Ссылки для входа

Срочные новости

Узбекистанский беспредел - это закон (часть вторая)


Автор: Хамид Атаханов, независимый журналист, эколог

Я так подробно описываю события с «Офтоби Сугдиён» потому, что предложения о факультативах, организации «Paynet» и информационной системы, активной работы, деятельности центра впоследствии «легли» в содержание доносов и попытки прокурора города обвинить меня в происках и разжигании конфликтов между таджиками и узбеками, возбуждении вражды и нетерпимости…

4 июля 2010 года, воскресным днем, я приехал домой из Ташкента. А уже в понедельник, рано утром в двери постучался участковый с помощником. Вручил повестку - явиться к нему в кабинет:

- Вас и жену приглашает прокурор города по вопросу о виде на жительство. Но можете пойти один. Мой помощник вас будет сопровождать.

К чему такая мне честь прокурорская, зачем прикрываться повесткой от участкового?

Едва успел войти в кабинет советника юстиции, прокурора города С. Умарова как подвергся граду обвинений:

- Вы презираете узбеков, узбекский язык, агитируете за открытие школ и обучение детей таджикскому языку, какой-то там Пайнет организуете. Ваш Таджикистан был окраиной Бухарского эмирата, не забудьте. А вы занимаетесь разжиганием межнациональной розни и вражды. Вот два заявления на вас из СНБ. Прошу ознакомиться - категоричный отказ.

Я понял, что прокурор откровенно блефует, посоветовал ему обратиться к официальным документам центра, напрямую к Кулижонову. Если не сделал этого до сих пор.

– Не знаю никакого председателя Кулижонова, пишите объяснительную, - выпалил прокурор. Я не погнушался, написал, что действовал в соответствии с уставными задачами, государственным Положением о деятельности НКЦ. При всем желании никак не мог доказывать «…что территории городов Бухары и Самарканда ранее относились к Таджикской Республике»? На этом основании якобы «…призывал к присоединению данных городов к Республике Таджикистан.

Даже не взглянув на мою объяснительную, прокурор выдал заранее заготовленное предостережение. Уходя, сказал ему, что и дальше буду работать в центре, доносчиков же пусть сам наказывает за клевету.

Самое главное, суть противостояния определилась. «Наезд» прокурора на меня с приобщением доносов из оперативного ведомства означал только одно: контр-меры, попытка давления и запрета моих любых инициатив в «Офтоби Сугдиен». Я официально представлял проекты, Кулижонов утверждал. Я искал, беспокоил людей, приглашал в проекты, заверял в реальности, жизненности планов центра, а Кулижонов носил их… Кураторам из хокимията, оперативникам? Был ли он искренним, но весьма трусливым председателем или «подсадной уткой» для разрушения самой идеи, дел НКЦ? Об этом знает только он сам и тот, кто его, возможно, наставлял или решал за него. Иначе никак не могу объяснить его инфантильность, иногда прямое бегство от решения проблем центра. Когда в январе я предложил опубликовать статью о реальных проблемах центра - кто или что препятствует живой работе? - или гласно объявить о прекращении деятельности «Офтоби Сугдиен», как не выполняющего своих уставных задач общественного объединения, он жестко проговорился:

- Надоели вы мне со своими эсэнбэшниками!

Итак, 27 мая хокимская комиссия принимает решение об отказе мне в продлении вида на жительство. Что позволило принять столь поспешное решение? Прокурорская бумага не дает таких оснований. «Всевластие» хокима, его возможности решать тайно и вне закона? 29 июля – через два месяца – заместитель начальника ОВВиГ подполковник Н. Файзиев, молча в тряпочку, «рожает» сообщение в мой адрес о принятом 27 мая решении. Ведать об этом не ведаю, собираюсь ехать в посольство Таджикистана за новыми паспортами. Мое заявление от 31 мая о продлении вида на жительство не аннулировано: сотрудники в погонах, хранители Закона, потворствуют готовящейся правовой провокации. 18 августа привожу паспорта, 19-го сдаю майору Умарову на оформление. 22 августа утром собираюсь на международную конференцию по истории развития цивилизации Бухарского оазиса. Звонит Умаров:

- Подходите с женой после девяти, ваши документы готовы. Придет начальник, (Н. Файзиев) подпишет.

