Ссылки для входа

Аниса Собири: "Я пишу на русском, но в душе я таджичка". ВИДЕО


Шоир ва нависандаи тоҷик Аниса Собирӣ

Начинающая таджикская писательница Аниса Собири, презентовала в Душанбе свою первую книгу под названием "Devanagrad".

Еще до издания, первая книга Анисы Собири привлекла внимание читателей своим интересным названием - "Devanagrad". Искренность этого внимания отчётливо проявилось на презентации книги Анисы Собири в Душанбе. В этой книге, изданной тысячным тиражом, собраны стихи и рассказы молодой писательницы. Проба пера Анисы состоялось, когда ей было всего тринадцать лет. Она является одним из учеников известного русскоязычного таджикского писателя Тимура Зульфикаова, и её работы наполнены философским содержанием. В поисках нового стиля, она старалась совместить различные литературные стили. Репортёр радио Озоди, встретилась с начинающей писательницей, и начала свой разговор с ней с необычного названия первой изданной книги Анисы Собири.

Аниса: «Девонаград» берет своё начало из санскрита, то есть имеет и таджикские и русские корни, и подразумевает человека живущего на земле бога. Я столкнулась с этим словом, когда начала писать свои первые стихи, и подумала, что так будет называться моя первая изданная книга. Свои первые стихи я начала писать в тринадцать лет, до этого занималась живописью. Меня всегда интересовали вопросы, кто я, и каково мое предназначение в жизни. Поиски ответов на бесконечные вопросы, которые не оставляли меня в покое, привели меня в поэзию. В 16 лет я обратилась к прозе и начала писать рассказы. Когда я была в дали от родины я писала о любви к Таджикистану, о проблемах трудовых мигрантов. Теперь я опять вернулась к философским темам.

Озоди: Ваши ровесники в литературе больше обращаются к лирическим темам, пишут про любовь, почему же вы выбрали философское направление?

Аниса: Если честно я до сих пор не писала о любви к мужчине. Может это потому, что я ещё не испытывала чувство любви. Естественно я уверена, что когда-то и я испытаю эти чувства. Но с моей точки зрения мои работы, переполнены чувством любви, философской любви, любви к родине, к людям. Даже наша с вами беседа переполнена чувством любви, так как она заставляет меня мыслить.

Озодиӣ: Вы знаете своих читателей? Сколько им лет, мужчины они или женщины? Что им нравится и что не нравится?

Аниса: Очень сложный вопрос. Я не пишу для определенной аудитории, так как в таком случае вдохновение покидает меня. Я пишу то, что выходит из глубины моего сердца. Мои произведения имеют читателей, как среди молодежи, так и среди взрослых людей.

Озоди: В то время как великие поэты мира, для изучения наследия персидской поэзии, научились персидскому языку, почему вы выбрали русский язык – языком своего творчества?

Аниса: Дело в том, что я не знала хорошо таджикский язык, так как училась в русской школе и дома также общаемся на русском языке. Но сейчас я стараюсь исправить эту ошибку. В своих произведениях я пользуюсь как русским, так и таджикским языком. Если выражаться точнее, то я некоторые таджикские слова использую на русский лад. Например, слово «бульбул» (соловей) я использую как «бульбулёнок» (соловьенок ред.). Если мы используем таджикские слова в русских стихах, то они распространятся по всему миру. Но я буду стараться как можно лучше изучить таджикский язык.

Озоди: Существует мнение, что поэты и писатели, пишущие на русском языке, являются пропагандистами русской культуры и российской политики. Вы согласны с таким мнением?

Аниса: Я не согласна с таким мнением. Если у вас таджикское сердце, как вы можете быть пропагандистом русской культуры? Неважно, где и на каком языке пишет человек, главное, какие произведения он оставит в наследство. Я считаю, себя пропагандистом своей нации и горжусь тем, что родилась в Таджикистане. Кроме Таджикистана я не могу жить ни в одной другой стране мира. Пусть даже у неё нет развитой экономики, она всё равно остаётся землёй, которая пахнет родиной! Я не поменяю эти чувства ни на одно сокровище мира.

Озоди: Вы били против замены русских фамилий на таджикские, но сами выбрали себе таджикскую фамилию Собири.

Аниса: Это ближе к персидскому языку, и я подумала, что так будет лучше. Так, как если я под этой фамилией буду писать в России, никто не сможет утверждать, что я являюсь российским писателем.

Шахло Гулходжа, Радио Озоди

XS
SM
MD
LG