам. «Однако реализация ее положений на практике и, особенно, система контроля и мониторинга за ее реализацией, остаются нерешенными. Соответственно, именно по этой причине, Таджикистан по-прежнему занимает низкие позиции в основных международных рейтингах»,- считает эксперт.

Смотреть комментарии

XS
SM
MD
LG