Ссылки для входа

Срочные новости

День национального единства: можно ли было избежать войны и извлечены ли уроки?


Москва, 27 июня 1997 года

27 июня Таджикистан отмечает 23-ю годовщину Дня национального единства.

Двадцать три года назад в этот день в Москве между правительством Таджикистана и Объединенной таджикской оппозицией было подписано «Общее соглашение об установлении мира и национального согласия в Таджикистане», которое положило начало конца пятилетнего гражданского противостояния. Подписанный документ создал механизм для возвращения на родину сотни тысяч беженцев, и заложил основу политическим и экономическим реформам.

Однако спустя 23 года, несмотря на объявленную амнистию, многие сторонники оппозиции либо убиты, либо приговорены к длительным годам заключения, либо вынужденно проживают за рубежом. Костяк Объединенной таджикской оппозиции - Партия Исламского возрождения - обвинена в попытке переворота в республике и объявлена судом террористической.

Президент Таджикистана Эмомали Рахмон с 2015 года имеет статус Основателя мира и национального согласия Лидера нации.

Накануне Дня Единства Радио Озоди побеседовало со свидетелями тех дней и экспертами о причинах, конфликта, возможностях его предотвращения и исторических уроках для нового поколения таджикистанцев.

О причинах

Мухаммадсаид Ризои
Мухаммадсаид Ризои


Мухаммадсаид Ризои, активист запрещенной в Таджикистане ПИВТ в 90-ые годы:

- После распада коммунистического строя наша власть не смогла объединиться с народом, и сама начала разделять свое население. А самое худшее - то, что те, кто боролись за независимость и национальные интересы, их с подачи наших соседних государств, стали представлять как противников конституционного строя страны.

Эти силы не стремились к тому, чтобы превратить республику в исламскую страну, они активизировались ради национальных интересов, равно, как и другие движения и силы. Но все это как со стороны властей того времени, так и со стороны соседних стран стало восприниматься как приход неких враждебных исламистов на авансцену.

Ахмадшох Комилзода
Ахмадшох Комилзода


Ахмадшох Комилзода, пресс-секретарь комиссии национального примирения:

- Я думаю, что главной причиной начала гражданской войны была Россия. Как показала ситуация, такие конфликты были спровоцированы коммунистическим режимом во многих странах, в том числе в странах Прибалтики, где появлялись силы, ратующие за свободу от коммунистического режима.

Когда в такой зависимой республике как Таджикистан появились амбициозные политические силы и движения с серьезными лозунгами и начали приобретать влияние, это воспринималось тогдашней Россией и Узбекистаном как угроза, и эти силы были наказаны настолько, насколько это возможно.

Нурали Давлат
Нурали Давлат


Нурали Давлатов, историк и журналист :

- Существовал целый комплекс причин. Одной из главных причин был распад СССР. Коммунистическая элита или партхозактив и лидеры политической оппозиции, да и в целом, таджикское общество не были готовы к созданию независимого государства. В марте 1991 года большинство граждан Таджикской ССР (96 %) проголосовали за сохранение СССР. За год до распада СССР, Верховный Совет республики абсолютным большинством голосов, за исключением одного депутата, выступил против объявления независимости. Но в сентябре 1991 года, вслед за роспуском Верховного Совета СССР, эти же депутаты, были вынуждены проголосовать за принятие Декларации о государственной независимости. Война в Таджикистане началась из–за бескомпромиссной борьбы коммунистической власти и демоисламистов. Это потом внешние силы стали вмешиваться во внутренние дела таджикского государства. Иностранное вмешательство было следствием, а не причиной.

Сайфулло Сафаров
Сайфулло Сафаров


Сайфулло Сафаров, экс-заместитель директора Центра стратегических исследований при президенте Таджикистана:

- Причин на самом деле очень много. Это и политические, культурные, религиозные, социально-экономические. Специалисты в зависимости от своей позиции называют ту или иную причину в качестве главной, поэтому нет единой позиции по этому вопросу и быть не может. Глава государства всесторонне уже высказывался по этому вопросу.

Парвиз Муллоджанов
Парвиз Муллоджанов


Парвиз Муллоджанов, независимый политолог:

- Было несколько причин – борьба за власть и экономические ресурсы, регионализм, деструктивное вмешательство внешних сил, прежде всего, тогдашнего руководства Узбекистана и России. Кроме того, сыграл свою роль и личный фактор – нам не повезло, что лидеры с обеих сторон оказались не готовыми к ведению политической деятельности в новых условиях.

Возможно ли было предотвратить войну?

Мухаммадсаид Ризои, активист запрещенной в Таджикистане ПИВТ в 90-ые годы, был участником одного из раундов межтаджикских переговоров:

- Оппозиция в то время не имела должного опыта борьбы. А власть имела необоснованные страхи от пробуждения масс. Они не понимали, что люди поднялись против системы, а не отдельных персоналий. Все усилия с обеих сторон для предотвращения конфликта были приняты, но внешний фактор оказался намного сильнее.

