Ссылки для входа

Нуриддин Каршибоев: достоверную информацию заменяют "фейки"


Нуриддин Каршибоев

Нуриддин Каршибоев, председатель Национальной ассоциации независимых средств массовой информации Таджикистана, выразил обеспокоенность повышением самоцензуры не только среди журналистов, но и среди чиновников и простых граждан страны.

В беседе с Радио Озоди он заявил, что в сложившейся ситуации информационное пространство заполняется «фейками».

Наша беседа с главой НАНСМИТ состоялась после конференции на тему свободы СМИ в Вене. По его словам, участники встречи обсуждали вопросы, не связанные напрямую с Таджикистаном, но большинство поднятых проблем касались угрозы свободы выражения мнений, государственной пропаганды и роста «фейковых» новостей в информационном пространстве страны, которые сегодня вытесняют достоверную и качественную информацию.

Нуриддин Каршибоев: Другой вопрос, который обсуждали участники встречи, был связан с проблемой аккредитации и доступом к информации в зонах конфликта. В данном контексте большее внимание было уделено российско-украинской ситуации. Другими темами конференции были Интернет в качестве инструмента для устранения дезинформации и манипуляции, безопасность журналистов в условиях конфликта. На подобных конференциях внимание акцентируется не на проблемах одной страны, на них обсуждаются прежде всего основные процессы и тенденции, свойственные СМИ большинства стран мира. Предстоящей осенью в Ташкенте состоится другая конференция и, конечно, там будут обсуждать проблемы центрально-азиатских СМИ, в том числе Таджикистана.

Радио Озоди: В последние годы международные организации выражают озабоченность положением независимых СМИ Таджикистана, которые все чаще, по их словам, подвергаются политическому давлению. Ваше мнение по этому вопросу?

Нуриддин Каршибоев: Проблемы таджикских СМИ в большей степени связаны с экономическими факторами, которые препятствуют развитию свободной прессы. Очевидно влияние экономического кризиса на деятельность отечественных СМИ, ну и, конечно, нельзя исключить наличие проблем политического характера. Журналисты преследуются под предлогом борьбы с терроризмом. К сожалению, со стороны властей используются «мифы» для ограничения свободы журналистики.

Радио Озоди: Какие «мифы» Вы подразумеваете?

Нуриддин Каршибоев: Один из мифов - угроза «Исламского государства» для Центральной Азии. Я понимаю, что в рядах этой террористической группировки есть также выходцы из Центральной Азии, и это реальный фактор риска для наших стран. И используя такие мифы, как то, что якобы боевики ИГИЛ имеют огромную силу и сторонников, что часть их находится в Афганистане и в любой момент они могут перейти через границу, власти ограничивают свободу прессы и права человека, вместо того, чтобы взаимодействовать со СМИ в борьбе с террором.

Таким образом они «борются» с терроризмом и экстремизмом. В Таджикистане принята Национальная стратегия по борьбе с терроризмом. К сожалению, в реализации этой стратегии власти используют лишь репрессивные методы. На мой взгляд, в этих целях лучше наладить сотрудничество со СМИ и гражданским обществом, чтобы использовать в борьбе с террором профилактические меры, они куда действеннее. Нужно расширить способы распространения информации, чтобы люди имели правильное понимание о таких явлениях как терроризм и экстремизм. К большому сожалению, сотрудничества между властями и СМИ в этом направлении практически не имеется, и мы не можем сказать, что пресса вносит существенный вклад в борьбу с терроризмом.

Радио Озоди: Вы сказали, что пресса находится под давлением под предлогом угрозы ИГИЛ. Какова реакция журналистского сообщества на сей счет?

Нуриддин Каршибоев: Речь не идет лишь об угрозе со стороны «Исламского государства», а в общем о борьбе с экстремизмом и терроризмом. Здесь речь и о религиозной свободе. Тема очень актуальная, но, к сожалению, журналисты находятся меж двух огней: с одной стороны власти утверждают, что СМИ должны внести свою лепту в этой борьбе, а с другой – никто не может гарантировать безопасность журналиста.

