Ссылки для входа

Срочные новости

Усилится ли влияние Китая в регионе после прихода к власти «Талибан»?


Один из лидеров Талибан Мулла Абдул Гани Барадар с главой МИД Китая Ван И. 2021 год

Приход “Талибан” к власти, по мнению некотрых аналитиков, усиливает влияние Пекина в Афганистане. Но даст ли это аналогичный эффект присутствию Китая в Центральной Азии? И как повлияют «кабульские перемены» на регион?

Очередные заседания Совета ОДКБ и глав-государств членов ШОС проходят в Душанбе на фоне не вполне определенной позиции стран участников этих организаций относительно правительства «Талибан». При том, что почти во всех этих странах движение по сей день признанно террористическим.

Китай в отличие от своих союзников готов к сотрудничеству с правительством талибов. Эта позиция близка Исламабаду, Ташкенту и, возможно, Нур-Султану, но неприемлема Нью-Дели и Душанбе. Москва и Тегеран не спешат с признанием движения и намекают на невыполненные «Талибаном» обещания о формировании инклюзивного правительства.

Отсутствие на душанбинском саммите председателя КНР Си Цзиньпина, премьер-министра Индии Нарендра Моди и президента России Владимира Путина еще больше снижает вероятность согласования общей позиции по Афганистану.

Такой расклад сохраняет за Пекином и Исламабадом статус основных бенефициаров проталибского Кабула.

Политолог Наргиза Мураталиева полагает, что усиление позиций Китая в Афганистане повлияет и на Центральную Азию. «С учетом того, что страны региона за 30 лет независимости так и не смогли выстроить единую и эффективную систему безопасности, влияние Китая в этом аспекте будет возрастать. Одновременно, возможное присоединение Афганистана к Китайско-пакистанскому экономическому коридору (КПЭК) даст дополнительный стимул для развития инициативы «Пояс и путь» и инфраструктурных проектов под эгидой Пекина. Растущая роль Китая, а также России, вероятно, подтолкнет центральноазиатские элиты и далее развивать формат консультативных встреч, однако говорить об интеграции, безусловно, преждевременно», - отмечает эксперт.

«Извлечь нечто из ничего»

Пекин достаточно давно продвигает свои экономические интересы в Афганистане. Две китайские государственные металлургические компании еще в 2008 году выиграли тендер на добычу в течение 30 лет меди на крупнейшем в мире неосвоенном месторождении этого цветного металла в Мес Айнаке в сорока километрах к юго-востоку от Кабула. Однако добыча метала так и не началась: китайская сторона ссылалась на проблемы с безопасностью, но по словам экспертов, Китай, контролирующий порядка трети глобального производства рафинированной меди, специально тормозил освоение огромного месторождения, чтобы, искусственно ограничивая предложение на мировом рынке, поддерживать цены.

По разным данным, суммарная стоимость предполагаемых в Афганистане полезных ископаемых оценивается в 1-3 триллиона долларов. И это только на тех 30% афганской территории, которые были исследованы Геологической службой США USGS.

Признание и угрозы

«Выигрыш Китая заключается в том, что талибы практически согласились, что в случае их признания они предоставят свои месторождения Китаю и откажутся от поддержки уйгурских сепаратистов и других террористических групп, которые ранее воевали вместе с талибами против США», - поясняет таджикский эксперт Нурали Давлатов. Однако, по его словам, если талибы останутся у власти, страна может превратиться в безопасное место для подготовки террористов со всего мира, что представляет угрозу и для Таджикистана, и для региона в целом.

Еще в июле месяца, до захвата Кабула представитель «Талибана» Сухейль Шахин заявлял, что Китай для них является дружественной страной и они не допустят обоснование уйгурских сепаратистов в Афганистане.

«Оценки преувеличены»

Однако политическая перспектива талибов, оценивается многими экспертами как туманная. Китаист и консультант Московского центра Карнеги Темур Умаров отмечает, что оценки об увеличении влияния Китая в Афганистане преувеличены. «Американцы стали меньше интересоваться регионом и это автоматически повышает роль КНР в регионе, но кроме этого других причин увеличения влияния я не вижу. Афганистан все еще очень нестабильная страна и никто туда вкладываться не будет. Китай также очень прагматично относится к своим инвестициям за рубежом и понимает, что в плане опасности страна не изменилась», - отметил Умаров в беседе с Радио Озоди.

В новых условиях, по словам эксперта, страны региона будут полагаться на себя, а также на Россию, которая не снимает с себя ответственность за безопасность и на Китай, роль которого в сфере безопасности может расти.

«Существенным изменением может быть то, что Афганистан дает дополнительный повод для авторитарных режимов Центральной Азии увеличить контроль над обществом», полагает Тимур Умаров.

XS
SM
MD
LG