Ссылки для входа

Кто набирает «таджикских рекрутов» для войны в Сирии?


Что привлекает таджикскую молодежь в Сирийском джихаде, и что ими движет? Кто стоит за тем «военкоматом», который, собирает по всему миру молодежь для участия в различных джихадах, взамен на обещания денег и блаженства в саду «Эдема».

Число Среднеазиатских боевиков в Сирии, согласно статистике давно перевалило за тысячу. Только таджикских боевиков воюющих против режима Асада, в Сирии достигает 190 человек. Так что-же движет молодыми людьми из Таджикистана, Кыргызстана, Узбекистана и Казахстана, которые, воюют на стороне противников Башара Асада? А самое главное, кто стоит за теми, кто агитирует молодежь для участия в этом джихаде?

Власти Таджикистана, обычно использует факт участия граждан республики в Сирийской войне для дискредитации политических конкурентов, в том числе оппозиционную Партию исламского возрождения Таджикистана(ПИВТ), и инакомыслящих представителей духовенства, как семейство Тураджонзода. В эфире национального телевидения Таджикистана по меньшей мере два раза, представляли таджикских боевиков в Сирийском джихаде, как членов Партии исламского возрождения Таджикистан, и как воспитанников медресе «Мухаммадия» братьев Тураджонзода. Утверждение, которое отрицают и ПИВТ и братья Тураджонзода.

Однако в среде таджикских экспертов придерживаются другого мнения. Если раньше набор молодых «джихадистов» проходил под влиянием военизированных групп «Исламского движения Узбекистана» и «Ансоралло», то в настоящее время эта нища на «рынке рекрутов» монополизирована последователями Салафитского толка.

Салафиты проявились в исламском обществе Таджикистана приблизительно десять лет тому назад. На начальном этапе власти Таджикистана, преследуя цель ослабления оппозиционно ПИВТ и инакомыслящих представителей духовенства в стране, как тех-же братьев Тураджонзода, закрывали глаза на действие Салафитов. Однако когда власти опомнились и «открыли глаза», то было уже поздно, их число перевалило за тысячи.

Абдулло Мухаккик, известный таджикский эксперт по исламу говорит, что «реакционные движения, корни которых уходят далеко за пределы Таджикистана, посредством интернета, спутниковых телеканалов, и выпускников своих реакционных школ, обманывая молодежь «ценностями» ислама, направляют их на войны. В Таджикистане это осуществляется последователями салафитского толка».

Один из маршрутов по которому боевики из Таджикистана, попадают в Сирию, проходит через Турцию, с которой Таджикистан имеет безвизовый режим. Оттуда их отправляют в Сирию, где новобранцы попадают в ту или иную группировку. При этом по прибытию на «место службы», новобранцы сжигают все документы, сжигая все пути для возвращения на родину, доказывая тем самым искрение намерения воевать за правое дело.

Пресса сообщала об участии 190 таджиков, около 150 казахов и приблизительно 70 кыргызов в боевых действиях против режима Башара Асада. В настоящее время в Кыргызстане по возвращении из Сирии, задержаны, по меньшей мере, 25 парней и две девушки.

Амиркул Азимов, председатель парламентского Комитета по вопросам обороны и правопорядка констатируя этот факт, говорит, что привлечения людей для участия в джихаде в Сирии и любой другой страны, не является только проблемой Таджикистана. «Я не сторонник того мнения, которое связывает существования подобных групп с безработицей или другими жизненными проблемами. Разве террористические и антиправительственные движения существуют только в Таджикистане? Конечно нет. Среди боевиков есть граждане даже развитых стран».

По мнению авторитетного представителя духовенства Таджикистана Хаджи Мирзо Ибронова, в настоящее время Россия стала, важным источником привлечения таджикской молодежи на «чужие войны» в том числе и на войну в Сирии. «Одного заманивают деньгами, в другом случае пользуются (религиозной) неграмотностью таджикской молодежи, и очень легко вводят их под свое влияние и увозят. И они воюют ради Аллаха».


Исламовед Фаридун Ходизода говорит, что «Тяжелая жизнь и тяжкий труд на чужбине, довели этот народ до отчаяния. И даже если они не являются набожными и религиозными, у них появляется желание поехать на войну и заработать достойные деньги, в отличии от России, где эта молодежь на каждом шагу подвергается оскорблениям и унижениям, в «джихаде» к ним относятся с уважением, что дает им дополнительный стимул».

Однако в Таджикистане духовенство как официальное, так и та часть, которая лишена трибун, подвергают сомнению утверждения обязательного для мусульман участия в джихаде в Сирии, опираясь на тот факт, что обе конфликтующие стороны в этой арабской стране являются мусульманами. Между тем, когда Ходжи Мирзо Ибронов, в эфире радио «Озоди», заявил, что джихад в Сирии, не что иное как война интересов, ответ из Сирии не заставил себя ждать. В интернете было размещено видео-обращение 22 –х молодых вооруженных людей в маске, которые утверждали, что они находятся в Сирии. На видео, подлинность, и место съемки которого установить не предоставляется возможным, Ходжи Мирзо подвергается резкой критике со стороны одного из них. Муджахид, личность которого не установлена, говорит, что Хаджи Мирзо испугавшись властей из за страха перед ним не называет войну в Сирии джихадом».

