Ссылки для входа

Место Ленина заняли Тамерлан и Сомони


Tajikistan – Dushanbe, Mounment of Ismoili Somoni, 26 May 2014

По признанию Евгения Ихельзона, украинского путешественника и блогера, основателя туристического проекта «Я люблю Азию», спустя 23 года он вновь посетил страны Центральной Азии и увидел колоссальные изменения, произошедшие в этих государствах с 1993 года.

В беседе с таджикской службой Радио Свобода, состоявшейся 9 августа, Ихельзон по телефону из Гонконга сказал, больше всего эти изменения были заметны в Узбекистане. «В этой стране чувствуется процесс декоммунизации. Переименованы названия улиц, районов, городов. Все под ноль зачищено. Ни комсомольцев, ни коммунистов, никаких Фрунзе, Лениных. Не осталось ни одного памятника советского периода. Вместо этого в Узбекистане появился культ Тамерлана, повсюду ему памятники ставят», - сказал путешественник.

По наблюдениям Евгения Ихельзона, люди в регионе стали более зажиточными, чем в лихие 90-е, но было ощущение, что они обеспокоены тем, что их мирную жизнь может нарушить угроза терроризма.

Евгений Ихельзон
Евгений Ихельзон

По его словам, во время своей поездки по странам Центральной Азии он был с бородой и многие говорили ему, мол, радуйся, что ты украинец, иначе твою растительность давно бы побрили. «И это действительно так. Например, в Узбекистане настолько боятся исламского влияния, что там запрещено носить бороду, молодые люди ходят все бритые. Исключение составляют лишь старцы. Официально борода в этой стране не запрещена, но это стало одним из аспектов государственной политики. Такая же ситуация в Таджикистане. В Кыргызстане также трудно найти бородатых людей. Власти видят в обладателе бороды радикального мусульманина, который прибыл в регион из Саудовской Аравии или Афганистана», - рассказывает Евгений.

Республики Средней Азии в советское время превзошли другие страны по пропаганде коммунистических ценностей. Во дворах школ, в центре каждого города и района, практически возле каждого государственного учреждения обязательно стоял памятник вождю пролетариата Ленину, все центральные улицы городов и районов обязательно называли в честь этого основателя советского государства. Колхозы, города и районы носили имена Феликса Дзержинского, Михаила Калинина, Михаила Фрунзе, Карла Маркса, Фридриха Энгельса и других ключевых фигур советской системы и коммунистической доктрины.

Например, только в Гиссарском районе как минимум три колхоза и совхоза были названы в честь основоположника советского государства - «Ленинизм», «Дорога Ильича». Остальные колхозы носили имена Маркса, Калинина, Жданова, были названы в честь Москвы и Ленинграда, был также колхоз имени 22-го съезда КПСС.

Процесс переименования «чуждых» идеологических названий в Таджикистане начался в конце 80-х. Этот процесс активизировался в 90-х, в период развала Союза, однако проходил немного болезненно. Осенью 1991 года, когда сносили памятник Ленину на главной площади таджикской столицы, сторонники коммунистической партии устремились на площадь и под их давлением председатель Верховного совета республики, и.о. президента страны Кадриддин Аслонов подал в отставку. Это событие предшествовало череде дальнейших митингов в столице, и даже – считают некоторые эксперты – положило начало пятилетней гражданской войне.

Исмоил Талбаков
Исмоил Талбаков

Исмоил Талбаков, нынешний председатель Коммунистической партии Таджикистана, сказал 9 августа Радио Озоди, что коммунисты остаются привержены марксистско-ленинскому учению, но национальные ценности ставят выше партийных.

По его словам, члены партии не считают декоммунизацией переименование названий улиц и городов в соответствии с национальными ценностями, ведь по сей день в различных уголках республики можно увидеть памятники советской эпохи. «По всей стране сохранено 63 памятника Ленину, а на берегу реки Сырдарья в Худжанде до сих пор стоит 45-метровая статуя вождя пролетариата. Есть памятники Ленину и в Бадахшане, и в Хатлоне», - сказал Талбаков.

Абдурахим Зулфониён, представитель Комитета по языку и терминологии, сказал, что процесс переименования улиц, площадей, городов и районов, других географических объектов находится в компетенции местных властей, который после предложения со стороны правительства должен быть еще утвержден верхней палатой парламента. Но в целом, продолжил Зулфониён, «переименование играет важную роль в повышении уровня национального самосознания и национальной идентичности».

В ходе недавней череды переименований географических объектов в Таджикистане город Чкаловск был переименован в Гулистон, а в марте этого года впервые кишлак в Горном Бадахшане получил название в честь президента страны и теперь называется Рахмонобод.

Обозреватели отмечают, что процесс переименования объектов, унаследовавших названия советской эпохи, впадает в крайность, и теперь все объекты, носившие имена Ленина, названы в честь основоположника таджикского государства Исмоили Сомони – центральный проспект в Душанбе, административный центр Рудаки, район в столице, пик Коммунизма и десятки улиц и городов в республике получили название Сомони, а вместо памятников Ленину в этих городах установлены статуи национального героя.

XS
SM
MD
LG