Ссылки для входа

Экстремизм в Центральной Азии похожий, борются по-разному


В Центральной Азии проявления экстремистских идей и причины их появления похожи. Эксперты отмечают, что, тем не менее, власти стран региона борятся с экстремизмом по-разному.

Плачевное социальное положение, низкий уровень образования, рост коррупции и отсутствие стимулов порождают экстремизм. Но пути выхода из этой проблемы в каждой стране региона ищут по-своему.

ПРИЧИНЫ ИЩУТ ВНЕШНИЕ

Вице-президент Центральноазиатского корпуса развития Нурлан Альниязов говорит Азаттыку, что недавние вооруженные нападения в Актобе и Алматы власти объявили терактами, и это похоже на попытку искать причины вне пределов Казахстана, а не внутри.

- По-моему, после совершения теракта какая-нибудь организация в обязательном порядке берет на себя ответственность за ее совершение и выдвигает соответствующие требования, объявляет свой протест. В Европе и Америке во время терактов организации или отдельные люди объявляют, почему он был совершен и берут на себя ответственность. В этих случаях в Казахстане этого не произошло, - говорит Нурлан Альниязов.

Вице-президент Центральноазиатского корпуса развития Нурлан Альниязов. Алматы, 21 июля 2016 года.
Вице-президент Центральноазиатского корпуса развития Нурлан Альниязов. Алматы, 21 июля 2016 года.

По его мнению, это показывает, что в обществе накопились системные внутренние проблемы.

- Сегодня многие молодые люди не могут найти свое место в обществе. Приведу только один пример. После митингов по земельному вопросу мы встретились с молодежью в Кызылорде и Западном Казахстане. Некоторые из них свое место в будущем видят лишь в тюрьме. Они не могут поступить учиться, у них нет денег. Куда бы ни пошли, просят взятки. Для сельской молодежи оплата за обучение высока. В селе нет работы, - говорит эксперт.

Нурлан Альниязов считает, что обвинение в терроризме и экстремизме в странах Центральной Азии превратилось в политическое орудие.

- Например, власти Узбекистана задушили оппозицию, не дав ей вести политическую борьбу, обвиняя в экстремизме и терроризме. Такие страны, как Таджикистан и Кыргызстан, заявляют, что у них есть террористы и экстремисты, и таким образом просят помощь у международных организаций, - говорит Нурлан Альниязов.

В Казахстане и Узбекистане вернувшимся на родину боевикам не делают снисхождения. В Казахстане в последнее время звучат предложения лишать гражданства тех, кто уехал из страны и вступил в ряды экстремистских группировок в очагах войн.

ЯЗЫК ПРИОБЩЕНИЯ К РЕЛИГИИ

Нурлан Исмаилов, кыргызстанский экперт по проблемам религий, говорит, что в Казахстане, Кыргызстане и России видно, как молодежь попадает на путь экстремизма по ходу приобщения к религии. По словам эксперта, тут важно обратить внимание, на каком языке приобщаются молодые люди к религии. Исмаилов говорит, что в Кыргызстане риску попасть на путь экстремизма больше подвержены русскоязычные молодые люди, потому что на русском языке и распространяются идеи нетрадиционного ислама, в то время как идеи традиционного ислама распространяются на кыргызском языке.

Нурлан Исмаилов еще одну причину экстремизма связывает с низким уровнем социального положения.

- Те, кто поехал в поисках работы в Турцию из Центральной Азии, под влиянием экстремистов оказывается в Сирии. На этот путь их толкает безработица в своей стране, - говорит кыргызстанский эксперт.

Кадр видео из сети Youtube об участниках экстремистской группировки «Исламское государство».
Кадр видео из сети Youtube об участниках экстремистской группировки «Исламское государство».

Еще один фактор экстремизма, на который обращает внимание эксперт, это падение качества образования в школах.

- Зарплата в школах низкая. Многие ученики после девятого класса уже не учатся. Да и до этого они учатся плохо. Поэтому часть такой молодежи пополняет ряды маргиналов и далее уже попадает под влияние экстремистских группировок, - говорит Нурлан Исмаилов.

