Ссылки для входа

Срочные новости

Казахстан: от религиозной общины к вооруженному подполью


Суд над обвиняемыми в терроризмке. Атырау, 2012 год

Несмотря на высокие показатели экономического роста и относительную социальную стабильность, Казахстану не удалось избежать появления на его территории вооруженного джихадистского подполья.

В период с 2011 по 2012 год террористические акты охватили семь крупных городов и областных центров Казахстана и унесли десятки жизней, как со стороны правоохранительных органов, мирных граждан, так и со стороны нападавших (исламских радикалов). Несмотря на то, что террористическое подполье в Казахстане зрело более 10 лет, а силовики прослеживали деятельность растущей салафитской общины, республика оказалась не готовой предупредить террористическую угрозу.


Эволюция фундаменталистского подполья в Казахстане сопровождалась жесткой конфронтацией салафитской общины с властями и официальным мусульманским духовенством. Прежде чем стать частью глобальной террористической паутины, оно прошло путь от мирных салафитских общин к вооруженному подполью, связанному с джихадистскими структурами на Северном Кавказе (Имарата Кавказ) и Афганистане (Талибан).



СОЦИАЛЬНЫЕ И ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ РАСПРОСТРАНЕНИЯ САЛАФИЗМА В КАЗАХСТАНЕ


Для понимания особенностей терроризма в Казахстане, необходимо детально разобрать этапы рождения казахстанского подполья, внешние и внутренние факторы, которые изначально сформировывали салафитскую общину в Казахстане, а затем и радикализировали ее.

Казахстан - постсоветская республика, чья экономическая модель базируется на добыче и экспорте природных ресурсов, а политическая система опирается на вертикаль власти олигархических элит. Подавляющее большинство жителей Казахстана мусульмане - 71,2% .


Характерными общественно-политическими процессами в этих странах являются: системный кризис, рост протестных настроений широких слоев населения, возрастающая роль Ислама, в качестве основного инструмента выражения протестных настроений и механизма модернизации общества.

Деструктивные для общества политические и общественные процессы, питающие радикализм в Казахстане, в большей степени проявились в западных регионах страны.

Близость Западного Казахстана с Астраханской областью в России, где действуют боевики Имарата Кавказ, и близость с Узбекистаном (Каракалпакский регион), где действуют узбекские фундаменталистские общины - оказали значительное влияние на процесс распространения исламского фундаментализма в Казахстане.


ЭТАПЫ РАДИКАЛИЗАЦИИ САЛАФИТСКОЙ ОБЩИНЫ

Рождение салафитской общины в Казахстане, также как и на территории большинства постсоветских республик, начиналось с появления первых неподконтрольных властям медресе. По словам пресс-секретаря Духовного управления мусульман Казахстана (ДУМК) Онгара кажы Омирбека, на распространение салафитского течения в Казахстане повлияла активная деятельность миссионеров. Первая информация о существовании салафитских общин на полуострове Мангышлак в Западном Казахстане появилась в казахстанской прессе летом 1999 г.

Их обнаружение было связано с охотой за боевиками ИДУ в соседнем с западным регионом Казахстана Узбекистаном. Однако, по словам главного имама Мангистауской области Дуйсена Хасниязова, впервые «ваххабиты»
Ислам Текушев
Ислам Текушев
появились в регионе в 1994 г. Аналогичные данные приводят и правоохранительные органы страны. В течение 1994-2006 гг. течение "Салафия" получила особое распространение в западных нефтеносных регионах страны - Атырауской, Мангистауской и Актюбинской областях.

Процесс радикализации салафитской общины в Казахстане, который идеологи джихадизма называют "очищением", происходил в несколько этапов.

Первый этап (1997 г.). Он ознаменовался формированием салафитской общины в западных регионах Казахстана, граничащих с Узбекистаном. С 1998 г. общины салафитов стали собираться на пятничную молитву вне официальных мечетей (Джума намаз) . Именно с этого момента на общину обращает внимание официальное духовенство, начинается второй этап - гонение салафитов.

Второй этап - Гонение мусульман. (1999-2004 гг.). Во время второго этапа начинаются разногласия между официальным духовенством и представителями, так называемого, обновленческого Ислама (салафитами). Начинается теологический конфликт, в который вовлекаются силовики. Духовное управление мусульман в сотрудничестве с силовыми структурами объявляет «охоту на ваххабитов».

Третий этап - Охота на ваххабитов (2005-2006 гг.). Конфликт приобретает насильственные формы. Так в апреле 2001 г. спецслужбы перешли к фабрикации уголовных дел против «салафитов».


Четвертый этап (2011 г.) - это этап перехода наиболее активной части радикальной общины к вооружённой борьбе - джихаду. Так, в 2011 году в Казахстане появлялись боевые джамааты, которые от имени группировок «Джунд-аль-Халифат» и «Ансар-уд-Дин» совершили ряд терактов и открыто заявили о своем участии в глобальном джихаде.

