Ссылки для входа

Супруга Кувватова не хочет возвращаться в Таджикистан


Кумриннисо Хафизова – супруга убитого лидера Группы-24 Умарали Кувватова говорит, что не хочет возвращаться с пятью малолетними детьми на родину, в Таджикистан

Супруга убитого лидера Группы-24 Умарали Кувватова говорит, что не хочет возвращаться с пятью малолетними детьми на родину в Таджикистан. После убийства Кувватова в начале марта семья продолжает оставаться в Стамбуле.

"Трудно. И без того последние три года мы с детьми были под давлением. Ради мужа терпела все мучения. Всюду, куда мы ехали, все было ради мужа, чтобы он оставался живым. Теперь его нет. Никогда не думала, что его расстреляют, и он умрет на моих руках. Постоянно эта сцена перед моими глазами", - говорит Кумриниссо в беседе с Радио Озоди.

Озоди: Теперь, когда Умарали похоронен в Турции, вернетесь ли с детьми в Таджикистан, останетесь в Турции, или с помощью международных организаций переедете в другую страну?

​Хафизова: Если Турция нас примет, мы останемся здесь. Могила моего мужа здесь. Я никогда не покидала своего мужа. И теперь просила правительство Турции выделить возле могилы мужа место для меня, чтобы я , или один из его сыновей были рядом с ним. Мы никогда не склоним голову. Международные организации тоже были встревожены, потому что ради мороженного и ёгурта обманули моих детей. Когда дети упали, Умарали понял, что нас отравили. Окна дома были открыты, был первый этаж, и человек, который стрелял, должен был зайти в дом через окно. Но мы быстро покинули дом, и этот человек стрелял в Умарали на улице".

Озоди: В те дни говорили, что, якобы убийца перед тем, как стрелять, сказал что-то по-таджикски. Вы слышали это?

Хафизова: "Нет, не слышала. Действие яда было сильно. Я даже не могла двигаться, глаза закрывались. Стрелявшего я не видела. Сын во время очной ставки узнал его. Говорит, после того, как выстрелил, он поднял кулак, знак того, что он выполнил свою работу. Потом, положив пистолет в кобуру, он сбежал. Через месяц муж должен был уехать в Европу. Они приблизили своего человека (Сулаймона) к мужу, и через него узнали, что Умарали едет в Европу и там они не смогут исполнить задуманное. Поэтому они постарались совершить сове дело здесь . Правительство Турции доказало, что Сулаймон прибыл в Турицю не три месяца назад, а даже в июле. Телефонные звонки Сулаймона были больше из Таджикистана".

​Озоди: Каково состояние вашего здоровья и детей, после того как вы были отравлены Сулаймоном? Что говорят врачи?

Хафизова: "Врачи вновь взяли пробы крови, результаты пока не известны. Правительство Турции обеспечивает нашу охрану. В YouTube до сих пор имеются

записи с угрозами в адрес Умарали, уничтожить вместе с детьми, поэтому нас охраняют несколько человек. Пища, которую мы едим, проверяется, угрозы до сих пор есть, и они будут до конца. Чувствую себя не очень хорошо, но здоровье детей стало лучше".

Озоди: Возможно, это от воздействия яда?

Хафизова: "Нет, из-за того, что произошло с мужем. Тяжело, одиночество, усталость. Власти Таджикистана не позволили, чтобы я вернула тело мужа на родину. Если сменится режим, до последнего вздоха постараюсь вернуть его останки в Таджикистан. Я поклялась на похоронах мужа".

Озоди: Теперь вы для ваших детей – единственная опора. Как вы представляете их будущее?

Хафизова: "Если мы вернемся в Таджикистан, я на сто процентов уверена, что детям Умарали не дадут возможности учиться в хорошем месте. Может нас там превратят в изгой. Я никогда не буду просить это правительство Таджикистана разрешения вернуться на родину.

Три года мои дети из-за безопасности мужа, чтобы не обнаружили место проживания мужа, не могли учиться.

Теперь правозащитные организации говорят, что мои дети должны учиться и получить хорошее воспитание. Есть предложения. Власти Турции также интересуются, чем нам помочь. Мои дети хотят остаться здесь в Турции. Но мы не знаем, что предпримут международные организации для их безопасности. Сами дети не хотят покидать могилу отца. Возможно, о школе подумаем в будущем году. Но пока следствие продолжается".

Озоди: А вы сами подавали просьбу предоставить убежище?

Хафизова: "Да, я тоже объявлена в розыск. До сих пор документы мужа, мои документы и документы детей на предоставление убежищаостаются ".

Озоди: Что чувствовал Умарали последнее время? Что он вам говорил? Чувствовал ли смерть?

Хафизова: "Он только говорил, они не смогут вывезти в Таджикистан, но могут убить. Это единственный их путь. На самом деле так и произошло.

Говорил «женщина, если меня убьют, завяжи потуже свой пояс ”.

Когда нам дали яд, я уже не могла ходить и опиралась на плечо мужа, он взял меня за руку и сказал “женщина, будь сильной ”. Мы должны были скоро уехать в Европу. Все его усилия были ради детей. Международным организациям он говорил, что присылаются против него группы людей, и возможно, его убьют в их офисе. Он говорил, живым вы не сможете увезти в Таджикистан.

Абубакр - младший сsн Умарали Кувватова
Абубакр - младший сsн Умарали Кувватова

Сейчас с нами работают офис ООН, Амнести Интернешенл и Фридом Хаус. Мы ждем решение, которые они примут. Когда покидали Таджикистан, мы ради безопасности

Умарали в Кыргызстане сделали ему паспорт на другое имя. Он говорил, что безопасность в Турции лучше и не верил, что здесь произойдет это. Моя младшая дочь до сих пор не верит в смерть отца и говорит, что «однажды отец прилетит на самолете и заберет нас».

XS
SM
MD
LG