Ссылки для входа

Срочные новости

Узбекистанский беспредел - это закон (часть первая)


Бухара

Автор: Хамид Атаханов, независимый журналист, эколог


"Не говори мне от чего ты свободен, скажи для чего ты свободен" - Ф. Ницше


В начале 2003 года, принимая решение выехать в Узбекистан по семейным обстоятельствам, я предполагал, что это постсоветское государство совсем не рай для моей журналистской или экологической деятельности. Но была и спасительная мысль: все-таки еду в Бухару, Самарканд, где издревле таджики и узбеки вместе жили и работали, творили свою и общую культуру при любых политических, государственных передрягах и кризисах...

В двадцатых числах мая 2011 года в Доме техники Бухары состоялся областной фестиваль «Узбекистан – наш общий дом», одно из обязательных мероприятий для национально-культурных центров. Все начиналось как обычно, в пожарном порядке. Звонок председателя нашего центра С.Кулижонова:

- Срочно организуйте выступление вокальной группы, кого-нибудь из поэтов от нашего центра. Послезавтра репетиция, приедет комиссия из Ташкента.

Благо я был знаком с известной вокальной группой и поэтессой, которую так или иначе собирался пригласить к сотрудничеству с центром. Включили в репертуар песню из бухарского фольклора, стихи, быстро организовали малый вернисаж из работ местного художника. Наспех собрали книги таджикских авторов из личных библиотек, ремесленный набор народных умельцев – все для обозрения высокой комиссией.

Худо-бедно, с сильно урезанным репертуаром, фестиваль прошел. Кулижонов получил одобряющий кивок от начальства, мол, все нормально.

«Ничего нормального, - подумал я. - Уже лет десять центр не имеет своего пристанища, дома в родной Бухаре. Если власти довольны работой центра, то пусть помогут».

Предложил ему обратиться к областному хокиму с письмом о передаче в пользование центру здания «Магоки Курпа», что в исторической части города. Со всеми обязательствами, а именно - профессионально отреставрировать, беречь и сохранять памятник архитектуры. Кто более центра в этом заинтересован и может дать новую жизнь великолепному творению древних зодчих? А нам это дало бы возможность объединить всех людей, и таковых было немало, создать очаг возрождения традиций и современной таджикско-персидской культуры и науки. И, что весьма важно в нынешней ситуации, объект находится на туристском маршруте, возможность достаточно заработать, чтобы содержать свой Дом всегда в порядке и обеспечить работу всего центра. Я подготовил письмо, отдал Кулижонову. В случае чего, сказал ему, пригласите и меня на переговоры. Не позвал. А неделю спустя сообщил мне, что у него в хокимияте были неприятности с этим письмом. Лукавил председатель, если не врал открыто…

27 мая 2011 года в апартаментах областного хокима C.Хусенова – «вилоят хокимлиги хузурида» - некая комиссия сочла нецелесообразным продление срока моего вида на жительство в Узбекистане – «...яшаш гувохномаси муддатини узайтириш максадга эмас деб...» (выделение слов и орфография документа сохранены}. Об этом «поворотном событии» в череде чиновничьих беззаконий я узнаю значительно позже. При других обстоятельствах.

А пока, зная, что срок вида на жительства истекает только 19 июля и необходимо еще обменять паспорта, я и супруга подали заявления в ОВВиГ о продлении вида на жительство. Оформили весь пакет документов, оплатили пошлину и 31 мая майор А.Умаров зарегистрировал их:

- Не беспокойтесь, все в порядке.


«Тринадцатые ворота» Бухары

Еще в 2004 году известный таджикский писатель, потомственный бухарец, Аминджон Шукуров предложил мне участвовать в работе областного Таджикско-персидского национально-культурного центра «Офтоби Сугдиен». Тогда само известие о существовании такого НКЦ явилось для меня откровенным шоком, неприличным анекдотом на темы истории.

Земля древней Согдианы, земля, где зародилось первое государство таджиков, веками развивалась таджикско-персидская цивилизация. Какой же национал–специалист счел возможным и позволительным раскромсать великое наследие, единую культуру и жизнь потомков на областные «зоны существования»: Ташкентский, Самаркандский, Бухарский…и так далее - национально-культурные центры таджиков? До такого, с позволения сказать, «расчленения» единой культуры и истории по живому, не доходили даже самые одиозные интриганы, жестокие тюркские правители Средней Азии.

- И чем же занимается ваш центр? - спросил я Шукурова. – Пытаемся открыть таджикские школы, хотя бы отдельные классы в других школах. Пока ничего не получается, местные власти не очень приветствуют наши инициативы. Оттого раздоры, неуверенность в делах центра. А что можно делать без хорошего знания родного языка - основы, жемчужины всей культуры, - констатировал Шукуров. Кстати, свой завершающий труд – двухтомник воспоминаний из истории Бухары, автору помогли издать не в Ташкенте, а в Душанбе. Мы с ним встречались еще не раз, но о деятельности центра он больше разговора не заводил. Шукуров ушел из жизни в 2007 году и, насколько я знаю, он один из последних писателей Бухары, творивший на классическом таджикском языке. Наверно есть и другие таджикоязычные авторы, но они или еще не пользуются известностью или не афишируют свое творчество. Читателей не густо, да и издаваться негде. В Душанбе не наездешься, особенно сейчас. Это у Шукурова были авторитет и признание, дабы cпокойно миновать пограничные препоны.

