Ссылки для входа

Президент Владимир Путин поручил Центральному банку и правительству России проработать возможность создания валютного союза в рамках ЕАЭС.

Владимир Путин на саммите Евразийского экономического союза в Астане предложил начать переговоры по созданию валютного союза. Кыргызстан в мае этого года планирует стать полноправным членом ЕАЭС. Насколько реально внедрение единой валюты в его рамках?

Предложение проработать вопрос о возможности внедрения единой валюты или валютного союза было предложено спустя три месяца после того, как вступило в силу соглашение о создании Евразийского экономического союза.

Возможные последствия озвученной Россией инициативы беспокоят отдельных экспертов. При этом некоторые из них считают, что единая валюта не является инструмент экономической интеграции, кроме того, в настоящее время нет оснований для внедрения единой валюты в рамках ЕАЭС. Валютный союз в рамках экономического - вопрос не ближайшего будущего.

Профессор Высшей школы экономики в Москве Алексей Портанский по данному вопросу высказался следующим образом:

– Власти любят сравнивать нашу интеграцию с Евросоюзом. Страны Евросоюза прошли путь длиной в 42 года от Таможенного к валютному союзу – с 1957 по 1999 год. При этом в европейских странах более высокий уровень экономического развития. Наш союз учрежден в 2007 году, с тех прошло только 8 лет. Если мы планируем развиваться динамично, то от данной инициативы эффекта не будет. Кроме того, внутри ЕАЭС много нерешенных вопросов, которые касаются еще Таможенного союза. Как показал опыт интеграции Евросоюза, нужно пройти все этапы становления, чтобы не оставались невыполненные пункты и «хвосты».

Сейчас в Европейском союзе 28 государств. Но к евро присоединились только 19. Как известно, евро был введен в безналичное обращение 1 января 1999 года. Только 11 из 19 стран Евросоюза на тот момент вошли в еврозону. А банкноты евро в наличный оборот были пущены с 1 января 2002 года.

Профессор Высшей школы экономики Алексей Портанский в ходе беседы с «Азаттыком», еще раз приведя в пример Европу, сказал, что в Евразийском экономическом союзе предпосылок для создания единой валюты нет:

– В Евросоюзе вопрос общей валюты стали изучать с середины 70-х годов. Исследования показали, что большая часть внешнеторгового оборота каждого члена объединения приходилась на долю соседних стран. В свою очередь в России и Казахстане большая часть товарооборота приходится не на соседей по ЕАЭС. Россия и Казахстан большую часть прибыли от торговли с третьими странами будут получать в долларах и евро. Если даже искусственно создать валютный союз, то какую роль будет выполнять единая валюта? Поэтому для начала нам необходимо развивать торговлю внутри экономического союза. Рост внутреннего товарооборота будет хорошей базой для создания валютного союза. Но для этого потребуется время, необходимо пройти определенный путь. Искусственное продвижениебудет ошибкой.

По официальным данным Евразийской экономической комиссии, за последние два года объем внутренней торговли между Россией, Казахстаном и Беларусью по итогам 2013 года составил 64,1 миллиарда долларов, иначе -9% от внешнеторгового оборота.

По итогам 2014 года объем товарооборота между Россией, Казахстаном и Беларусью снизился до 57,4 миллиарда долларов, что на 11% меньше, чем в предыдущем году. Это говорит о том, что в прошлом году в трех странах Таможенного союза объем внутренней торговли сократился больше, чем внешней: объем внешнеторгового оборота составил 865 миллиардов долларов, он сократился на 6,9%. Как показывают цифры, разница между внутренней и внешней торговлей составляет более 90%.

По мнению экономиста из Беларуси Сергея Чалого, предложение российского президента Владимира Путина начать переговоры о создании валютного союза являются не чем иным, как пиар-ходом:

– Когда заработал Евразийский экономический союз, торговые войны создали определенные сложности. Фитосанитарная служба России, опираясь на национальные нормы, ограничила ввоз продовольствия из Беларуси на внутренний рынок. Кроме того, из-за девальвации российского рубля, продовольствие из Беларуси перестало быть конкурентоспособными на российском рынке. Несмотря на ответные санкции России против США и Европы члены ЕАЭС в какой-то степени не позволили использовать ответные санкции в полной мере. Были случаи, когда Москва обвиняла Минск в пропуске на российский рынок продуктов из санкционной группы. В общем, Путин не смог извлечь политические дивиденды, которые ожидались от начала функционирования ЕАЭС. Напротив, негатива было больше. Поэтому в данной ситуации озвученное предложение выглядит примерно так: давайте сделаем вид, что у нас все хорошо, проблемы будут решены на новом этапе интеграции.

В уставных документах Евразийского экономического союза возможной датой рассмотрения вопроса валютного союза или единой валюты указан 2024 год.

Белорусский экономист Сергей Чалый считает, что указанного срока слишком мало. Он сомневается в том, что в ближайшие 9 лет появятся предпосылки для создания валютного союза:

– Знаете, я даже не верю в тот же 2024 год. Если посмотреть на пункты соглашений по созданию ЕАЭС, то в 2018 году необходимо унифицировать финансы, банки, страхование. В принципе эти работы должны были выполнить в 2015 году, но стороны не смогли согласовать некоторые вопросы. В 2018 году в России пройдут президентские выборы. Экономическое будущее России тоже пока не вполне ясно. Понятно, что Запад не скоро снимет санкции, введенные против России. В общем, краткосрочных рисков очень много. От планов создания единой валюты не отказываются, но мне кажется, что инициатива повторит опыт создания единой валюты между Россией и Беларусью. Потому что в экономике фундаментальных изменений не произошло. Напомним, инициативу о внедрении единой валюты между Россией и Беларусью поднимали еще 1994 году. В 2005 году от нее отказались. За указанное время о единой валюте говорили много, но на практике никаких мер не последовало. Другими словами, 10 лет только говорили, но никакого результата не достигли. Думаю, валютный союз ЕАЭС ожидает аналогичная ситуация.