По его словам, в Кыргызстане предпринимаются попытки ввести в школах предмет истории религий в 8-9 классах. Среди молодежи, в учебных заведениях ведутся семинары, и это дало свои результаты.

- До этого года число уехавших в Сирию было велико, сейчас их количество снизилось. Но семинары эту проблему решают только временно. Надо решать проблему в корне. Надо улучшить социальное положение народа, качество образования в школах, особенно в школах в отдаленных районах, - говорит кыргызстанский эксперт.

ВОЗВРАЩАЮЩИЕСЯ С ГОРЯЧИХ ТОЧЕК

Таджикистанский религиовед Саъди Юсуфи говорит, что экстремизм стал насущной проблемой для стран Центральной Азии. Предпосылки для экстремизма создают социальные трудности, бедность и скудное религиозное образование.

В Таджикистане в случае раскания вернувшимся на родину из горячих точек участникам экстремистских группировок объявляют амнистию.

Гражданин Таджикистана Фаррух Шарифов выступает с «покаянной речью» после того, как вернулся из рядов экстремистской группировки «Исламское государство» из Сирии. Душанбе, май 2015 года.
Гражданин Таджикистана Фаррух Шарифов выступает с «покаянной речью» после того, как вернулся из рядов экстремистской группировки «Исламское государство» из Сирии. Душанбе, май 2015 года.

- В Таджикистане перестали подвергать наказанию тех, кто вернулся, осознав свое заблуждение, кто проявил раскаяние. Считаю, что это является эффективным способом уберечь молодежь от экстремистских группировок. Вернувшиеся домой дают интервью местным СМИ, из этих интервью люди узнают, что происходит в тех регионах, - говорит Саъди Юсуфи.

По его словам, среди тех десятков молодых людей, кто вернулся в Таджикистан, есть и женщины.

- Эти вернувшиеся молодые люди работают на строительстве, в сельском хозяйстве. Тех, кто тяготеет к экстремистским группировкам, стало меньше, - говорит Азаттыку таджикистанский эксперт.

ЕСТЬ ЛИ ОПАСНОСТЬ ОТ МИГРАНТОВ «МУХАДЖИРОВ»?

Казахстанский эксперт Нурлан Альниязов говорит, что в ходе недавних своих исследований в Афганистане он заметил, что по ту сторону границы возросло количество граждан из Центральной Азии и России.

- Афганцы называют их «мухаджирами» (мигранты. – Азаттык.). Считается, что все они дали клятву «Исламскому государству». Среди «мухаджиров» встречаются те, кто воевал в Сирии, Пакистане и Палестине. Они находятся в провинциях Кундуз, Баглан и Бадахшан. Если учесть, что эти регионы граничат с Таджикистаном и Узбекистаном, то можно заметить, что они стали определенной силой. Через территорию провинции Бадахшан из Афганистана можно выйти и на Китай, и на Кыргызстан. Известно, что из Кыргызстана на территорию Казахстана можно попасть разными путями, - говорит Нурлан Альниязов.

Участники экстремистской группировка «Исламское движение Узбекистана». Провинция Кундуз в Афганистане.
Участники экстремистской группировка «Исламское движение Узбекистана». Провинция Кундуз в Афганистане.

Кыргызстанский экперт Нурлан Исмаилов говорит, что большую опасность для Центральной Азии представляет также находящаяся в Афганистане группировка «Исламское движение Узбекистана».

- Мы заметили, что эта группировка вновь становится активной в последнее время, хотя считается, что ее активность упала. У нас есть сведения, что в эту группировку стали переходить участники организации «Хизбут-тахрир». Стало известно, что граждане Кыргызстана присоединялись к этому движению целыми группами, - говорит Нурлан Исмаилов.

Достоверных сведений о количестве граждан стран Центральной Азии, участвующих в рядах экстремистских группировок на Ближнем Востоке и в Афганистане, нет. Считается, что по приблизительным данным, в вооруженных столкновениях на стороне таких группировок участвуют из Казахстана 300 человек, из Кыргызстана 500 человек, из Таджикистана 1000 человек.

Куанышбек КАРИ

Казахская служба РСЕ/РС

XS
SM
MD
LG