По данным областного управления статистики на 2009 год в Бухаре не было ни одной школы с таджикским языком обучения. По словам очевидцев, последняя таджикская школа прекратила свое просветительское призвание еще 15 лет назад. Эти факты стали мне известны весной 2009-го, когда по приглашению нового председателя «Офтоби Сугдиен» С. Кулижонова был официально назначен советником председателя, координатором проектов центра. Иллюзий не питал, но и представить себе не мог в какой степени это безнадежно.

Созвали правление. Оказалось первое заcедание за последние 4 или 5 лет. Первым делом предложил организовать коммерческую структуру «Paynet», наладить единую информационную систему центра и проблему финансирования проектов.
Непосредственно при 33-й школе, где директорствовал сам Кулижонов, открыть факультативы для учащихся, желающих углубленно изучать таджикский и персидский языки. восполнить библиотечный фонд учебным материалом, для чего обратиться за помощью в посольства Ирана и Таджикистана. Вместе с филологами, литературоведами из госуниверситета создать учебную программу, проводить встречи, вечера, посвященные жизни и творчеству знаменитых людей Бухары. Например, кинофестиваль и творческие встречи с нашим современником, известным на весь мир кинорежиссером Бако Садыковым. И, непременно, посвятить цикл докладов, рассказов о жизни и деятельности ученого, философа, государственного деятеля Х1Х века – Ахмади Дониша. О нем, его времени я знаю достаточно полно: в 1986 году мной был подготовлен перевод романа «Звезда во мгле» - фундаментальный труд таджикского писателя Расула Хадизаде, посвященный этому великому человеку своей эпохи. Его поистине бесценным творческим наследием cейчас пользуются только профессионалы для своих исследований, а большинство современников слышали о нем благодаря только тому, что есть в городе улица его имени. Помню, приехав в Бухару, первым делом я стал искать дом Дониша. Но никто из местных ни то что показать, подсказать ничего не могли. Уже позднее, через четыре года, не без помощи университетских ученых, я смог увидеть разрушившуюся часть дома Дониша. Ни живой памяти, ни дома – музея, ни даже мемориальной таблички от «благодарных потомков».

Об этом рассказал на правлении. Кому, как ни общественности, а именно, таджикско-персидскому центру заниматься такими проектами – возрождать, восстанавливать «связь времен?».

– А этой осенью произойдет знаменательное событие - 100-летие со дня рождения Джалола Икроми. Предлагаю подготовиться и провести юбилейный литературный вечер для учащихся школ, жителей города. Икроми многие помнят, знали лично, почитают как учителя, корифея современной таджикской литературы.

Ничто из оговоренного, намеченного и утвержденного в программе центра не было реализовано. Ни в 2009, ни в 2010 году. Осталось на бумаге.

Впрочем, как и планы сотрудничества с другими НКЦ Узбекистана, открытия филиалов центра в Шофирконе, или Зирободе – древнем поселении иранцев, первых переселенцев из Персии. Оказывается, чтобы сделать шаг навстречу другому центру необходимо обязательно получить согласие местного хокимията, изложить план мероприятий, определить количество и состав участников, место и время. О контактах же с зарубежными организациями только мечтать можно - ко всем этим структурам добавляются долгие запросы и согласования в кабинетах мидовцев. Все настолько запутано чиновничьими инструкциями, запугано контролем и указаниями, что от прописанных в уставе прав на самостоятельную деятельность, не остается ни следа, ни пылинки. Идеи, пожелания членов НКЦ умирают сами по себе, а обязанности «укреплять дружбу, единство наций и народностей» ждут своего очередного сигнала.

Ничего удивительного что «Офтоби Сугдиен» имел возможность лишь «тускло мерцать» в шатровых сооружениях и только на государством установленных праздничных мероприятиях – 14 января, Навруз, День учителя и наставника, День Конституции… иные обязательные даты. Как правило С. Кулижонов давал «разгон», выстраивал в шеренгу своих сотрудников-преподавателей, организовывал ремесленно-художественно- кулинарный набор, а дети, учащиеся его школы, начинали петь – танцевать при первом же появлении хокима со свитой. Хоким подходил к шатру, здоровался, улыбался, гладил по головке детей, одобряюще кивал, если понравилось, и уходил в свои апартаменты. Благо рядом. До следующего благоволения.

Когда в августе того же 2009-го я спросил у Ахмада Тошпулатова, председателя областного отделения Союза писателей Узбекистана, когда и где состоится собрание, юбилейный вечер 100-летия его учителя - Джалола Икроми, он ответил весьма однозначно:

- Хоким области, Cамоидин Косимович мне никаких распоряжений не давал. Не знаю.

Так и Восият-апа, 85- летняя младшая сестра Дж. Икроми, также посвятившая свою жизнь народному просвещению и образованию, не знала и не могла понять - почему на родной земле ее знаменитого брата попросту забыли и продолжают забывать? И я ничего не мог ей объяснить. Просто отменил свою заметку о предстоящих юбилейных торжествах Икроми в его родной Бухаре. Не знает, и хорошо, что не узнал, классик таджикской литературы о нынешних, отнюдь не воздушных, «тринадцатых воротах» Бухары. Чиновничьи ворота, через которые замалчивается, изгоняется, уходит память о живших и живущих, история таджиков и персов.

Радио Озоди: По заявлению автора его публикация -- персональный протест гражданина против незаконных действий властей Узбекистана.

Смотреть комментарии (2)

Форум закрыт, но Вы можете продолжить обсуждение на Facebook-странице Радио Свобода
 
XS
SM
MD
LG