Ссылки для входа

Срочные новости

В Худжанде проходит суд на 18 предполагаемыми салафитами. Они заявили, что оболгали себя под пытками


Вход в здание суда Бободжон Гафуровского района

Суд Бободжон Гафуровского района Согдийской области начал рассмотрение уголовного дела в отношении 18 человек, обвиняемых в причастности к запрещенному в стране движению Салафия.

Слушание проходит за закрытыми дверями в СИЗО №2 города Худжанд, без участия родственников подсудимых и прессы.

В феврале этого года УМВД по Согду задержало группу из 18 человек, жителей села Хистеварз Бободжон Гафуровского района, по подозрению в причастности к преступной группировке. Недавно над ними начался судебный процесс под председательством судьи Фирузы Гайбуллозода, выездной суд проходит в СИЗО №2 г. Худжанда.

"Даже не знают, что такое Салафия"

Матери подсудимых, прибывшие 10 июня в Душанбе, чтобы пожаловаться властям страны на задержание и суд над сыновьями, считают выдвинутые обвинения необоснованными. Несколько матерей также пожаловались Ойнихол Бобоназаровой, таджикскому юристу и члену Коалиции против пыток, на жестокое обращение с их сыновьями со стороны милиции.

Ойнихол Бобоназарова, ознакомившись с жалобой, сообщила Радио Озоди 11 июня: «Ко мне как к правозащитнице обратились несколько родственников подсудимых. В жалобе, адресованной руководству страны, говорится, что родственники подсудимых, обвиняемых в причастности к Салафия, даже не знают, что это за движение. Один из подсудимых также дал показания в суде, что после ареста подписал признательные показания под пытками».

Ойнихол Бобоназарова, возглавляющая правозащитную организацию «Перспектива +», сказала, что родственники подсудимых заявили, что адвокатов допустили к своим подзащитным только спустя пять дней после задержания, а это один из распространенных случаев нарушения прав человека при задержании.

«Это распространенная практика, когда на предварительном следствии задержанного сначала подвергают пыткам с целью получения признательных показаний, и лишь после этого адвокатам разрешается встретиться со своим клиентом», - говорит Бобоназарова.

Проблема пыток и жестокого обращения с задержанными является одной из самых острых проблем в системе правосудия Таджикистана и всегда подвергается критике со стороны правозащитных групп.

Осведомленный источник сообщил Радио Озоди, что все подсудимые заявили в суде, что не имеют никакого отношения к Салафия, не являются последователями этого запрещенного религиозного движения, и признали свою «вину» под пытками. По его словам, все подсудимые представляют разные профессии и социальные группы. Один из них - инвалид первой группы, и ежедневно родственники на носилках заносят его в зал суда. Он - единственный, кто находится под подпиской о невыезде до окончания судебного рассмотрения дела, так как не может ходить.

Другой подсудимый - Музаффар Рахимов, который ранее работал в государственном учреждении, а в последнее время создал мастерскую по ремонту мобильных телефонов. Он является членом Народно-демократической партии Таджикистана.

В настоящее время невозможно получить фактическую информацию о том, что конкретно говорится в деле о том, как был нарушен закон и при каких обстоятельствах были получены доказательства преступления. Также неясно, какие доказательства своей невиновности представят подсудимые в ходе судебного разбирательства.

В 2005 году таджикские власти назвали движение Салафия угрозой национальной безопасности страны, а четыре года спустя Верховный суд признал его незаконным.

После внесения поправок в Уголовный кодекс сторонники этого движения получают длительные тюремные сроки.

Так было не всегда

Однако некоторые высокопоставленные чиновники ранее делали публичные заявления об отсутствии угрозы со стороны этого движения. Комментируя этот вопрос, Фаридун Ходизода, эксперт по религиозным вопросам в Таджикистане, сказал, что в 2007 году тогдашний министр внутренних дел заявил «Красной звезде», что салафиты не представляют угрозы безопасности.

«Он заявил, что салафиты не представляют угрозы безопасности, и у нас должны быть хорошие отношения с Саудовской Аравией. А сегодня салафиты всеми способами пытаются проникнуть в правительственные коридоры», - сказал эксперт.

На сегодняшний день в перечень запрещенных в Таджикистане входят 18 организаций и движений, признанных властями республики террористическими и экстремистскими. В "черный список", в частности, включены сеть «Аль-Каида», группировка «Исламское государство», движение «Талибан», течение «Салафия», движение «Братья-мусульмане», Партия исламского возрождения Таджикистана и «Группа-24». Осенью 2019 года Верховный суд Таджикистана по ходатайству Генерального прокурора объявил террористическо-экстремистским объединением и Национальный альянс Таджикистана - организацию, объединившую таджикскую оппозицию за рубежом. В ряде организаций считают решение о включении их в запретный список несправедливым и «политически мотивированным».

Комиссия США по международным религиозным свободам (USCIRF) в опубликованном в 2020 году ежегодном отчете о свободе религий вновь внесла Таджикистан в категорию самых серьезных нарушителей религиозных свобод, власти которых допускают «систематические, продолжающиеся и вопиющие нарушения». «Режим президента Эмомали Рахмона ужесточил свою репрессивную политику, подавляя проявления общественной религиозности со стороны верующих всех конфессий и преследуя религиозные группировки, особенно, течение «Салафия», - пишут авторы отчета.

Смотреть комментарии (2)

Уважаемые пользователи! Комментарии с оскорблениями, нецензурными выражениями в отношении представителей других рас и национальностей, конфессий и религий, а также с рекламой не будут опубликованы.
Форум закрыт, но Вы можете продолжить обсуждение на Facebook-странице Радио Свобода
 
XS
SM
MD
LG