Ссылки для входа

О тридцати днях проведенных в плену афганских похитителей радио Озоди рассказал в эксклюзивном интервью таджикский предприниматель Аловуддин Салохуддинов.

Недавно власти Афганистана сообщили о задержании самого опасного преступника в современной истории Афганистана, человека по имени Раис Худойдод. По словам представителей афганских властей, он причастен к похищению людей, контрабанде наркотиков, вооруженным нападениям на предпринимателей и чиновников и к другим преступным действиям. Он создал широкую преступную сеть, которая действовала даже на территории Таджикистана.

Таджикский предприниматель Аловуддин Салохуддинов, одна из жертв этой сети, который провел тридцать дней в плену у похитителей людей. В эксклюзивном интервью радио Озоди он рассказал, как поехал в Афганистан и как попал в плен.

- В Афганистане у меня были несколько торговых партнёров с которыми я встречался по работе. Год назад в порту Шерхан бандар, со мной познакомился молодой афганец представившийся бизнесменом. Мы общались, он даже приезжал месяц тому назад в Душанбе. Однако деловых отношений у нас не было. Но, последнее время он начал активно звонить мне, приглашал в Афганистан для подписания контракта. Он звонил раз пятнадцать, просил приехать подписать контракт и начать сотрудничество. Я принял его приглашение и 26 апреля отправился в Афганистан.

- Вы были одни или вас кто-то сопровождал?

- Я был один. Этот человек просил меня позвонить, как я только подъеду к Кабулу. Когда я начал подъезжать к Кабулу позвонил ему.

- Где это было, в какой провинции?

- Это был Чорикор провинции Парвон. Мой знакомый попросил меня сойти там и ожидать его приезда. Там погостим у Хаджи, а утром поедем в Кабул, сказал мне мой знакомый. Мы договорились встретиться в кафе «Пнджшер» в Чорикоре. Он обещал подъехать через полчаса, но я ждал его три часа. Уже стемнело, когда он приехал с еще одним человеком. Втроем мы сели в машину и поехали в сторону холмов. Я сказал им, что в этот поздний час нет необходимости ехать в гости. Но он очень настаивал.

Однако как только мы заехали на холм, машину остановили вооруженные люди. Их было двое, один в гражданской одежде с пистолетом в руках, другой в военной форме вооруженный автоматом Калашникова. Они не обращая внимания на моих попутчиков, подошли прямо ко мне. Меня вытащили из машины, забрали все мои вещи и деньги. Затем меня связали, залепили глаза скотчем и посадили обратно в машину. У моего виска держали пистолет.

-А куда делся ваш знакомый?

- Они обмотали моё лицо скотчем, чтобы я ничего не видел. Вместе с глазами закрыли нос и рот, так что мне было трудно дышать. Когда я попросил их ослабить скотч, чтобы я мог дышать, они дважды ударили меня по голове пистолетом , и сказали чтобы я заткнулся иначе они убьют меня. Мне удалось чуть ослабить скотч, и я краем глаза увидел Хаджи Абдукахора, который стоял в стороне и любовался происходящим. Тогда я понял, для чего он так настаивал на моем приезде. Затем мы продолжили наш путь по горной дороге.

Вы видели что-то?

- Нет, ничего не было видно, так как они сначала завязали мои глаза тряпкой, а сверху намотали скотч. Меня бросили в какую-то яму в коровнике. Так я провел в плену месяц с завязанными руками и глазами. Мне сказали, что меня держали в Гурбанде.

- Что с вами происходило все это время? Что вы ещё узнали о своём положении?

- На следующее утро меня отвезли в другое место. Там мне сказали, что я в плену у Талибов, и за моё освобождение требуют большие деньги. Хотя на самом деле, они не были талибами, а были похитителями людей.

- А куда делся ваш знакомый Абдукаххор?

Он появился в тот же день. Плакал и умоляя гворил, что Аловуддин они меня убьют, ты должен заплатить им 500 тысяч долларов. Потом пришёл ещё один человек, командиром которого был Мавлави Шунгул. Когда, я им сказал, что просто путник и не сделал ничего дурного, то они ударили меня прикладом автомата…

- Они называли какие-то имена?

-Нет. Я ничего не видел. Они говорили, что должен найти деньги до пятницы, в противном случае они меня убьют, и мой труп никто не найдёт. Теперь они говорили, что я должен найти 300 тысяч долларов. Телефонной связи не было.

На следующий день принесли телефон, и я связался с одним афганским партнёром. Он был безразличным к моей судьбе и сказал, что подумает пару дней. Потом я дал им свой домашний телефон. Когда, я связался с домом, жена вся в слезах спросила, где я пропадал два дня. Я сказал ей, что у меня всё в порядке, но я попал к талибам, и они требуют 300 тысяч долларов, найдите эти деньги и освободите меня.

- И что произошло дальше?