Ахмадшох Комилзода, пресс-секретарь комиссии национального примирения:

- Сложно сказать однозначно. Конфликтующие стороны неоднократно достигали соглашения о перемирии, с обоюдного согласия даже создали совместное правительство, но опять региональным силам удавалось развязать войну.

Например, каждый раз когда стороны начинали договариваться, какой-нибудь лидер с той или иной стороны был убит и конфликт разгорался с новой силой.

Нурали Давлатов, историк и журналист :

- История не знает сослагательного наклонения. Тем не менее, если теоретически ответить на этот вопрос, то на мой взгляд, предотвратить гражданскую войну было возможно. Но при отсутствии нескольких но: преемственность власти согласно демократическим принципам; национальное единство не на словах, а на деле; искоренение регионализма или местничества; реальный плюрализм или толерантность к мнению политических оппонентов; социальная справедливость; решение кадрового вопроса; равномерное развитие экономики во всех регионах.

Сайфулло Сафаров, экс-заместитель директора Центра стратегических исследований при президенте Таджикистана:

- Были силы извне, которые хотели этой войны. Поэтому ни правительство, ни партия не смогли ничего сделать. Поскольку внизу было много воинственных группировок, которые я думаю, финансировались с этой целью. Многое пока говорить нельзя, поскольку можем испортить отношения с некоторыми государствами.

Что изменилось с того времени и какие уроки извлечены из истории тех лет?

Шарофиддин Гадоев
Шарофиддин Гадоев


Шарофиддин Гадоев, оппозиционный политик:

- После такого гражданского противостояния в любой стране стороны должны рассказать всю правду о событиях, чтобы у молодого поколения было правильное понимание причин того конфликта. Сейчас одна из сторон правит и обвиняет вторую сторону в разжигании войны. Я думаю виноваты обе стороны, но новое поколение получает больше информации через правительственную пропаганду, поэтому правильные выводы до сих пор не сделаны.

В сегодняшних условиях, когда все закрыто, есть вероятность повторения конфликта. Необходимо способствовать тому, чтобы в стране была более открытая атмосфера, люди имели информацию о происходящих событиях, только это может предотвратить возможные недопонимания между людьми.

Мухаммадсаид Ризои, активист запрещенной в Таджикистане ПИВТ в 90-ые годы, участник одного из раундов межтаджикских переговоров:

- После подписания межтаджикского мирного соглашения очень многое в стране изменилось. Но, начиная с 2010 года, для властей вторая сторона единства потеряла значение, и они себя назначили единственным основоположником согласия. Затем началось давление на мусульман и религию в целом. Сейчас все это продолжается и нужно сказать, что последствия могут быть хуже, чем в 90-х годах. Тогда не было радикальных движений за пределами страны, сейчас они есть, и их угроза может возрасти.

Война не должна была стать инструментом для запугивания людей и лишения их прав и свобод. Это нельзя назвать уроком, уроком стало бы настоящее единство и согласие нации в целом.

Парвиз Муллоджанов, независимый политолог:

- У населения республики появился поствоенный синдром, то есть страх перед возможной дестабилизацией и беспорядками. В какой-то степени, это является сдерживающим фактором, так как люди готовы терпеть любые лишения и неудобства ради сохранения стабильности. Однако, многие факторы и проблемы, которые привели страну к гражданской войне, все еще нуждаются в дальнейшем разрешении – это регионализм, неравный доступ к экономическим и административным ресурсам, социально-экономические проблемы и т.д.

Сайфулло Сафаров, экс-заместитель директора Центра стратегических исследований при президенте Таджикистана:

- Я не согласен с мнением о том, что война в Таджикистане может повториться. Наше общество, поменялось на 180 градусов за исключением некоторых людей, которые имеют незрелые мысли. Конечно, нельзя категорически это исключать, поскольку малые возможности для этого есть и нельзя терять бдительность.

Новое поколение имеет мало представления о том периоде, поэтому нужно поддержать инициативу президента об открытии специального исследовательского центра мира, чтобы постоянно заниматься этим вопросом.

На основе соглашения о мире была создана Комиссия национального примирения (КПН) состоявшая поровну из представителей правительства и оппозиции, в задачу которой и входило реализация реформ правительственных структур, освобождение военнопленных, разоружение вооруженных подразделений оппозиции и.т.д.

Объединенная таджикская оппозиция, согласно договоренностям, получила 30% мест в правительстве и взамен отказалась от претензии на власть. Правительство взамен простило своих бывших оппонентов, пообещав построение свободного и демократического государства.

Гражданская война в Таджикистане с момента распада СССР была одной из самых кровопролитных, унесшая жизни 150 тыс. человек, более одного миллиона жителей были вынуждены бежать из республики, спасаясь от репрессий и уничтожения, ущерб таджикской экономики от войны по разным данным оценивается в $10 млрд.

Смотреть комментарии (53)

XS
SM
MD
LG