Ссылки для входа

Срочные новости

Кризис в Афганистане и Центральная Азия: стоит ли странам-участницам надеяться на ОДКБ?


Российские войска перед началом совместных военных учений с Таджикистаном и Узбекистаном к северу от таджикской границы с Афганистаном 10 августа

Организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) пытается отреагировать на вакуум в региональной безопасности, образовавшийся в результате внезапного ухода США из Афганистана. Но пока возглавляемая Россией группа занята проведением военных учений и встреч на высоком уровне, возможности этой организации как союза нескольких государств ставятся под сомнение.

В начале июля, когда Соединенные Штаты были на грани того, чтобы приблизить крайний срок для вывода войск из Афганистана и завершить свою самую продолжительную войну, министра иностранных дел России Сергея Лаврова спросили, может ли Москва однажды вновь отправить своих солдат в Афганистан. В ответ тот указал на страну в Центральной Азии, имеющую протяженную и очень проницаемую границу с Афганистаном.

«Я считаю, что ответ очевиден, — сказал Лавров. — Мы союзники с Таджикистаном. Нападение на Таджикистан с территории Афганистана будет незамедлительно рассмотрено по линии ОДКБ».

Но теперь, когда уход США стал реальностью, ответ на тот же вопрос далеко не так очевиден.

Возвращение талибов к власти в Кабуле подняло множество новых вопросов относительно роли и актуальности ОДКБ в деле защиты входящих в нее стран и Центральной Азии в целом от любой потенциальной угрозы со стороны Афганистана.

Россия дала понять, что не приветствует любое возобновление военного присутствия США в Центральной Азии, и даже предположила, что это может привлечь исламистских экстремистов, воодушевленных победой талибов в Афганистане. Но Москва также не настаивала на том, чтобы взять на себя ведущую роль в обеспечении безопасности на участке, который считает своим «задним двором», — в Центральной Азии, где сразу три страны расположены вдоль северной границы Афганистана.

Вместо этого Кремль подчеркнул необходимость укрепить ОДКБ — альянс шести бывших советских республик, в котором доминирует Москва и который она использует для продвижения своих внешнеполитических целей в регионе.

«КАК АЛЬЯНС ЭТО НЕ РАБОТАЕТ»

Основанный в 1992 году альянс сейчас включает Беларусь, Армению, Кыргызстан, Казахстан и Таджикистан, который имеет общую границу с Афганистаном протяженностью 1300 километров. Многие годы Москва стремилась к углублению военной интеграции стран-участниц; при этом большинство из них очень настороженно относятся к конечным намерениям Кремля, особенно после аннексии Россией украинского Крымского полуострова в 2014 году.

Как и в случае с НАТО, учредительный договор организации включает положение о взаимной обороне. Оно никогда не применялось.

В последние месяцы, когда талибы буквально пронеслись по Афганистану и приблизились к Кабулу, Москва пыталась подготовить ОДКБ.

В последние недели организация провела экстренное заседание для обсуждения ситуации в Афганистане, объявила о военных учениях в Таджикистане и Кыргызстане и заявила, что планирует изучить варианты «совместных ответных мер» в отношении Афганистана во время саммита в Душанбе 16 сентября.

Но хотя на бумаге ОДКБ может выглядеть как НАТО, военные эксперты выражают серьезные сомнения в способности этого блока совместно реагировать на угрозы.

Российский военный аналитик Павел Фельгенгауэр описывает ОДКБ как «шутку», которая является скорее рамкой для двусторонних отношений Москвы с другими членами организации, чем настоящим военным альянсом.

«Как альянс это не работает», — сказал он по телефону из Москвы. По его мнению, также «нет никаких шансов», что Россия отправит войска в Афганистан в случае нападения на одного из членов организации.

«ОДКБ явно слаба с точки зрения коллективного единства и прискорбно неспособна обеспечить безопасность», — считает Ричард Гирагосян, директор Центра региональных исследований, независимого ереванского аналитического центра.