- Они выключили телефон. Они добились своей цели, я сообщил об их требовании родным. Потом я узнал, что они сами связывались с моей семьёй, и шантажировали её. Вот мы отрежем руку твоему мужу, прострелим ему плечо, и таким образом мучили её.

- А на самом деле они применяли в отношении вас насилие?

- Нет, они не били меня, не издевались, но содержали меня в ужасных условиях. В подвале, где они меня держали, не было окон, не хватало воздуха, и очень трудно было дышать. Тридцать дней я не видел света, и человеческие лица, и просидел в одном месте. Иногда они связывали мои руки за спиной. Очень болели плечи. Это была нетерпимая боль,

- Когда, они заткнули ваши уши ватой, вы что-нибудь слышали?

- С большим трудом. Они очень плотно заткнули мне уши. После 25 дней после освобождения, меня все ещё беспокоили уши. Когда я посетил врача, он вытащил из моего уха два кусочка ваты. Кроме того они не разговаривали возле меня, а если и говорили то на другом языке.

- На каком языке они говорили?

-Больше говорили на пушту. Один человек говорил со мной на таджикском языке. Двое говорили на пушту, но нужные сова говорили на таджикском языке.

Судя по вашему рассказу, они взяли вас в заложники, чтобы получить деньги. Они знали, что у вас есть такие деньги? Вообще, у вас была такая сумма?

- Абдукаххор сказал им что у меня не такой большой бизнес и что у меня нет таких денег, но он говорил им что у моих партнёров в Кабуле есть деньги.

-Ранее у вас не возникали подозрения в отношении Абдукаххора?

-Были какие-то подозрения. Он называл себя бизнесменом, но не имел определённого бизнеса. Очень хорошо говорил на нашем диалекте, что свидетельствовало о том, что он много бывал в Таджикистане. В последний раз он приезжал в Таджикистан под чужим именем и фамилией. Он звонил, и говорил, что нашёл в Пакистане цемент по низкой цене. Друзья мне говорили, что это очень сомнительная цена, не езжай в Пакистан. Но в конце концов я попал в его ловушку.

- Что происходило потом, как вы проводили все это время, что ели?

- Ночью я ждал рассвета, хотел чтобы по быстрее наступил полдень, в полдень я ждал вечера и так 24 час. Я сидел со связанными руками и ногами. Мне давали воду в пластиковой бутылке и ведро для того чтобы я справлял нужду. Давали только хлеб. Тридцать дней я не видел горячей пищи, только холодная вода и сухой хлеб. Сидел связанным, и не мог вставать с места.

- Вы больше не связывались с домом?

- еще один раз связывался. Я позвонил домой и узнал, что жена приехала в Кабул. Тогда я понял, что мои друзья стараются вызволить меня. Больше у меня не было связи с внешним миром. За это время меня приблизительно шесть раз перевозили с места на место. Меня привезли на новое место, и бросили меня в сырую яму. Я находился 6-7 дней в каком-то месте, где в 300 метрах от меня шли какие-то боевые действия. Я слышал шум вертолётов, стрельбу. Было очень страшно. Часов в 12 ночи меня погружали в багажник машины и увозили на новое место. Расстояние между новыми местами было приблизительно 10-15 км. Я пришёл к выводу, что перевозят с места на места в одном районе.

- Кроме вас там были другие заложники?

- Я ничего не видел, но чувствовал, что кроме меня там есть и другие. Мы не видели и не слышали друг друга. У нас были заткнуты уши и завязаны глаза. Я тридцать дней ничего не видел, но чувствовал, что я там не один.

- Вам не говорили, что кроме вас есть и другие пленники?

- Иногда охранники разговаривали со мной и говорили, что я не один. Сюда привозят сотни людей. Если заплатят деньги то из освобождают без проблем, а если нет, их просто расстреливают.

- Когда вас осовободили?

- Я считал дни и недели на пальцах рук. Через некоторое время отношение ко мне изменилось в лучшую сторону. Потом я понял, что они получили за меня деньги. Меня освободили 26 мая

- Как проходило ваше освобождение?

- Был один человек, который был основным моим охранником и хорошо относился ко мне. Иногда он на время развязывал мне руки, чтобы я мог отдохнуть. Пару раз он защищал меня, не давая меня избивать. Вечером 26 мая, это охранник зашёл ко мне и сказал: «брат ты свободен, Мавлави пожалел тебя, сказал, что ты путник, много настрадался, и распорядился освободить тебя». Я не поверил ему. Я был физически и морально истощён. Я заплакал, и сказал им, что если меня убьют, то пусть мой труп бросят там, где его могут найти, чтобы меня похоронили на родине. Но, он мне сказал, что я на самом деле свободен. Развязал мне ноги руки, но глаза оставил завязанными. Он вернул мне мою сумку и документы, но про одежду сказал, что она потерялась.

