Ссылки для входа

Потомки пира Саида Хоразмшаха или Памирские мунджанцы сегодня


фото из Интернета

Мунджанцы один из памирских народов. Основная часть мунджанцев проживает в провинции Бадахшан Исламской Республики Афганистан в долине реки Мунджан. Верующие – мусульмане–исмаилиты.

Автор: Давудшах Сулейманшах

Мунджанцы один из памирских народов. Основная часть мунджанцев проживает в провинции Бадахшан Исламской Республики Афганистан в долине реки Мунджан и сопредельных местностях Пакистана (около 14 тысячи человек). Локальная группа мунджанцев-йидга живет в долине Луткух в верхнем Читрале, куда переселились из Мунджана несколько веков тому назад. Их язык входит в восточную подгруппу иранской группы языков. Образование получают на урду – в Пакистане, на фарси – в Афганистане. Верующие – мусульмане – исмаилиты. (Информация из Викпедия)

...Помню, ещё в детстве я наслышался про мунджанцев. В нашем большом кишлаке Нишусп проживали мунджанцы: двоюродные братья - Имомназар и Султонназар. Как-то я подрался с сыном Султоннназара - Огоназаром. Драки и словесные перепалки для нас, детворы, были обычным способом времяпровождения. Мы оба получили ушибы: у Огоназара - синяк под глазом, а у меня брызнула кровь из носа.

Увидев мое состояние, бабушка с криком набросилась на Огоназара. Потрясенную бабушку мало волновало опухшее лицо Огоназара и его синяк под глазом. Она увидела только увечья любимого внука в виде засохшей крови на губах. Не скрывая свою ненависть к мунджанцам, она с неописуемой злобой кричала на всю улицу, посылая на них проклятия. До сих пор у меня в ушах звучат её слова, как она тогда прилюдно обзывала мунджанцев: «Безземельные иноземцы! Чужеродные странники!».

На другой день я и Огоназар вместе играли, как ни в чем не бывало, но драка с моим другом стала толчком к тому, что впоследствии меня серьезно заинтересовала судьба мунджанцев. Я искренне переживал из-за того, что бабушка незаслуженно оскорбила друга детства. С годами у меня больше развилось любопытство и пристрастие к знаниям, и я всеми силами старался побольше узнать про мунджанцев. Загадкой для меня остался и непонятный для нас, шугнанцев, мунджанский язык...

Старший преподователь Хорогского государственного университета Саидрасул Шамиров – мунджанец по происхождению, выслушав мою историю из далекого детства, с улыбкой добавил:

- Сейчас никто не называет мунджанцев странниками и иноземцами. Памирские мунджанцы самые зажиточные и высокообразованные люди. Этого вы можете увидеть в примере общины мунджанцев из махалли Тер-хоен кишлака Цордж. Известный факелоносец в сочинских олимпийских играх 2014 года Алидод Исмоилов, доктор математических наук Музаффар Азизов, кандидат медицинских наук Соиба Мирзоева, врач высшей категории Богигул Азизова является выходцами из мунджанцев кишлака Цордж. Конечно, есть проблемы в общине, это, прежде всего, потеря языка и полная изоляция от соседних мунджанцев-родственников, которые живут в Исламской Республике Афганистан и Пакистане. Всем известен факт, что мунджанцы, которые живут в Шугнанском, Рошткалинском, Ишкашимском районах не говорят на своем родном языке мунджани-йидга. Дело в том, что в вышеназванных районах мунджанцы живут некомпактно. Ассимиляция нашего народа с шугнанцами, ваханцами, зебакцами и ишкашимцами привела к тому, что со временем мунджанцы перестали говорить на родном языке. Сейчас на Памире трудно встретить чистокровного мунджанца. Смешанные браки и потеря связи с остальными мунджанцами привела к тому, что наш язык в Таджикистане уже причислен к вымершим языкам. Это не только наша проблема. С такими проблемами могут сталкиваться любые памирские народности и ягнобцы, если после переселения на другое место они будут жить вразброс, а не компактно. В нашем большом роду на языке мунджани говорил только мой прадед Шокир. Моя прабабушка и прадед были родом из кишлака Газ Мунджанского вулусвола. Они говорили на мунджани. Мой дед Шамир женился на шугнанке Бибинигор из кишлака Шедудж Шугнанского вулусвола, Исламской Республики Афганистан. Бабушка не знала языка мужа. Дед тогда жил в Хороге в местечке Шодашт в окружении соседей-шугнанцев. Постепенно дед тоже с акцентом начал говорить на шугнанском языке. Бабушка говорила, что находясь в хорошем расположение духа, дед охотно рассказывал им про свою родину, про язык и обычаи мунджанцев.

Директор Института гуманитарных наук Шодихон Юсуфбеков, узнав о цели моего визита, оживленно начал свой рассказ:

- Действительно, про мунджанцев ничего не известно. Даже община загадочных калашов, живущие на севере Пакистана, теперь известны всему миру, благодаря своеобразной жизни, совсем непохожей на жизнь соседей-мусульман. Великий советский ученый Грюнберг Александр Леонович посвятил много трудов на изучение мунджанского языка. В 1845 году произошел переломный момент в жизни всех мунджанцев долины Мунджан. Пир (духовный наставник) исмаилитов Мунджана Саид Хоразмшах, прибывший в Мунджан из иранского города Язд на должности пира был принят мунджанскими мюридами со всеми почестями. Хорошие отношения были у пира с амиром Бадахшана – Малик Джаханшахом, который впоследствии принял исмаилизм. Местные чиновники были в разладе с новым пиром. Устав от постоянных придворных интриг и притеснения со стороны недоброжелателей, пир Саид Хоразмшах решил навсегда покинуть родные места и в 1855 году приехал к своим мюридам в Шугнан. Вместе с ним приехали его родственники, сыновья Саид Махмудшах, Саид Ахмадшах, Саид Мизрабшах, улемы и прислуга. В целом их было человек 300. Часть из них обосновалась в кишлаках Мулводж, Баршор и Ширгин Ишкашимского района. Пир и его ближайшие родственники разговаривали на фарси, остальные мюриды на мунджани. После прибытия в Шугнан, пир Саид Хоразмшах с почетом был принят со стороны мингбаши Шугнана Азизхана в кишлаке Цордж Шугнанского (ныне Рошткалинского) района. Недолго оставаясь в Цордже, он перекочевал к своим мюридам в кишлак Тавдем. При содействии мингбаши Азизхан пиру Саид Хоразмшаху были выделены десятки гектаров земли и фруктовые сады в Тавдеме. Мюриды методом хашара построили для своего пира небольшой памирский дом, где обосновался его младший сын Саид Ахмадшах. Старший сын Саида Хоразмшаха, Саид Махмудшах, побывав однажды в местечке Шодашт, сказал своим мюридам, что весною он приедет сюда на летовку. Тогда эта огромная гористая степь с большими природными террасами была безводна и безлюдна. Послушав советы пира Саид Махмудшаха, мюриды вырыли большой котлован-корез у подножья местечка с источником Шо-чашма. Постепенно родниковая вода, находившаяся глубоко под землей, наполнила котлован. Там же был построен небольшой бассейн. Из бассейна в сторону степи-Шодашт был проведен оросительный канал Шо-вед. Канал орошал почти десяти гектаров земли, ставшей впоследствии собственностью пира Саид Махмудшаха. При советской власти пир Саид Хоразмшах, его сыновья, как и другие духовные лица попали в немилость. На месте летнего имения пира Саид Махмудшаха был создан Памирский ботанический сад. Люди из окружения пира насильно были переселены в разные кишлаки. Пир Саид Мизрабшах и пир Саид Ахмадшах покинули мир в молодом возрасте. Наследник пира Саид Ахмадшаха, его сын Саид Ходжы Бадал, проживал в кишлаке Тавдем. У пира Саид Ходжы Бадала из детей кроме дочери Бибиджон никого не осталось в живых.

С целью найти близких родственников пира Саид Ходжы Бадала мне пришлось поехать в кишлак Тавдем. Утопающий в зелени живописный кишлак Тавдем находится в ущелье Шахдара. Усадьба пира Саид Ходжы Бадал принадлежит теперь Чоршанбиеву Алибеку. Он – бывший киномеханик, а ныне инвалид-пенсионер с радостью пригласил нас в свой дом. Дом просторный и новый. В углу двора поспевала черешня. Внук

Алибека - Насим собирает для нас скороспелую черешню, которую на Памире почему-то называют майской черешней. Из разговора хозяев узнаю, что жены и дочери мунджанских пиров не кормили младенцев грудью. Для это они специально нанимали кормилиц. Кормилица должна была быть женщиной чистоплотной и набожной. Покойная бабушка Алибека Бегим кормила грудью своего сына Чоршанбе, когда в семье пира Саид Ходжы Бадала родилась дочь Бибиджон. В детстве Бибиджон была очень привязана к ней и обращалась к кормилице исключительно как Нан-Бегим (нан-мать). Дом пира Саид Ходжы Бадала старый, но ухоженный и с единственным окошкой-рудзой на потолке. Супруга Алибека, Савриноз Насимова рассказала нам, что во время мусульманских праздников она постоянно печет лепешки в кицоре в старом доме пира. Эти горячие лепешки она несет на перекресток дорог и отдает первому встречному. Таким образом они, якобы радуют духи своих почитаемых пиров. На мой вопрос, «почему они не ремонтируют дом пира?», Алибек твердо сказал:

- Дом пира для нас священное место. Он является своеобразным музеем для всех.

Со внуком мунджанского пира Ходжы Бадала, Саидходжабадалом Шохичахонзода я встретился в его доме в махалле Тирчид, города Хорога. Саидходжабадал Шохичахонзода, мужчина среднего возраста с приятными чертами лица, приветствуя меня на шугнанском, с горечью и жалостью сказал: «Я не владею даже разговорным мунджанским. Моя покойная мама, Бибиджон Ходжабадалова говорила на фарси и шугни». На мой вопрос, есть ли у него родственники в афганском Мунджане, он коротко ответил:

- Не знаю. Наверное, есть, но поехать туда и разыскивать их нет смысла. Сколько воды утекло с тех пор. Самому тоже не хочется ехать туда, чтобы отыскать их. Я благодарен Богу, что мой прапрадед в свое время покинул насиженные места и нашел новую родину в таджикском Бадахшане. Покойная мама всегда говорила, что мунджанские пиры и мюриды не хотели возвращаться на историческую родину, а властям постоянно повторяли одно и тоже: «Дуди баргашта талх аст» («В одну воду дважды не войдешь»). Мудрость наших предков заключалось в том, что у них была развита интуиция и дар провидения. Ни для кого не секрет, но ситуация в Афганистане и поныне нестабильная. У меня одна родина и она называется Таджикистан. Родина, как и мать - одна у всех людей. Конечно, я горжусь тем, что у меня в жилах течет кровь мунджанских пиров. Мой прадед Саид Ахмадшах и дед Саид Ходжа Бадал, были уважаемыми и авторитетными пирамы нескольких поколений бадахшанцев. Они и в горе, и в радости были вместе со своими мюридами, а в старину менять пиров запрещалось и считалось большим грехом, - сказал мне на прощанье Саидходжабадал Шохичахонзода.

XS
SM
MD
LG