Пришли, ждем. Около десяти часов вместо подполковника в кабинет буквально вваливается группа сотрудников УВД и Умаров начинает:

- Вам, Хадича Холовна, вид на жительство продлен, а вот вашему мужу Атохонову решением комиссии хокимията области – отказано. На основании постановления прокурора он подлежит немедленному выдворению за пределы Узбекистана.

И подсовывает то самое застарелое сообщение Н.Файзиева от 29 июля о решении от 27 мая. Требую ознакомить с материалами комиссии, постановлением прокурора - отказ. Требуем вдвоем время на обжалование действий власти и прокурора - категоричный отказ.

- Решение принято, поздно. Сегодня последний день выдворения. Сейчас поедете с нашими сотрудниками в Навои за exit - визой.

Подходят два амбала – сержанта, и ведут к машине, уже заехавшей во двор. Больше жену я не видел. Заехать домой, попрощаться, забрать какие-либо вещи не дали возможности: следили за каждым шагом. К 7 часам вечера вернулись в Бухару. Сопровождающий сержант получил указания от какого-то чина по мобильнику, и …машина рванула в сторону Карши, на Сарыасиинский погранпереход. К 6 утра сержант, устав от дороги, решил поспать, а, устав от вынужденной игры в демократию, зло пригрозил:

- Я солдат Каримова, выполняю приказ. Будешь еще звонить по мобильнику, изобью или… Ты наш арестант.

И показал наручники в портфеле. Не посадили ведь в зиндан, не приговорили к высшей мере «законники» бухарские. Не убудет с них…

23 августа, уже только на таджикской стороне, я увидел, взял в руки свой новый, но изрядно изгаженный штампом, паспорт. Дата выдворения «за нарушение режима проживания» 20-го числа, не 22-го И тут же еще одно противоречие официально установленного и факта действий: в exit- визе сроки исполнения определены до 26-го августа. Однозначно у меня в распоряжении было еще 3 дня, чтобы заявить протест, обжаловать действия чиновников. Статья 23 Конституции Узбекистана гарантирует иностранным гражданам обеспечение прав и свобод в соответствии с нормами международного права. То есть утверждается конституционное положение приоритета принципов и норм международного права, что они подлежат безусловному выполнению всеми субъектами права, в том числе, государственными органами и должностными лицами. Что верховенство закона носит международный характер и не относится к числу исключительно внутренних дел государства.

Узбекистан ратифицировал Всеобщую декларацию прав Человека ООН, признал и подписал протоколы Международного пакта о гражданских и политических правах, факультативный протокол к нему. По установлениям этого Международного пакта нарушены мои права в соответствии со статьями 9, 13, 16, 17. и 19. Допущены грубейшие ошибки правоприменения по статьям и разделам внутренних нормативных актов и положений. В Узбекистане до сих пор нет института судебной защиты от необоснованных арестов, задержаний, ограничения свободы. У меня нет другого выбора: просить Европейский суд по правам человека считать это мое обращение в качестве «предварительной жалобы» на незаконные, противоречащие международному праву действия должностных лиц и государственных органов Республики Узбекистан.

Хамид Атаханов, независимый журналист,
эколог


P.S. Хоким С. Хусенов «укрепил» бумажку прокурора С. Умарова, неизвестный для меня прокурор «постановил» решение хокима, а подполковник Н.Файзиев скрывал, «прятал концы» до поры до времени. Ясно, что откровенно незаконно. Но чем определена подобная методика деяний облеченных властью лиц и структур?

22 августа, в день моего «выдворения», в Ташкенте началось очередное заседание экспертной рабочей группы по национальной программе действий в области прав человека. Экспертное заключение отмечает доминирующую тенденцию: власти Узбекистана взяли под свой контроль все процессы, связанные с соблюдением прав человека, с развитием гражданского общества, с формированием национального сектора ННО и сотрудничество с международным сообществом. Государство сотрудничает лишь с созданным им самим и контролируемым им самим институтами гражданского общества, которые в силу своей боязни и зависимости не могут свободно действовать. Над всеми хорошими законами, ратифицированными документами международных конвенций и договоров о защите прав человека пока превалируют, и будут превалировать подзаконные акты и чиновничья правоприменительная практика, а Узбекистан в мировых рейтингах будет уверенно возглавлять «хит-парады» стран, где систематически нарушаются права граждан. По официальным отчетам министерства юстиции этой страны Узбекистан подписал порядка 70 международных правовых документов ООН в области защиты прав человека. Может быть и так, но это не более чем пропагандистская шумиха. А в реальности? Разгромное заключение Комитета ООН по правам человека от 26 марта 2010 года при участии 18 независимых экспертов.