Затем меня погрузили в багажник машины и сказали, что повезут в сторону Кундуза. Если отвезём тебя в Кабул, те, кто привёз тебя сюда, убьют тебя. Мы выехали примерно в восемь часов вечера. Машине ехала с большой скоростью. Когда я услышал звук мотора грузовиков, понял, что мы приближаемся к Солангу. Через некоторое время машина вдруг остановилась. Тот парень, который вернул мен сумку и документы, вытащил меня из багажника и сказал, чтобы я сидел здесь час и не шевелился, а то меня убьют.

- Целый час?

- Да. Когда, я пришёл в себя на меня напали собаки. Я бросил в их сторону камень. Хотел встать с места, но не смог, и упал. Я повторил попытку и опять упал на левый бок. Я продолжал лежать и смотрел на дорогу. Машин не было видно. Я лежал и смотрел на небо. Оно было полно звёзд. Я был рад, что остался жив, и что свободен.

- В каком месте они вас оставили, у дороги или населённого пункта?

- Это было вблизи местечка Души провинции Баглан, рядом со строящейся мечетью. Когда, я пришёл в себя, стал ждать машину. Грузовики вообще не останавливались. Легковых машин я избегал. В конце концов, я доехал до Пули Хумри на автобусе. Они потребовали деньги, и я им объяснил ситуацию. Они сказали всё хорошо. Затем я направился в Кундуз, откуда доехал до порта Шерхон. У меня была просрочена виза. Работник таможни, когда узнал моё имя, позвонил куда-то и сказал, что этот человек (то есть я) нахожусь здесь. Я расстроился, подумав, что опять попал к похитителям. Приехали четверо и отвезли меня в Кундуз. К моему счастью это были сотрудники сил безопасности Афганистана. В Кундузе меня накормили напоили, дали одежду и отправили под охраной в Кабул.

- Что вы узнали о своих приключениях в Кабуле?

- Меня допрашивали в Управлении безопасности Кабула. Я им всё подробно рассказал. Они особенно интересовались местом, где меня содержали. Они спросили, почему меня освободили? Я сказал, что какой-то Мавлави пожалел меня и освободил.

Они положили на стол толстую папку и сказали, что для моего освобождения целый месяц, днём и ночью, работали сотрудники ГКНБ Таджикистана и силы безопасности Афганистана. Я очень благодарен им за их работу, особенно женщине, которая вместе с моей женой ходила к похитителям, чтобы передать деньги за моё освобождение.

- То есть похитители получили те деньги, которые требовали?

- Не всю сумму, но частично да.

- Мы слышали, что за ваше освобождение заплатили 100 тысяч долларов….

- Нет, денег было меньше, но это была тоже не малая сумма.

- Вы говорили, что Абдукаххор звонил вам от вашего партнёра из Кабула. Они были как-то связаны?

- На самом деле, у меня возникли некоторые подозрения в из отношении. Но так как сейчас идёт следствие, я не могу что-то сказать.

- Какое сотрудничество существует между вами?

- У меня в городе Курган-Тюбе есть фабрика по производству мыла. Восемьдесят процентов акции этой фабрики принадлежит афганскому бизнесмену, а остальные двадцать мне.

- Ваше похищение как-то связанно с вашим сотрудничеством?

- Когда, я был в заложниках, мои афганские партнёры приезжали ко мне домой. Они попросили мою супругу написать расписку, о то, что мы вернём деньги заплаченные за моё освобождение, но если такой возможности не будет, мы передадим им 20% акций, которые принадлежат мне. Это вызвало у меня некоторые сомнения, так как моя доя акций стоит 200-250 тысяч долларов США.

- Последнее время появилась информация о задержании в Афганистане известного преступника известного как «Раис Худойдод», который руководит целой сетью похитителей людей. Это не та группа которая взяла вас в заложники?

- О Худойдоде я ничего не знаю. Я вообще никого не знаю из этой группы кроме Абдукаххора. Но некоторое время назад, один мой знакомый из сил безопасности в Кабуле, позвонил мне и сказал, что задержан главарь этих похитителей по имени Худойдод. Он также сказал, что Абдукаххор был его человеком. Задержали еще двоих его подельников. В моём деле много вопросов, на которые может ответить только Абдукаххор.

- Говорят, что причина ваших злоключений в том, что вы причастны к контрабанде наркотиков или в ваших долгах местному бизнесмену. Правда ли это?

- Нет это всё выдумки. Если бы я на самом деле занимался этим грязным делом, то меня давно арестовали. Я вообще не причастен к таким делам.

- Как вы себя чувствуете сейчас?

- По сравнению с тем, что было раньше, конечно мне лучше. Но эти события оставили свой отпечаток на моём здоровье, особенно на сердце и желудке. Сейчас те дни мне снятся в кошмарных снах...

Беседовал Фарходи Милод.

XS
SM
MD
LG