Ссылки для входа

Срочные новости

Камолуддин Абдуллоев: снова (пан)тюркизм?


Камолуддин Абдуллоев

Отставной бригадный генерал турецкой армии Юджель Карауз заявил о том, что тюркские государства должны предпринять меры по созданию объединённых вооружённых сил. Заявление было сделано на фоне протестов в Казахстане, его приводит «Голос Турции». Как считает Карауз, турецким властям нужно незамедлительно отправить делегацию в Казахстан для наблюдения за происходящем. Также министры иностранных дел тюркских государств обязаны посетить Казахстан после массовых беспорядков, чтобы оценить последствия случившегося. Союз тюркских стран должен быть не только политической и экономической, но и военной интеграцией, считает отставной генерал.

Таджикский политолог Абдулло Рахнамо считает, что после протестов и беспорядков в Казахстане снизится уровень национализма, в том числе, «тюркская идея».

Тюркоязычные и персоязычные народы веками живут бок о бок в Центральной Азии, и нередко возникали между ними конфликты на национальной почве. Историк, социальный антрополог из Карлтон колледжа (Нортфилд, Миннесота, США) считает, что тюркская идея (не пантуркизм) после 1917 года сыграла важную роль в жизни региона.

Блог таджикского историка Камолуддина АБДУЛЛОЕВА – продолжение дискуссии о пантуркизме.

В ноябре 2021 г. в г. Анкара было объявлено об образовании Организации Тюркских государств (ОТГ). В ней представлены кроме Турции и Азербайджана, четыре теперь уже «тюркских» (ранее они назывались «тюркоязычными») государства Центральной Азии, плюс Туркменистан – в качестве наблюдателя.

Не стоит ли за ОТГ попытка возрождения пантюркизма, оставившего недобрые воспоминания в памяти таджиков, воспитанных на традициях неприятия и даже ненависти к этому явлению? Может Таджикистану стоит присоединиться к Тюркскому Союзу в качестве дружественного нетюркского государства? Или просто проигнорировать это событие, ожидая, что ОТГ постигнет судьба так и не состоявшегося Союза Персоязычных государств или Лиги Арабских государств, которые показали свою слабость из-за раздирающих их внутренних противоречий? Не будем торопиться с ответами, а рассмотрим лучше исторические корни (пан) тюркизма в Средней Азии, и политики Турции в отношении нашего региона.

Напомним, что пантюркизм - это националистическая идеология преувеличивающая общие этнические, культурные и языковые корни тюркских народов, проживающих по всей Евразии, и призывающая их к некоему объединению – политическому или просто культурному. Пантюркизм имеет много общего с тюркизмом, хотя это не одно и тоже. Последнее - это локальное проявление этнического национализма, в то время как пантюркизм представляет собой политическую доктрину, базирующуюся на тюркизме (тюркском национализме). Идея национализма в регионе впервые зародилась в головах джадидов – мусульманских интеллектуалов Средней Азии начала прошлого века, которые много путешествовали, наблюдали повсеместный рост национального самосознания в восточных странах, и Турции прежде всего, и впервые задумались о том, что жители региона также должны определиться со своей «национальностью». Они не сомневались, что это должна быть общая для всех одна национальность. Но какая?

Династия мангытов, правившая Бухарой с середины 18 века до 1920 г. хоть и была узбекской, но не осозновала себя таковой. Во- первых потому, что правящие тюркские династии начиная от Караханидов (11 век) до мангытов никогда не настаивали на распространии собственной кочевой культуры, а были горячими поклонниками и защитниками высокой иранской культуры и ислама. Во вторых, они не принадлежали к потомкам Чингиза и Тимура и потому для легитимации своего правления делали на ставку на набожность и ислам, а не на происхождение, этничность и степные традиции. Себя они называли не ханами (чингизидами), а «эмирами мусульман», Бухару величали “Центром ислама”, а не наследованной от предков вотчиной тюрко-монголов. Родным и официальным языком бухарской элиты языком оставался фарси – первый после арабского язык в исламе.

Неудивительно, что противники эмирских порядков начала 20-го века строили свою критику на продвижении тюркизма и непрятии персидского языка как языка проповедей и мулл. К тому же, персидский был языком персов-шиитов, к которым коренные бухарцы-сунниты испытывали неприязнь. Сто лет назад тюркизмом были увлечены персофоны-таджики, в том числе ученый, писатель и важнейший мыслитель джадидского движения Абдурауф Фитрат, который как и Махмуд Бехбуди из Самарканда

говорил и писал на среднеазиатском персидском (таджикском), пока не поехал на учебу в 1909 г. в Турцию, откуда вернулся ярым националистом. Став членом правительства Бухарской Народной Советской республики (БНСР), в конце 1920 г. он с энтузиазмом занялся конструированием «тюркской», взамен этнически нейтральной, «бухарской» идентичности. В марте 1921 г. он объявил тюркский официальным языком БНСР, ввел запрет на использовние таджикского языка в делопроизводстве и образовании.

Джадиды, эти молодые люди, которые на манер младотурков Османской империи называли себя младобухарцами, копировали турецкий опыт реформ стремясь с его помощью выбраться из средневековья. Однако эта турецкая модель модернизации через копирование западных достижений и игнорирование собственного опыта имела лишь частичный успех только в Турции. Попытка превратить Бухару в светское мусульманское государство отвечающие западным стандартам, провалилась. В 1923 г. власть в Бухаре переходит от тюркских националистов к про-российским коммунистам. Фитрат и другие сторонники «туркестанской нации», изгоняются из Бухары. Исключением было оставление у власти Файзуллы Ходжаева, одержавшего верх в аппаратной игре над Абдукадыром Мухиддиновым, который в 1924 г. по словам Адиба Халида из узбека превращается не просто в таджика, а в премьер-министра Таджикской республики. Фитрат после поражения джадидизма, и развернувшейся критики пантюркизма, уходит из политики и в своем творчестве частично возвращается к «таджикской» тематике. Сама БНСР превращается из независимой народной республики в Узбекистан - саттелит Москвы. Взамен воображаемого «Турана –родины тюрков», на карте появляются четыре советских тюркских «стана», плюс ираноязычный Таджикистан, который в 1929 г. становится полноправной союзной республикой.

Несмотря на свое поражение, и не всегда оправданные обвинения в пантюркизме, джадиды дали толчок росту национального самосознания у народов Средней Азии еще до прихода в регион большевиков, и тем более до размежевания 1924 г. Поэтому неправы те, кто считает что среднеазитские народы должны благодарить советскую власть и Сталина, за то, что они создали для них нации «из ничего», и без активного участия местных мусульманских элит. Необходимость преобразования общества без ссылки на Турцию была общей заботой и джадидов и более широких кругов интеллектуалов Средней Азии еще с конца 19 в., включая Ахмада Дониша, Махмуда Бехбуди и др.

Однако, мы немного отклонились от темы и забежали вперед. Каковы были планы Турции в отношении Бухары и Туркестана сто лет назад, и какая роль при этом отводилась пантюркизму? Об этом в нашем следующем блоге.

РЕДАКЦИЯ: Мнение автора статьи в рубрике «Блогистан» может не совпадать с мнением редакции.

Смотреть комментарии (2)

Уважаемые пользователи! Комментарии с оскорблениями, нецензурными выражениями в отношении представителей других рас и национальностей, конфессий и религий, а также с рекламой не будут опубликованы.
Форум закрыт, но Вы можете продолжить обсуждение на Facebook-странице Радио Свобода
 
XS
SM
MD
LG