По словам специалистов, внедрение единой валюты или создание валютного союза имеет как положительные, так и негативные последствия. Как показал опыт введения единой валюты на пространстве Евросоюза, продукция, производимая странами со слабой экономикой, не может конкурировать на внутреннем рынке союза. Например, когда более слабые страны Евросоюза использовали собственную национальную валюту, чтобы повысить конкурентоспособность своих товаров, правительство либо национальные банки по мере необходимости девальвировали валюту или сокращали наличные. Сейчас у них нет такой возможности.

Баграт Асатрян, экс-председатель Национального банка Армении в интервью «Азаттыку» остановился на следующих моментах:

- Меня пугает, что господин Путин опережает события. Беспокоит, что вопрос политизировался. Не секрет, что Евразийский экономический союз еще не сформировался окончательно. Особенно, прошлогодние тенденции в российской экономике не внесли положительный вклад в укрепление интеграции. Поэтому в этом вопросе надо быть осторожными. Если вдруг окажется, что это политический заказ со стороны господина Путина, то это не приведет к добру. Меня пугает, что политические цели ставятся выше экономических. И Евразийский экономический союз – политический проект. Экономического значения его пока мало. Мы в Армении это хорошо чувствуем.

Асатрян добавил, что проблемы, возникшие после введения единой валюты в Европе показали, что недостаточно создания единого Центрального банка: единую валюту должна сопровождать единая фискальная и бюджетная политика, и при объединении народов в общую финансовую систему проблемы может вызвать даже национальный менталитет, характер и отношение к деньгам:

- Сейчас на повестке дня стоят пять государств. Они сильно отличаются по экономической ситуации, внешним экономическим связям, финансовой среде и денежно-кредитной политике. Некоторые ушли вперед, а другие отстают. Пока не будут решены эти проблемы, единая валюта, конечно, породит проблемы для всех этих государств, в том числе и для России. Европейские государства сильно не отличаются друг от друга по экономической культуре, а у нас существует качественное различие. Эту разницу не смогла побороть даже единая экономическая система СССР, просуществовавшая 70 лет. А 25 лет независимости мы шли по разным направлениям. Существует разница в менталитете народов, экономической культуре и потребностях народа и государственных институтов.

Президенты Казахстана и Беларуси Нурсултан Назарбаев и Александр Лукашенко выступают против идей ограничения суверенитета в Евразийском экономическом союзе. Они также заявляли, что валюта стран, вступивших в организацию раньше, не может стать единой. Однако и Назарбаев, и Лукашенко не высказывают своего мнения о единой валюте после последней инициативы Путина.

По мнению экономиста из Минска Сергея Чалого, в вопросе единой валюты в Беларуси высказываются опасения по двум вопросам – экономической целесообразности и суверенитета:

- В этом случае национальные правительства дадут какому-то центру или другому государству рычаг по определению учетной ставки и обменного курса. Если ритм бизнес-циклов государств, составляющих валютный союз, не будет симметричным, эта монетарная политика не будет оптимальной для всех. А бизнес-циклы не будут симметричными из-за различий в структуре экономики и реагировании на внешнюю экономическую конъюнктуру. Власти Беларуси считают, что необходим механизм, который будет регулировать такие ситуации. Это, например, могут быть бюджетные трансферты. Иначе говоря, государство, получающее экономическую пользу в такой нестабильной ситуации, будет оказывать финансовую помощь странам, экономика которых падает и появляются проблемы с бюджетом. Однако трудно представить, что в Евразийском экономическом союзе будет работать такой механизм.

В Казахстане в последнее время проводится политика уменьшения зависимости экономики и торговли от доллара. Этот вопрос несколько раз поднимал и президент Нурсултан Назарбаев. Не является ли политика дедолларизации частью инициативы по введению единой валюты на пространстве ЕАЭС? Этот вопрос мы задали экс-председателю Нацбанка РК Калыму Байназарову:

​- Будь то единая валюта, национальная или другая, понятно, что это быстро не изменит настроение людей. Программа дедолларизации – работа не одного дня. У нас национальная валюта два раза девальвировалась, люди прогорели. И не секрет, что они перевели свои сбережения в доллары. Этого не избежать. Поэтому это очень деликатный вопрос. В первую очередь от Нацбанка и властей требуется восстановить доверие народа к национальной валюте. На это нужно время. Конечно, как специалист я поддерживаю программу дедолларизации. Сейчас доллар очень силен, надо победить его с умом и потихоньку начинать восстанавливать доверие к нацвалюте. А говорить о единой валюте Евразийского экономического союза еще очень рано. Понятно, что власти куда-то спешат, но решение будет зависеть от отношения народа к этому. Я думаю, сейчас нет даже технических возможностей для объединения валюты.

В 1993 году Кыргызстан, опережая соседей, тайно подготовив к введению сом, преследовал целью избавиться от стремительно дешевеющего рубля, обрести самостоятельную денежно-кредитную политику и принять еще один атрибут независимости.

Турсунбек Чынгышев, экс-премьер-министр, стоявший во главе комиссии по введению сома в обращение, предупреждает, что когда-то вопрос о введении единой валюты на пространстве ЕАЭС назреет и Кыргызстану придется выбрать – получить экономическую выгоду или поступиться суверенитетом.

Улан Алымкул уулу Эшматов, Радио Азаттык

XS
SM
MD
LG