Ссылки для входа

Срочные новости
Политика

Оппоненты официального Душанбе: имитирующие борьбу группы или потенциальные претенденты на власть


После последних президентских выборов 2013 года политический режим в Таджикистане претерпел существенные изменения. Попытка укрепить вертикаль власти с одной стороны оказалась выполнимой, с другой - увеличила количество оппонирующих власти групп и сил. Приближение очередных президентских выборов в республике невольно приковывает внимание к таким системным и несистемным политическим силам. К их перспективам, желаниям и возможностям выступать против власти, составлять ей конкуренцию или даже заменить ее.

За 28 лет доминирования действующего президента Эмомали Рахмона на политической сцене, количество открытых оппонентов власти внутри страны приблизилось к нулю. Легальные политические партии за исключением СДПТ практически отказались от своей главной функции - конкуренции за власть. Критика официального Душанбе превратилась в прерогативу лиц по разным причинам, оказавшихся за пределами страны и оформившихся в политические группы и движения.

Представители этих групп не скрывают своих амбиций и говорят, что намерены продолжить ненасильственную борьбу с официальным Душанбе до победного конца. Однако эксперты отмечают, что силы далеко не равны, и влияние отдельных групп на общество и власть остается ограниченной.

Количество и качество политических сил

В политическом пространстве Таджикистана представлено семь партий, шесть из которых по итогам последних парламентских выборов присутствуют в законодательном органе.

Правящая Народная демократическая партия имеет 42 из 63 кресел, Аграрная партия - 7 мест, Партия экономических реформ – 5, Коммунистическая, Демократическая и Социалистическая партии Таджикистана имеют по одному мандату. Еще пять депутатов парламента являются беспартийными.

Только Социал-демократическая партия, которую эксперты называют реально оппозиционной, не представлена в парламенте, и по итогам последних выборов ей приписано всего лишь 0,32% голосов избирателей.

Примечательно, что за четыре месяца работы парламента абсолютно все прошедшие туда партии единогласно поддерживали все законодательные инициативы, исходящие от правительства даже те, которые вызывали неоднозначную реакцию среди гражданского общества. Например, поправки в закон, предусматривающие наказание для журналистов за ложную информацию о пандемии.

Среди несистемных сил критикующих политику Душанбе можно выделить запрещенный в Таджикистане «Национальный альянс Таджикистана», куда входят запрещенная в республике ПИВТ, «Движение за реформы и прогресс», «Форум свободомыслящих граждан Таджикистана» и «Ассоциация мигрантов Центральной Азии в Европе». В качестве самостоятельных оппозиционных сил себя позиционируют «Группа-24», а также такие движения как «Свобода и справедливость» и «Молодежь за возрождение Таджикистана».

Что хотя несистемные силы?

Все перечисленные организации внесены Верховным судом Таджикистана в категорию террористических и экстремистских, а симпатия к ним чревато уголовным преследованием. Представители групп отмечают, что ведут ненасильственную политическую борьбу с целью создания условий для изменения авторитарного режима в стране.

Темур Варки, директор департамента информации и печати «Национального альянса Таджикистана», деятельность которого запрещена в стране, говорит, что это объединение играет роль будильника и катализатора общественной активности. «Мы в социальных сетях и через свои СМИ за рубежом вынимаем кляп изо рта народа, разбиваем информационную блокаду, даем пример обществу, что можно мирно и без насилия поднимать важные вопросы и давать на них ответы. Наш народ не имеет опыта ненасильственной политической борьбы. Мы вместе этому учимся и исходим из того, что насилие не должно повториться и недопустимо», - говорит Варки.

По его словам, цели и задачи альянса основаны на защите конституционного строя от угрозы превращения республики в династическую монархию. “Мы хотим создать условия для мирной, законной и регулярной сменяемости власти в нашей светской и демократической стране, чтобы ни одна часть общества не могла навязать диктатуру и только свое узкое эгоистичное видение и представление о том, кто тут главный. Региональный и партийный эгоизм должны быть заменены национальными общегражданскими интересами. Только жесткая законная сменяемость власти держит чиновников в тонусе и не дает коррупции задушить страну”, - поясняет оппозиционный политик. Предстоящие президентские выборы в Таджикистане он называет “фикцией”, которую они будут стремиться разоблачать.