Документальным свидетельством перехода части салафитов к вооруженной борьбе является обращение салафитов в Казахстане к джихадистам на Северном Кавказе. Данное обращение было опубликовано на сайте близком Имарату Кавказ www.hunafa.com


«ВАХХАБИТСКАЯ МАТРИЦА» КАК АЛГОРИТМ РОЖДЕНИЯ ДЖИХАДИСТСКОЙ ЯЧЕЙКИ

Сравнительный анализ формирования джихадистских структур в разных регионах постсоветского пространства, позволяет нам выдвинуть тезис о том, что в основе джихадизации мусульман в том или ином регионе лежит алгоритм. Условно назовем его "ваххабитской матрицей".
"Ваххабитская матрица "- в нашем понимании представляет собой условия и технологию, при помощи которых из общей мусульманской массы формируется фундаменталистская мусульманская община.

Условиями в данном случае являются: историческое присутствие Ислама в регионе, слабая система государственного управления, высокая степень социальной несправедливости в обществе, нарушения основных прав и свобод граждан.

Под технологией в данном случае мы понимаем: салафитскую интернациональную идеологию, позиционирующую себя как исламская демократия.

Путь от мирной салафитской общины к вооруженной джихадистской ячейке (джамаату) в регионах постсоветского пространства идентичен и состоит из нескольких этапов. В этом заключается технология формирования джихадистской ячейки:

•Внедрение в протестно-настроенную общественную среду салафитской идеологии
•Появление салафитских общин
•Противопоставление общин Духовному управлению мусульман
•Раскол салафитской общины и появление мирных и радикальные групп ("очищение")
• Столкновения радикалов с силовиками, появление джихадистских ячеек.
•Объявление джихада
•Формирование разветвленной джихадистской сети

Итак, идеология салафизма несет в себе механизм социального конфликта.
Алгоритм конфликта заключен в идеологических нормах, которые противопоставляют общину существующим общественным и государственным институтам. Таким как традиционный ислам, суфизм, национальные традиции. Догматизированное отрицание легитимности любой формы государственного строя за исключением шариатской формы, неизбежно приводит к конфликту между салафитской общиной и властью. Эти противоречия, как показывает практика, усиливаются в процессе противостояния, способствуя радикализации салафитской общины



По нашему убеждению, именно этот механизм, который в дальнейшем мы будем называть "технологией джихадизации мусульман", обеспечивает глобальному джихадистскому движению рождение новых ячеек в странах, где компактно проживают мусульмане и где наблюдаются грубейшие нарушения основных прав и свобод человека.

Итак, прежде чем встать на путь джихада, салафитские общины в Казахстане, также как и в других регионах постсоветского пространства, противопоставлялись власти и официальному духовенству. Это позволяло лидерам салафитских общин вовлечь мусульман в противостояние с силовыми структурами, которые в свою очередь работали на основе списков, часто составляемых при содействии официальных духовных лидеров тех или иных регионов.


Пожалуй, самым главным этапом джихадизации является этап «очищения», который через раскол салафитской общины и вычленения из него радикального крыла, формирует боевые джамааты.


Как показывает практика, конфликт, который сегодня приобрел насильственные формы в Казахстане, рано или поздно выльется в открытое противостояние, так как это было в Кыргызстане, Ингушетии, Дагестане, Кабардино-Балкарии. Более того, процесс радикализация части салафитской общины в процессе ее агрессивного взаимодействия с окружающей ее общественно-политической средой является частью заложенного пути, который должна была пройти община. Ваххабиты называют этот процесс «очищением уммы». Он ярко изложен в проповедях, ликвидированного в Кабардино-Балкарии кадия Имарата Кавказ Анзора Астемирова и Саида Бурятского, чьи проповеди пользовались широкой популярностью среди салафитов Казахстана.
Согласно постулатам, на которые он ссылается, процесс очищения является данностью, которая позволяет умме отряхнуться от изменников и слабых, для того чтобы оставшиеся могли встать на путь джихада и вознести имя всевышнего.

Итогом процесса «очищения» общины в Казахстане стало рождение таких террористических организаций как, Джунд аль-Халифат и Ансар-уд-Дин. Численность этих джамаатов неизвестна. По данным силовиков, до момента задержания 47 салафитов по атыраускому делу, общая численность радикального крыла салафитов в Казахстане насчитывала более 200 человек.


У появившихся в результате раскола салафитской общины джихадистских ячеек, сегодня нет координации действий, они плохо организованны, у них нет единого Амира, и также нет четкой иерархии и системы жизнеобеспечения сети, как, например, на Северном Кавказе.