Согласно имеющимся подтвержденным данным, на сегодняшний день в боевых действиях в Сирии погибли пять граждан Таджикистана, трое из которых являются уроженцами Куляба, один Восейского района и один житель Исфары. В одной из последних сообщений с Сирийского фронта, говорилось о гибели таджикского боевика Бахтиера Шерова, известного среди муджахидов как Абу Ахмад Таджики», 26 летнего жителя Куляба. Два года назад он уехал на заработки в Россию, однако в дни праздника Навруз в этом году, в Куляб пришла весть о его гибели в Сирии, что потрясло не только мать Бахтиера, но и весь город Куляб. Никто из жителей города даже и не подозревал, что он воюет в Сирии.


Давлат Мирзоев, житель Куляба так рассказывает о Бахтиере: «Он был хорошим парнем, и ему ни до кого не было дела. Он женился, но из-за того, что у них не родились дети, он развелся с женой. Второй брак тоже оказался не удачным. После этого он уехал в Россию. Мы незнаем, кто, как и где его убил. Мы увидели его фото в интернет».

В декабре 2013 года пять студентов международного университета Дамаска, были приговорены к различным срокам лишения свободы, по обвинению участия в боевых действиях на территории Сирии. В марте того же года, правоохранительные органы сообщили о задержании в Кулябе брата известного в годы гражданской войны в Таджикистане полевого командира Курбона Чолова, которого обвинили в агитации и призыве молодежи для участия в боевых действиях в Сирии против режима Асада.

До недавнего времени лицам, обвиняемым в подобных преступлениях, обычно определяли наказание на основе законодательства той страны, где они воевали, именно по этой причине пятеро студентов воевавших в Сирии отделались лишь двумя годами лишения свободы. Однако 21 мая парламент Таджикистана ввел дополнения в Уголовный Кодекс Таджикистана, согласно которым за участие в боевых действиях за рубежом определяется более жесткое наказание

Абдуманнон Холиков, заместитель министра юстиции Таджикистана, так прокомментировал это: “Участие в боевых действиях за рубежом опасно для общества, исходя из этого мы добавили новую статью в Уголовный Кодекс. Мы миролюбивая страна, не имеем претензий никому, не собираемся ни с кем воевать, и отправлять кого-то куда-т на войну. Наоборот мы прилагаем усилия, чтобы не допустить такого, по этому мы предусмотрели наказание для подобных преступлений».

Официальный Душанбе постоянно говорит о необходимости возвращения своих граждан из Сирии. Однако, по всей видимости не располагает такой возможностью, так как не имеет на территории Сирии своего представительства, и контактов с противоборствующими сторонами. Единственная возможность, которой располагают спецслужбы Таджикистана, это оказание давления на родственников боевиков личность которых установлена, с тем чтобы родители убедили их возвратиться на родину. Но, и этот метод не является эффективным, так как те, кто возвращается из Сирии, попадают в тюрьму как те пять студентов Международного университета Дамаска.


Власти, которые по приказу президента вернули из зарубежных ВУЗов более 2000 студентов, говорят, что если бы в свое время этого не было сделано, число таджикских боевиков в Сирии, было бы намного больше. Однако с этим утверждением не согласны эксперты. Так, как все те кто вернулся столкнулся, с отсутствием возможности продолжения обучения, безработицей и преследованием правоохранительных органов, что вынудило их покинуть страну. Часть вернулась в прежние медресе, где раньше учился, часть уехала на заработки в Россию, а кто-то попал в лапы тех, кто агитирует бороться с неправедными.

Абдулло Мухаккик, считает, что для предотвращения влияния реакционной религиозной идеологии на молодежь, необходимо ввести в школьную программу обучения такой предмет как религиозное образование: « если мы не удалим предпосылки развития салафитской идеологии из ума и сознания общества, это будет представлять серьезную опасность», говорит он.

Однако, ряд других экспертов считает, что репрессивными методами эту проблему не решить. По их мнению, правительству надо отказаться от борьбы с представителями духовенства придерживающихся традиционного ислама, не ограничивать мусульман в соблюдении канонов и традиций ислама. Если Таджикистан откроет свои объятия для последователей религии, не будет закрывать мечети, запрещать ношение хиджаба, и свободное посещение мечетей для лиц различного возраста и пола, то у тех, кто набирает рекрутов для войны с неверными, не будет оснований обвинять правительство в антиисламской политике, тем самым не будет возможности завлекать молодежь в ряды «истинных мусульман

Может для этого еще нужно вернуть в мечети представителей духовенства имеющих авторитет среди мусульман Таджикистана как Ходжи Мирзо и Нуриддинджона Тураджонзода, которых лишили возможности проповедовать с трибун мечетей, чем воспользовались реакционные группы, обвиняющие правительство Таджикистана в антиисламской политике? Во всяком случае, последователи Ходжи Мирзо, уверены, что пока он имел возможность проповедовать, из Кулябского региона не стремился попасть в так называемый «джихад», даже в соседний Афганистан, но сегодня когда, Ходжи Мирзо лишен такой возможности, десятки людей из этого региона в надежде испить из «чаши шахады», отправляются за четыре тысячи километров от родины, в Сирию.
XS
SM
MD
LG