Ссылки для входа

Кому доверить строительство ГЭС в Таджикистане? России или Китаю?


Russia -- High-voltage lines, from Russia's largest Sayano-Shushenskaya hydroelectric power station, are seen outside the town of Sayanogorsk, in the Siberian Khakassia region, south of Russia's Siberian city of Krasnoyarsk, July 28, 2014.

Большинство жителей Таджикистана по-прежнему предпочитают доверить реализацию энергетических проектов России.

Граждане Таджикистана признают свои культурные связи с Ираном, считают Америку источником новых технических достижений, уважают мощь финансового потенциала Китая, однако при всем этом желают, чтобы энергетические проекты страны реализовывала Россия. Сторонниками России в основном являются представители старшего поколения, и велика вероятность того, что в принятии решений основную роль играют представители этого поколения. С их точки зрения Россия является испытанной страной, давним и проверенным пратнёром

Житель района Рудаки, бывший работник промышленной сферы, говорит, что русские очень качественно работают, и плюс к тому нас нет проблем с языком и письменностью: Они (другие страны ред.) только начали ввозить свои технологии, с которыми мы не знакомы. Другое то, что их техника недолговечна. А с российской технологией мы хорошо знакомы, если надо будет что-то заменить, это можно сделать с лёгкостью».

Опрос, проведенный ранее в Душанбе по заказу российской ГЭС Сангтуда-1, исследовательским центром «Зеркало» показал, что 93% опрошенных считают Россию основным партнёром Таджикистана в реализации энергетических проектов.

Однако, молодое поколение считает, что Таджикистан в этом вопросе кроме России должен сотрудничать и с другими странами. Студент первого курса столичного пединститута Абубакр, говорит, что хочет видеть исполнителями энергетических проектов в Таджикистане Россию, Америку и Иран, но при этом говорит, что в этом вопросе лучше опираться на Китай: «Китай в наши дни, с точки зрения экономического и технологического развития, является одной из передовых стран мира. Ещё китайцы всегда своевременно реализовывают порученные им проекты. Он будут строить в Таджикистане ГЭС, и работают над реализации проекта строительства железной дороги».

В тоже время эксперты говорят, что население имеет об инвесторах и исполнителях энергетических проектов в Таджикистане, поверхностное знание. По их мнению, в этом вопросе приоритет должен отдаваться известным и признанным на мировом уровне компаниям, а не выбирать их из политических взглядов.

Эксперт в области энергетики Хомидджон Орипов, говорит, тчо практика работы с российскими и иранскими компаниями показала, что главным условием строительства ГЭС являются дисциплина и финансовые расходы. По его словам в этом плане российские компании уступают иранским: «Это не та Россия, которую мы знали в Советский период. Нужно реализовывать все проекты на основе международных тендеров. Эти проекты должны контролироваться уважаемыми структурами, например Всемирным Банком. Необходимо уточнить, есть ли у победителя тендера средства, необходимые техника и кадры. Наших сил на это не хватит. Наши специалисты все разъехались. Наши проекты должны реализовывать иностранцы».

Россия дважды в 1994 году с подписанием межгосударственного соглашения, и в 2004 году с подписанием соглашения между правительством Таджикистана и близкой к Кремлю компанией РусАл, обещала построить Рогунскую ГЭС – главную надежду Душанбе в решении энергетического кризиса. Однако оба раза эти соглашения остались лишь на бумаге. На сегодняшний день Россия реализовала только один проект, «Сангтуда-1», в который вложила 250 млн. долларов и приобрела 75% акций ГЭС. Из-за задолженности энергохолдинга «Барки Точик» перед «Сангтуда-1», в размере 80 млн. долларов США, руководство ГЭС, постоянно говорит о возможном прекращении работы ГЭС.

Что касается ГЭС Сангтуда- 2, которую иранцы начали строить чуть позже Сангтуда-1, до сих пор не сдана в эксплуатацию. По данным «Барки Точик», правительство Таджикистана в рамках реализации специального проекта, до сегодняшнего дня построила при поддержке мировых финансовых организаций около 300 малых ГЭС.

В тоже время несколько проектов, которые должны были быть реализованы при помощи иностранных государств, вообще не были реализованы. Например, Иран обещал построить на реке Зерафшан ГЭС Айни, и ГЭС Шуроб на реке Вахш. Россия также брала на себя строительство трех ГЭС на реках Хингоб и Рамит. Такие же намерения проявляла и одна канадская компания, однако до сих пор это дело не сдвинулось с места.

Власти Таджикистана также заявляют, что в реализации энергетических проектов не будет давать приоритеты отдельно взятой компании или стране.

Как говорит заместитель директора компании «Барки Точик» Даврон Исхоки, исполнение проектов теперь будет проходить согласно международным нормам: «В настоящее время наши проекты выполняются при содействии Всемирного банка, Азиатского банка Развития, Европейского банка реконструкции и развития и других международных финансовых институтов. Страны могут принять участие в этих проектах через эти финансовые институты

Согласно данным «Барки Точик» в последние 15 лет Таджикистан вложил в реализацию энергетических проектов 1млрд. 200 млн. долларов США. Только в текущем году при финансировании Азиатского банка развития, банка развития Германии, китайского ЭксИмБанка и самого холдинга «Барки Точик» идёт реализация 15 энергетических проектов.

Несмотря на это Таджикистан каждый зимний период сталкивается с нехваткой электроэнергии, и вынужден вводить в это время года лимит на подачу электроэнергии. Нехватка электроэнергии в Таджикистане усложняет не только жизнь обычных граждан, но и стопорит развитие экономики страны.

Фарход Милод, Мирзонаби Холикзод радио Озоди

XS
SM
MD
LG