Ссылки для входа

Срочные новости

В 2011 году независимые СМИ Таджикистана заменили оппозицию


Это был период больших поражений и серьезных побед, профессиональных неудач, потрясений и переосмыслений достигнутого...

Хикматулло Сайфуллозода и “Наджот”, Рамзия Мирзобекова и “Азия-Плюс”, газеты «Фараж» и “Миллат”, Урунбой Усмонов и Би-Би-Си, Махмадюсуф Исмоилов и “Нури зиндаги”, Джума Толиб и “Пайкон” - это лишь несколько имен, которые много раз были упомянуты в связи с атаками на журналистов, судебных тяжб, арестов и долгосрочных заключений под стражу в Таджикистане. Об их судьбе не раз выражали озабоченность местные и зарубежные защитники свободы слова, иностранные дипломаты, подчеркивая в своих заявлениях об ухудшающейся ситуации вокруг свободы слова в Таджикистане.


Хроника событий

В феврале главный редактор газеты “Наджот” был жестоко избит группой неизвестных людей. Хикматулло Сайфуллозода, много дней пролежавший в больнице, уверен, что нападение могло быть связано с его профессиональной деятельность, однако правовая оценка действиям неизвестных молодчиков так и не была дана.

Длившемуся больше года судебному разбирательству в отношении независимых газет – “Азия-Плюс”, “Озодагон” и “Фараж”, опубликовавших критическое заявление адвоката Солехджона Джураева о действиях суда в деле так называемого “исфаринского процесса”, в марте была поставлена точка. Примерно в этот же период завершился судебный спор еженедельника «Миллат» и министерства сельского хозяйства, в котором популярное издание было признано виновным в клевете за то, что назвала это ведомство «коррумпированным».

В мае прекратила свою деятельность критически настроенная газета «Пайкон», ставшая жертвой длительных притеснений властей еще с 2010 года. Проблемы газеты ухудшили здоровье ее учредителя Джумы Толиба, который в ноябре скончался в возрасте 51 года.


Одним из нашумевших дел в отношение СМИ стала обида высокопоставленного
сотрудника МВД на «Азия-Плюс», который посчитал клеветническими факты, опубликованные в статье о пытках и издевательствах над задержанными. Скандал был исчерпан лишь в ноябре, а Рамзия Мирзобекова, автор материала «Следствие или инквизиция» была вынуждена, наряду с работой журналиста, проходить по делу в качестве ответчика.


Однако, как уверены отечественные и международные правозащитники, кульминацией давления на СМИ стали «вопиющие» случаи арестов журналистов Би-Би-Си Урунбоя Усмонова и газеты «Нури зиндаги» Махмадюсуфа Исмоилова в Согдийской области. В июне Усмонов был на месяц арестован по обвинению в сокрытии информации о запрещенных экстремистских группировках, проведя месяц в СИЗО г. Худжанда. После выхода на свободу Усмонов заявил, что во время допросов подвергался пыткам. Суд в октябре признал его виновным, но освободил по амнистии, с чем до сих пор не согласен журналист.

Дольше всех в истории современного Таджикистана под арестом провел другой журналист – 57-летний Махмадюсуф Исмоилов, не раз подвергавший критике власти Аштского района за противоречащие законам решения. Лишь после 11-месячного пребывания под арестом журналист, также признанный виновным в суде, смог добиться амнистии и освобождения от уплаты штрафа.



Больше арестов и меньше цензуры

По мнению Йоханна Бира, главы Европейской и центральноазиатской службы организации «Репортёры без границ» в Париже, обвинения и суд в отношение У.Усмонова является свидетельством «растущей паранойи внутри таджикского режима касательно активизации религиозных движений в обществе». В интервью радио Озоди он заявил:


- К сожалению, дела Усмонова и Исмоилова продемонстрировали, что в Таджикистане нет места независимой судебной системе. По нашим данным, в 2011 году три журналиста получили в свой адрес угрозы и стали жертвами нападений, проведя короткое время в полиции. Это был не самый лучший год для таджикской журналистики, - уверен правозащитник.