«Альянс ОДКБ не только возглавляется Россией, но и зависит от нее. Это свидетельствует о том, что единственная "огневая мощь" исходит от российских войск, а местные возможности ограничиваются в лучшем случае базовой пограничной безопасностью», — написал Гирагосян в электронном письме Азаттыку.

«Талибан» пытался развеять опасения, что его возвращение к власти может привести к трансграничным нападениям в Таджикистане или других приграничных государствах: Узбекистане и Туркменистане, которые не являются членами ОДКБ.

Несмотря на то, что Россия официально признала «Талибан» террористической организацией, официальные лица этого движения вели переговоры с Москвой и регулярно бывали там с целью установления прочных рабочих отношений.

Министр иностранных дел Росси Сергей Лавров и руководитель Политофиса радикального движения «Талибан» Шер Мохаммад Аббас Станакзай (справа) перед началом второго заседания Московского формата консультаций по Афганистану в ноябре 2018 года
Министр иностранных дел Росси Сергей Лавров и руководитель Политофиса радикального движения «Талибан» Шер Мохаммад Аббас Станакзай (справа) перед началом второго заседания Московского формата консультаций по Афганистану в ноябре 2018 года

Фельгенгауэр говорит, что перехода талибов через границы в Центральной Азией «не произойдет», но там возникает окно для партизанской деятельности и проникновений, которые местное население «может и поддержать».

В результате, по словам Фельгенгауэра, Россия больше заинтересована в сдерживании этой ситуации, а не происходящего в Афганистане.

«Россия заявляет, что они будут защищать границы, и, очевидно, она это сделает», — считает Фельгенгауэр, добавляя, что «Россия не шутка» и она «не готова передать принятие решений по военным вопросам» внешней организации, такой как ОДКБ.

БАЗЫ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ

Фельгенгауэр отмечает, что в распоряжении России есть ряд стратегических активов в Центральной Азии, в том числе крупная военная база в Таджикистане, и Москва не замедлит отреагировать, если потребуются ответные действия: например, нанести авиаудары по Афганистану.

В преддверии саммита ОДКБ в Душанбе, который состоится в этом месяце, Гирагосян высказывает мнение, что организация «по-видимому, вынуждена смягчать негативные последствия, связанные с уходом США из Афганистана».

По его словам, в отсутствие американских войск «любой ответ ОДКБ на ситуацию в Афганистане может быть слишком слабым и слишком запоздалым», поскольку будет зависеть «от хрупкого сочетания решимости России и единства внутри Центральной Азии».

Помимо этого хитрого дипломатического маневрирования и последствий возрождения «Талибана», ОДКБ столкнется с еще одной фундаментальной проблемой: расхождением интересов России и «местных центральноазиатских элит».

По словам Гирагосяна, Россия будет стремиться наладить свои собственные деловые отношения с новым руководством талибов в Кабуле, а местные элиты, возможно, будут «готовы обменять большую зависимость от России на гарантии безопасности», но при этом они не могут предложить Москве возможности, эквивалентные шансу укрепить влияние Кремля в контролируемом талибами Афганистане.

В конечном итоге «ОДКБ никогда не могла доказать свою надежность или показать, что она уверенно играет свою роль», говорит Гирагосян, добавляя, что значимость альянса зиждется «исключительно на роли России».

«Этот случай ничем не отличается, — считает эксперт. — ОДКБ никогда не была в состоянии преодолеть доминирование России и, за исключением призрачных гарантий безопасности, озвучиваемых Москвой, не могла предложить ни инициатив, ни коллективной солидарности».

Майкл Сколлон

Смотреть комментарии

Уважаемые пользователи! Комментарии с оскорблениями, нецензурными выражениями в отношении представителей других рас и национальностей, конфессий и религий, а также с рекламой не будут опубликованы.

XS
SM
MD
LG