Сегодня, главной задачей, которую ставят перед собой Ансар-уд-Дин и Джунд аль-Халифат, это объединение радикальных мусульман вокруг малых джамаатов, численностью до 5 человек. Это следует из обращения Ансар-уд-Дин к мусульманам Казахстана, датированном 10.11.2010 и опубликованном на сайте близком к северокавказскому подполью - http://hunafa.com/2010/11/obrashhenie-kazaxstanskogo-dzhamaata-ansaru-d-din



ВНЕШНИЕ СИЛЫ: СЕВЕРНЫЙ КАВКАЗ И АФГАНИСТАН


На процесс радикализации мусульман Казахстана, помимо внутренних факторов, о которых было сказано выше, значительное влияние оказывали также и внешние факторы, такие как Имарат Кавказ, Аль-Каида и Талибан. Данные террористические сети обеспечивают себе присутствие в регионе через помощь местным салафитским общинам, которые встали на путь джихада.
Помощь заключается, прежде всего, в обучении джихадистов военному делу на территории крупных террористических зон в Афганистане, Пакистане и Северном Кавказе.

Так, после объявления Имарата Кавказ в 2007 году лидером чеченских сепаратистов Доку Умаровым, северокавказское фундаменталистское подполье значительно активизировалось в соседних регионах. Интернационализация конфликта расширила географию влияния северокавказских террористических групп. Подполье активизировалось не только на территории Ингушетии, Дагестана и Кабардино-Балкарии, но и на территории Ставрополья и Астраханской области и Центральной Азии. В Астраханской области такой организацией стала «Таблиги Джамаат». Данная организации запрещена практически во всех постсоветских республиках. В Казахстане «Таблиги Джамаат» был объявлен вне закона 26 февраля 2013 года решением Сарыаркинского районного суда Астаны.


На радикализацию салафитов Казахстана огромное влияние оказала система вербовки моджахедов, созданная одним из идеологов Имарата Кавказ - Саида Бурятского. В 2004-2006 годах он много ездил с проповедями по странам бывшего СССР. По информации радио «Аззатык», Саид Бурятский бывал не раз в Казахстане, выступая с проповедями в мечетях Актобе, Алматы, Шымкента и Атырау. Появились даже переводы его лекций на казахский язык. По данным МВД России, молодые казахи под влиянием его проповедей пересекали границы и направлялись в Чечню, чтобы воевать и умирать в вооруженных столкновениях на Северном Кавказе.

По данным КНБ Казахстана, 3 сентября 2004 года в Актюбинской области были арестованы 9 членов группировки, тесно связанной с северокавказским подпольем. Лидер группировки Ерсаин Тасбулатов, по данным следствия, воевал в Чечне в отряде под командованием араба Абу Заира. Принимал активное участие в боевых действиях различных незаконных банд-формирований, которые нападали на российские блокпосты и военную технику на территории России. В одном из боев он получил осколочное ранение правой ноги, осколок так и остался в нем. Во второй чеченской кампании Тасбулатов стал инструктором, он обучал боевиков основам минно-подрывной деятельности. К моменту его задержания, он готовил теракт на территории Казахстана.

Значительное влияние на джихадизацию салафитов в Казахстане оказали Аль-Каида и Талибан. Прямая зависимость от Аль-Каиды и Талибан определяет участие казахстанских джихадистов в боевых действиях в Афганистане против военного контингента сил международной коалиции, возглавляемых США.

Так, по информации КНБ Казахстана, установлено, что во второй половине 2002 года по заданию руководства Аль-Каиды и Талибан, для организации террористической деятельности в Узбекистан и Казахстан проникли эмиссары "Жамаата" - так называемые амиры в Узбекистане и Казахстан - граждане этих стран А. Бекмирзаев и Ж. Биймурзаев. Указанные лица с середины 1990-х годов являлись членами Исламского Движения Узбекистана - ИДУ, прошли религиозную и боевую подготовку в Афганистане, участвовали в Баткенских событиях 1999-2000 годов, обучались взрывному делу и организации разведывательно-подрывной работы у инструкторов Аль-Каиды.


В течение двух лет они завербовали около 50 граждан Узбекистана до 20 выходцев из Казахстана. Группировка действовала на территории четырех республик СНГ. Отдельных членов террористической структуры переправляли за рубеж для специальной подготовки в лагерях Аль-Каиды. Среди них имелась четкая специализация - взрывники, вербовщики, специалисты по подделке документов и т.п.

Отдельные члены "Жамаата", в том числе граждане Казахстана, участвовали в подготовке и осуществлении в конце марта-начале апреля 2004 года и 30 июля того же года террористических актов на территории Узбекистана. Непосредственными их организаторами являлись Бекмирзаев и Биймурзаев.

В целом же джихадистское подполье в Казахстане представлено десятком организаций исламистского толка, среди которых Аль-Каида, Исламское движение Восточного Туркестана, Исламское движение Узбекистана, Асбат аль-Ансар, Братья-мусульмане, Талибан, "Боз гурд", Жамаат моджахедов Центральной Азии, Лашкар-е-Таиба, Таблиги джамаат.


Ислам Текушев, http://caucasustimes.com

Перепечатано с сокращениями
XS
SM
MD
LG