Ссылки для входа

Трудовые мигранты, возвращаясь домой, отказываются признавать детей


Суды Таджикистана при рассмотрении дел, связанных с алиментами, все чаще становятся свидетелями того, как отцы отказываются от детей.

“Это не мой ребенок”, - фраза, которую все чаще используют таджикские мигранты при рассмотрении дел об алиментах. Они заявляют, что не должны содержать детей, рожденных от других мужчин. Но в Таджикистане не проводят анализа ДНК, и поэтому их утверждения невозможно опровергнуть, или доказать. И такие ситуации наносят непоправимые удар по психике детей.

16 марта нынешнего года за неуплату алиментов за двух несовершеннолетних детей был задержан мужчина, вернувшийся из России. Но он утверждает, что это не его дети, и что жена родила их в то время, как он находился в России.

Прокуратура Куляба обвинила 37 летнего жителя этого города Абдуманона Зухурова по статье 177- УК РТ “Злостное уклонение родителей от содержания детей”. Эта статья уголовного кодекса предусматривает наказание обязательными работами на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов или исправительными работами на срок до двух лет или лишением свободы на тот же срок.

Некоторые называют это “поводом для мужчин, чтобы избежать ответственности», другие - “изменой женщин во время миграции их мужей”, а кто-то “отсутствием отцовской любви мигрантов».

Судья суда Куляба Джамшед Ахмадов говорит, что дело Зухурова поступило в суд, но при его рассмотрении будут проблемы.

"Этот гражданин должен доказать, что двое детей не от него. Пока обвинение заключается в неуплате алиментов в течении двух лет».

Джамшед Ахмадов говорит, что это не первый подобный случай в его практике. По его словам, истину можно было бы выяснить путем проведения анализа ДНК. Представители Совета юстиции говорят, что в прошлом году не было ни одного судебного дела, по которому был проведении анализ ДНК и установлено или опровергнуто отцовство.

В 2013 году дело Зайда Саидова и анализ ДНК разочаровал многих, и такой анализ может быть далеким от действительности.

Сестра Абуманона, Джахоноро Зухурова сказала Радио Озоди, когда родился первый ребенок, ее брат в знак протеста, что ребенок родился во время его миграции в России, отказался жить с ней вместе. Но его жена, под предлогом доказательства его отцовства продолжала жить у него еще два года, до рождения второго ребенка.

Она говорит: “Когда родился второй ребенок, он был вне себя и покинул Куляб. Врачи ему говорили, что он бесплоден, сто ему надо лечиться несколько лет. Об этом все знали, и унего есть документы, что от него не может быть детей. Более того, он находился в России и не проживал с ней совместно, как же родились тогда дети? ”

Но бывшая жена мужчины - Нигина Халимова, утверждает, что не изменяла супругу, и считает, что муж клевещет на нее чтобы не платить алименты. Женщина говорит, что готова доказать его отцовство в любом месте. Но не говорит как.

Правовед Файзиниссо Вохидова, у которой, по ее словам, таких случаев в ее практике были десятки. Мужчины требовали доказать их отцовство, но суды не принимали во внимание это и выносили одностороннее решение. Может поэтому женщины в таких случаях действуют уверенно.

В тол же время собеседница приводит пример, когда мужчине все же удалось убедить, что ребенок не его.

“Мужчина на суде приводил доказательства, что ребенок не его, но женщина уверенно отрицала. Мы получили разрешение на проведение анализа ДНК, и хотели провести его в Ташкенте.

Но тут женщина отказалась предоставить пробы волос и крови детей. Это и послужило оказательством того, что она не уверена, что мужчина, которого она подала иск, не является отцом ребенка».

Был и другой случай, когда, по словам адвоката, Фархунда Шамсова, которая развелась с мужем и получает на троих детей алименты, также столкнулась на суде с таким обвинением.

“Муж сказал, что третий ребенок не от него, и он не будет платить на него алименты. Когда была беременна этим ребенком, из-за скандалов часто ездила в дом матери. Он привел этот предлог, но я сказала, если ты докажешь это – повешусь. Но он не стал доказывать, и начал платить алименты. Но позже, во время разговора с детьми сказал, что сказал все в состоянии гнева.”

Отказ мужчин от детей, несмотря на то, как решится дело на суде, все наносит моральный удар по ребенку. Они до конца жизни не забывают эти слова отцов.

Руководитель общественной организации “Перспектива+” Ойнихол Бобоназарова считает такие действия аморальными.

“Подобных споров, когда мужчина говорит, что ребенок не его,много.Суды Таджикистана, мотивируя тем, что в стране не проводят анализ ДНК, на основании документа о регистрации брака и на сновании показаний свидетелей о совместном проживании, признает мужчину отцом ребенка и обязывает его платить алименты. На основании закона, суд должен учесть и доводы истца и официально предложить емупроведение анализа ДНК. К сожалению, в нашем обществе не так”.

Однако психологи связывают отказ мужчин от детей в судах с другими факторами. Зарина Кенджаева,таджикский психолог, говорит, что миграция снижает любовь отцов к детям и детей к отцам. Некоторые мужчины в миграции думают, что их жены изменяют им на родине.

В прошлом году в Таджикистане распались 9 тысяч семей, по официальной информации, 60% из них обратились в суд чтобы добиться выплаты алиментов. Из этого числа, почти 4 тысячи мужчин, которые развелись со своими женами, систематически уезжают в сезонную трудовую миграцию.

Муъмин Ахмади

XS
SM
MD
LG