Вместе с тем, по мнению Йоханна Бира, в вопросах цензуры этот год был лучше, чем 2010-й. Вспоминая случаи давления на независимые СМИ в октябре прошлого года, в связи с событиями на Востоке Таджикистана, препятствие деятельности некоторых вебсайтов, он уверен, что в этом году цензура была «менее жесткой».


Независимые СМИ потеснили оппозицию

Наблюдатели уверены, что растущее давление на СМИ, ограничение в доступе к информации, отмена обязательных ежеквартальных пресс-конференций в сентябре, вынудили представителей прессы стать более бдительными, активными и более бесстрашными в обсуждении проблем общества. Разгоревшийся в ноябре скандал вокруг дела иностранных пилотов и последовавшие преследования, аресты и депортация таджикских мигрантов в России, продемонстрировали паралич и неспособность власти отвечать новым вызовам и нести ответственность аз свои действия. Вызвавшее бурю критики решение властей отменить вердикт в отношение российского и эстонского пилотов, последовавшее затем давление Москвы на Душанбе, по мнению критиков, подорвали доверие многих жителей Таджикистана в центральную власть.

Именно в этот период наблюдался рост активности независимых СМИ в Таджикистане, пытавшихся не отставать от российской печати. В результате гонений и репрессий таджикских мигрантов в России, десятки которых были выдворены на родину, в прессе стали звучать призывы к отставке правительства. Однако, в отличие от конфликтных ситуаций, возникающих внутри страны, в этот раз высшее руководство Таджикистана так и не решилось дать свою оценку в публичной форме происходящим событиям в отношениях двух «стратегических» партнеров.

По мнению многих, этот конфликт, ставший апогеем кризиса власти в Таджикистане, заставил большую часть представителей независимой прессы, относившейся прежде с большой осторожностью и самоцензурой к освещению проблем во властных структурах, более открыто и смело говорить о ситуации в стране. Многие стали сравнивать поведение СМИ с ролью реальных оппозиционных сил, открыто указывающих на ошибки власти.


Независимый журналист Зафар Абдуллаев уверен, что в 2011 году «отдельные СМИ и журналисты» стали похожими на оппозиционеров.

- В стране, с таким авторитарным режимом, любой грамотный человек, человек, который в душе реально свободен и независим, будет выражать недовольство тем, что происходит, - считает журналист.

Он считает, что некоторые представители политических сил стали глубже понимать роль СМИ в обществе и стали ближе сотрудничать с прессой.

- Позиции стали совпадать, - считает З. Абдуллаев. – Может и есть расхождения с отдельными политическими силами, но концептуально, глобально, идеи стали совпадать и это уже касается не только журналистов, но и многих других представителей гражданского общества. Уже негласно сформирована такая прослойка людей, которая не хочет жить как раньше, но она еще никем не координируется, и между собой у них нет взаимообмена, - считает он.

Однако, по мнению Умеда Бабаханова, главного редактора «Азия-Плюс», пресса и раньше критиковала власть и «какие-либо серьезные изменения в позиции и роли прессы» в Таджикистане, не произошли.


- Просто в текущем году этой критики стало больше, и она стала острее. Почему? Я вижу в этом две причины. Во-первых, к сожалению, власть в последнее время сама допускает все больше очевидных ошибок и, соответственно дает больше поводов себя критиковать. Во-вторых, за все эти годы в обществе накопилась уже достаточно критическая масса недовольства, которая сейчас вырывается наружу, в частности через СМИ, - считает У. Бабаханов.

Он уверен, что поводом к росту недовольства в обществе стали усугубляющие
проблемы, связанные с низким уровнем жизни большей части народа, высоким уровнем безработицы, коррупции, несправедливостью в судебных и правоохранительных органах, неоправданным давлением на ислам. Он уверен, что «пресса в данном случае выступает в качестве канала, который доносит эти сигналы до правительства».

