Ссылки для входа

Срочные новости

Призывник. Семья ждет срочника, попавшего в плен в Украине


Кадр из фильма "Призывник"

Фильм документального проекта "Признаки жизни"

Жительница поселка Сокол Вологодской области Любовь Воробьева ждала, что сын, призванный в прошлом году на срочную службу, вернется из армии в июле. Но в феврале все изменилось – с незнакомого украинского номера пришло сообщение, что Даниил Воробьев в плену. Такое же сообщение получила в инстаграме его девушка Евгения. Позже матери дали возможность поговорить с 20-летним призывником по видеосвязи. "Я его сразу спросила, подписывал ли он контракт, – рассказывает Любовь Воробьева. – Он сказал: – Нет, не подписывал". После этого связь с незнакомым украинцем пропала.

Спустя две недели Министерство обороны России признало, что в военных действиях на территории Украины принимали участие солдаты срочной службы. Генерал-майор Игорь Конашенков на брифинге 9 марта заявил, что "на одно из подразделений, выполняющее задачи тылового обеспечения, напала диверсионная группа нацбатальона, и ряд военных, в том числе и срочной службы, были захвачены в плен".

С тех пор мать и девушка солдата пытаются получить хоть какую-то информацию от властей, обращаются в военную прокуратуру, ФСБ, уголовный розыск, Красный Крест, но безуспешно. "Военкомат, который отправляет людей, ничего не знает, не знают даже, куда он уехал. Они у нас спрашивают".

Семья солдата – в фильме "Призывник".

Мать:

Он был бы в России – я давно в Москву, хоть куда поехала, я бы его вытащила хоть откуда. А туда не могу, дороги нет. Как вытащить? Я не знаю.

Повестки приходили, он проходил комиссию, как положено всем ребятам. Состояние здоровья – он здоров как бык. Каждый день разное: "Мама, не хочу", "ладно, мам, схожу". А у меня гордость – хоть один ребеночек у меня в армию, мужик будет дома, настоящий мужик. Сходил, на свою голову, на мою голову.

Нам говорил, что он в полях, на учениях, то есть с ним все хорошо. Нам даже сказали, что он поехал в поля как срочник. А если в другие какие-либо органы обращаться, все говорят, что если он там оказался, значит он контрактник. Но это не так. Никогда мой ребенок не подпишет контракт, ни один из них.

Данилушка закончил девять классов школы, закончил наш политехнический техникум. Хотел пойти учиться дальше на высшее, на нейрохирурга, в конкурсе участвовал, занял третье место, ему предлагали там остаться, помогут с образованием, потом выше и выше, он не захотел. Говорит: "У вас экология нехорошая". Здесь закончил техникум и пошел, как положено, в вооруженные силы. Как положено пацану год отдать, и он пошел. В июле того года пошел в армию по призыву.

Первые два месяца все просился домой. С зарплаты, с аванса я ему скидывала денежки на карту.

"Приеду, – говорит, – женюсь. К жене, – говорит, – своей поеду. С тобой жить не буду, я ведь уже взрослый, у меня есть жена".

Сокол
Сокол

Сейчас все местные мамы, у которых дети в армии, все сейчас переписываются, как у них обстоят дела. И многие [матери] расстраиваются – отпускать, не отпускать в армию. Это страх.

Я в политику никогда не лезла, я вообще в ней не понимаю, я никогда в жизни не смотрела новости. Я смотрю только "Гадалку", "Сверхъестественное", мне нравится магия. Вообще я новости не смотрю. Первый канал и то утром включаю перед работой, я смотрю гороскоп: что там сегодня у меня по гороскопу, что у моих детей.

Я справлюсь, я знаю. Мы зашли в магазин, девушка нас отоварила, я пыталась рассчитаться, она говорит: "Не надо, это вам. Держитесь. Мы про вас все знаем". Девушка посторонняя совсем. Нам помогут люди, конечно, все, к кому обращаемся, нам помогут. Кошку бы еще кто забрал, она у нас тут паркуром занимается. Дане, когда уходил в армию, я сказала: "Я ее отдам кому-нибудь". Он говорит: "Мама, не отдавай. Я приду, кошка будет большая, хорошая будет кошка". Вот держу, просил раз.

На работу я тоже, мне начальник позвонил, сказал: "Такое дело, Любовь Вячеславовна, делай свои дела, я все там решу". Я сегодня на работу, наверное, выйду все-таки. Завтра снова в Красный Крест схожу, пойду опять в прокуратуру военную схожу. Как думаете, чем это все закончится вообще?

Девушка:

20-го числа он вышел со мной на связь в инстаграме: "Все хорошо, я скоро приеду". 27-го нам уже пришло известие. Мне также написал в инстаграме человек, у которого находился в плену, то есть у него в историях было все это выставлено, он написал: "Ваш парень такой-то, такой-то, дата рождения, находится у нас в плену".

Нам говорил, что он в полях, на учениях, то есть с ним все хорошо.
Я ездила к нему в декабре, в гостинице мы были, в номере. Днем приехала, потом днем третьего дня уехала. Грубо говоря, вместе двое суток пробыли. На тот момент оставалось полгода, потому что 1 января было как раз 50 процентов службы. Тогда мы говорили, что еще месяц и останется столько же, немного. А на данный момент, когда ты понимаешь, что все может пойти совершенно не так…

Куда идти – непонятно, что делать дальше – непонятно. Я ходила в Вологде в военкомат, откуда Даня ушел, на что нам сказали: "Мы ничего не знаем". Дали нам номер телефона: "Звоните туда". Мы звоним, там вообще трубку до сих пор не берут с 27-го числа.

Он пошел просто на год отслужить, отдать долг. Это надо было, это не его выбор. Мне кажется, был бы выбор, он бы выбрал не пойти. Но – или служишь, или, грубо говоря, тюрьма.

Мы просто хотим вернуть нашего человека, которого мы отправили служить на год. На год, не на всю жизнь. Это неправильно просто. Допустим, у меня будут дети, сын, я не знаю, что я сделаю, но он не пойдет, мне очень страшно.

Мне кажется, я начинаю с ума просто сходить. Я дома одна живу, я могу просто ходить и с собой разговаривать. На психологическом уровне это давит очень сильно, то, что ты не можешь ничего сделать.

Смотреть комментарии (1)

Уважаемые пользователи! Комментарии с оскорблениями, нецензурными выражениями в отношении представителей других рас и национальностей, конфессий и религий, а также с рекламой не будут опубликованы.
Форум закрыт, но Вы можете продолжить обсуждение на Facebook-странице Радио Свобода
 
XS
SM
MD
LG