Как прокомментировала Холли Картнер, директор HRW:

- Комитет по правам человека недвусмысленно оценил ситуацию в Республике Узбекистан как неприемлемую…

Пытки заключенных, преследование и судебные процессы над журналистами и правозащитниками, репрессии против гражданского общества, отсутствие независимого суда. По информации Международного фонда за права человека, чтобы заключенный правозащитник не попал под амнистию к его характеристике, добавляют - «нарушение режима пребывания в колонии…» Ну а мне впечатали в паспорт - «нарушение режима проживания в Республике Узбекистан». Улавливаете созвучие не только в рифме: режим пребывания, режим проживания в режиме диктатуры.


Примечательно в этом отношении высказывание на страницах International Gerald Tribune в апреле 2006 года лорда Паттена, бывшего в то время уполномоченным ЕС по иностранным делам: «… К списку стран, где правящие режимы жестокими репрессиями сами роют себе могилу следует добавить еще одно государство, о котором мы редко вспоминаем - Узбекистан. …граждане Узбекистана страдают от гнета авторитарной власти, которая не только грабит собственный народ и допускает массовые нарушения прав человека, но и создает угрозу распространения насилия и нестабильности на соседние страны…» Проще говоря, страна, «напялившая на себя гирлянды» образцовых международных актов и соглашений о верховенстве Закона, живет по личностным понятиям о законе. Делают, что хотят и как хотят. И управы на них нет: сами же орудуют жезлами власти. Не я «разжигал», а это хоким, прокурор и сотрудники «правопорядка» своими действиями насаждают межнациональную рознь и нетерпимость. Откровенно, мне так и хочется сказать: - Будь проклят хоким С Хусенов со своей «специальной комиссией», когда в одночасье они посмели разрушить семью, разъединить людей, живущих вместе более 30 лет. Причем все это делалось тайно и подло - с Файзиевым и Умаровым за три месяца я виделся не один раз и слышал: - «Не беспокойтесь, все в порядке". Не говоря уже о том, что лишен крова, имущества как объясню своим внукам: - Почему я где-то далеко от семьи? - Вот, мол, встретился мне на жизненном пути некто Хусенов, смотрящий за режимом в Бухаре? И будь он трижды проклят со своими нукерами, из-за которых моя больная супруга вынуждена была участвовать в ночных гонках по Узбекистану, чтобы передать мне «краюху хлеба с рубахой».
В докладе Международной группы по предотвращению кризисов (ICG) - Реформы в Узбекистане: Мифы и реальность от 18. 02. 2003г. - изложены рекомендации «если Узбекистан намерен повернуть вспять процесс упадка», то должен прекратить наиболее вопиющие нарушения прав человека и ограничение власти служб безопасности, проявить открытость и прекращение цензуры в СМИ де-юре и де-факто, безотлагательно принять меры по предотвращению несанкционированных арестов и нарушений прав человека со стороны правоохранительных органов. В 2004-2005 гг. закрывается деятельность международных гуманитарных фондов, разогнаны НПО, Андижанские события и пространные речи президента о неприемлемости европейских институтов демократии для «восточного менталитета». Комментарии лорда Паттена, продолжение преследований, аресты правозащитников и журналистов: журналистика из системы подконтрольной стала просто ритуальной.


10 августа 2011 года Н Файзиев, в самый разгар провокации, выдал справку о том, что имярек «…не является гражданином Республики Узбекистан…и…по вопросам приобретения гражданства Республики Узбекистан в ОВВиОГ Бухарской области не обращался». Прав подполковник. Я считаю ниже своего достоинства быть гражданином такой страны, где на приграничных минных полях–ловушках взрываются свои и граждане - родные соседи, где нищета человечности правит судьбами людей.
Х. А.

Радио Озоди: По заявлению автора его публикация -- персональный протест гражданина против незаконных действий властей Узбекистана.

Смотреть комментарии (6)

Уважаемые пользователи! Комментарии с оскорблениями, нецензурными выражениями в отношении представителей других рас и национальностей, конфессий и религий, а также с рекламой не будут опубликованы.
Форум закрыт, но Вы можете продолжить обсуждение на Facebook-странице Радио Свобода
 
XS
SM
MD
LG