- Но в нашем обществе сформировавшейся оппозиции нет. Единственной организованной силой является Партия исламского возрождения, которая по тактическим соображениям пока воздерживается от жесткой критики власти. Голосов остальных партий практически не слышно, потому что и сами партии пока очень слабы, - уверен известный журналист.

В позитивной роли критически настроенных независимых СМИ уверен и заместитель директора Центра стратегических исследований при президенте Сайфулло Сафаров. Он считает, что пресса, открыта обличающая проблемы общества, вне принадлежности к тем или иным политическим силам, «помогает правительству узнавать и понимать изъяны и недостатки», которые должны быть устранены.


- Я согласен с мнением о том, что независимая пресса встала на защиту национальных интересов в конфликтах, возникших у Таджикистана в отношениях с Узбекистаном или Россией. И думаю, что это и стало причиной того, что в правительственных кругах Таджикистана появилось больше позитивных мнений и уважения по отношению к независимой прессе, что может стать гарантом развития свободы слова в обществе, - заявил С. Сафаров.


Под давлением властей

По мнению многих жителей Таджикистана, в 2011 году в поведении таджикских СМИ наблюдались определённые изменения, однако ситуация еще далека от того, чтобы в стране могли появляться реально независимые телевизионные каналы, с правом вещания на всю страну. В беседе с радио Озоди, Генеральный директор Национальной ассоциации деловых женщин Таджикистана Гулбахор Махкамова так выразила свое мнение:

- Свобода слова, очевидно, есть – для тех, кому есть, что сказать и готов бороться. Тысячи граждан посредством Интернета и социальных сетей обсуждают актуальные проблемы современного Таджикистана, - считает Г. Махкамова.

Вместе с тем она отметила, что «есть темы, которые смело можно отнести в категорию “разрешено”, но, все же, политическая цензура сохраняется еще на высоком уровне.


- За последние годы было множество судебных исков и разбирательств в отношении журналистов, нападений. Были случаи, когда независимые газеты вынуждены были платить огромные штрафы, и выступать ответчиками в судах. Постоянно слышатся угрозы обвинения, что журналисты, мол, подстрекают к очередной революции и усиленно звучат напоминания о разрушительных ее последствиях для страны. Это не цензура, но такие обвинения довлеют, заставляет журналистов осторожничать и лавировать при обсуждении вопросов, существенно влияющих на имидж властей, - уверена она.


Пресса может стать реальной силой

Йоханн Бир из организации «Репортёры без границ» уверен, что таджикская пресса в необозримом будущем и в отсутствие конкретной оппозиции может стать реальной силой. Вместе с тем, он уверен, что у таджикских журналистов будут немало проблем:

- Ситуация с Кыргызстаном напоминает мне, что не только власти являются «недругами» прессы. В Кыргызстане еще нет полноценной власти, власть слаба. Она не способна защитить прессу от многих нарушений, атак и нападений, - сказал он. – В то же время, таджикская пресса в этом году продемонстрировала редкую солидарность и взаимовыручку, добиваясь у властей рассмотрения волнующих их вопросы, - сказал Бир.

По мнению многих, именно этот фактор солидарности в журналистской среде, заметно укрепляющийся при возникновении кризисных ситуаций в связи с массовым давлением на СМИ в последние годы (один из примеров - создание Комитета-29 осенью прошлого года на фоне напряженности на востоке страны), в будущем, сможет поддержать уровень свободы слова в обществе.

Журналист Умед Бабаханов уверен, что пока в обществе существуют относительно свободные СМИ, еще можно что-то исправить в обществе «путем реформ, без социальных кризисов».


Хиромон Бакозода, радио Озоди

Смотреть комментарии (2)

Уважаемые пользователи! Комментарии с оскорблениями, нецензурными выражениями в отношении представителей других рас и национальностей, конфессий и религий, а также с рекламой не будут опубликованы.
Форум закрыт, но Вы можете продолжить обсуждение на Facebook-странице Радио Свобода
 
XS
SM
MD
LG