Схожее мнение высказывает и пресс-секретарь запрещенного в Таджикистане политического движения “Группы-24” Саидали Ашуров. В качестве основных стремлений движения Ашуров называет привлечение внимания населения к политическим процессам и повышения политической культуры. “Мы работаем с населеним через СМИ и интернет, организовываем прямые эфиры с гражданами из разных стран. Сейчас занимаемся подготовкой кадров в экономической и других ваэжных для страны сферах. Главная цель группы - изменение авторитарного характера страны и восстановление свободы и демократии”, - объясняет Ашуров.

Проведение прозрачных выборов в Таджикистана, по словам Ашурова, невозможно, посколько это выявит крайне низкий рейтинг партии власти и президента. Тем не менее, “Группа 24”, отмечает он, имеет определенную стратегию и план на предстоящих выборах, которые огласит позже.

Деятельность указанных групп преимущественно ограничено Интернет-пространством. Не редко их представители выходят на пикет в европейских странах против политики официального Душанбе, а также участвуют на ежегодных конференциях ОБСЕ по правам человека.

Оппозиция внутри страны

Впрочем, открытая оппозиция внутри страны, по ее собственному призванию, еще менее ограничена в своих возможностях. «Несмотря на то, что наша партия ведет себя достаточно толерантно в отношении своих оппонентов и политических конкурентов, особенно к НДПТ как конструктивная политическая оппозиция, а не как радикальная идеологическая оппозиция из-за низкого уровня политической культуры и правосознания, власть в отношении нашей партии последовательно ведет себя неадекватно. Ограничивает членов нашей партии в реализации не только гражданских прав, но и социально - экономических прав и возможностей», - говорит зампредседателя Социал-демократической партии Шокирджон Хакимов.

Политик сетует на то, что их партия не имеет доступа к официальным СМИ, а ее члены фактически лишены права работать по профессии, что усугубляет экономические и финансово-технические возможности партии.

Вместе с тем, по его словам, если на предстоящих выборах гарантии безопасности потенциальных кандидатов будут обеспечены уполномоченными компетентными органами и, если им создадут равные условия и возможности, СДПТ воспользуется этой возможностью.

Скепсис экспертов

Политолог из Душанбе, не пожелавший указать свое имя в целях безопасности, в беседе с Радио Озоди отметил, что «из-за не функционирования демократических институтов и монопольного положения власти ни ода из существующих оппозиционных групп не имеет возможности повлиять на общество».

Эту оценку частично разделяет и таджикский журналист Иршод Сулаймони:

- Политические группы внутри страны за исключением правящей группы не претендуют на власть. СДПТ не имеет даже возможности принять участие в выборах как современная партия, и вести широкую предвыборную кампанию, можно сказать, что ведет работу исключительно в Фейсбуке. Работа других партий и групп больше напоминает работу общественных объединений и исследовательских центров. Вместе с тем, Сулаймони не исключает, что с развитием современных технологий возможно работа этих групп станет эффективнее.

Примечательно, что в период борьбы с пандемией коронавируса заявления властей и принятые ими меры наблюдались на фоне недовольства общества и критики несистемной оппозиции. Было ли это совпадением или ответом на критику – сказать сложно.

Наиболее влиятельной политической силой в стране считается правящая Народная демократическая партия Таджикистана, возглавляемая президентом. Партия имеет доминирующее положение как законодательной, так и исполнительной власти.

Сторонники НДПТ не согласны с тем, что партия добилась этого положения через административный ресурс. Успех партии они связывают с конкретной стратегией по развитию республики.

Осенью 2020 года в Таджикистане намечаются президентские выборы. Эмомали Рахмон согласно конституции имеет право пожизненно баллотироваться на пост президента. Главной политической интригой данного мероприятия эксперты называют участие или неучастие в ней старшего сына Эмомали Рахмона - мэра Душанбе и спикера верхней палаты парламента Рустами Эмомали.

Смотреть комментарии (16)

Уважаемые пользователи! Комментарии с оскорблениями, нецензурными выражениями в отношении представителей других рас и национальностей, конфессий и религий, а также с рекламой не будут опубликованы.
Форум закрыт, но Вы можете продолжить обсуждение на Facebook-странице Радио Свобода
 
XS
SM
MD
LG