Представьте себе, что журналист захочет подготовить материал о той или иной запрещенной организации и присоединении молодежи в ее ряды. При подготовке статьи он столкнется с множеством проблем. Да и на практике сколько было таких случаев! Как-то газета «Азия-Плюс» опубликовала материал по итогам региональной конференции по вопросам радикализма и это издание чуть было не обвинили в пособничестве экстремизму. В этом вопросе нет четких директив, дающих ответы на вопрос, как должен писать журналист на подобные темы. А такие правила должны быть четкими как для властей, их прописывающих, так и для журналистов, пишущих на эти темы.

Например, как журналист может просмотреть сайт запрещенной организации для сбора информации? Не будет ли это считаться нарушением закона? По мнению наших экспертов, преступлением может считаться пропаганда идей той или иной запрещенной организации. Однако нет нигде четкого описания всех этих моментов, что затрудняет работу журналистов. Наша организация старается взять журналистов под свою защиту, ведь работать в таких условиях им крайне тяжело. Мы думаем, что властям надо наладить сотрудничество в этом направлении со СМИ и медийными организациями на благо общества.

Радио Озоди: Какие проблемы были зафиксированы вашей организацией при подготовке журналистских материалов на тему экстремизма?

Нуриддин Каршибоев: Несколько месяцев назад группа журналистов, которая готовила материал по проблеме экстремизма, попросила нашей консультации. Правозащитники и юристы предупредили их об ответственности за лайки и использование альтернативных источников, об угрозах, предусмотренных Уголовным кодексом за содействие терроризму и экстремизму. Со своей стороны мы предложили при освещении подобной проблемы делать примечание в своем материале о том, что изучение данного вопроса не означает поддержку запрещенных группировок. Нужно указать, что целью публикации материала является информирование общественности об угрозе терроризма и экстремизма. К сожалению, власти создают проблемы журналистам вместо взаимодействия с ними в вопросе подготовки хороших информативных материалов.

На одной из конференций я привел в пример статью, подготовленную Радио Озоди, где с использованием мультимедийных инструментов и баланса мнений было рассказано об истории одной матери, сын которой примкнул к рядам ИГИЛ и погиб на чужбине. Журналистам удалось отразить в своем материале психологическое состояние и душевную боль героини, что в сотни раз сильнее любой антитеррористической пропаганды. Считаю, что уже устарели приёмы, когда человек на камеру признается, что он сожалеет о своем поступке, признает свою вину в присоединении к ИГИЛ, говорит, что террористы – это плохо.

Для того, чтобы журналист выполнял свою изначальную миссию, мы должны создать необходимые условия. То есть создать такую правовую основу и конкретные стандарты, чтобы журналист не сталкивался во время своей деятельности с проблемами. К сожалению, часто молодые коллеги приглашаются в органы из-за того, что якобы их материалы ставят под удар мир и стабильность в стране. И такие «вызовы» стали распространенными. На наш взгляд, это неправильно, потому что если в журналистском материале объективно отражены реальные события, связанные с терроризмом и экстремизмом, с учетом баланса мнений, то такой материал никогда не нанесет вред обществу. ​

Радио Озоди: Вы говорили, что увеличилось число «приглашений» молодых журналистов в правоохранительные структуры. Такие вызовы также сопровождаются давлением?

Нуриддин Каршибоев: Практически каждый месяц один-два журналиста сообщают нам о таких «приглашениях». К сожалению, такие беседы проводятся с целью психологического давления на журналистов. За последний год мы старались сделать так, чтобы как можно большее количество журналистов не теряло веры в себя и свою профессию. Только так мы можем защитить журналистское сообщество в Таджикистане.

А что касается этих вызовов и бесед, я думаю, они не имеют законной почвы. Я предупредил молодых коллег, чтобы они при вызовах требовали официальный документ об этом, и уточняли, по какому поводу и в качестве кого их вызывают. Если журналист в своей профессиональной деятельности не нарушает законов, мы можем защитить его права.

Радио Озоди: Очевидно, что такая ситуация привела к повышению самоцензуры среди журналистов…

Нуриддин Каршибоев: Да, самоцензура в таджикском обществе зашкаливает, что препятствует развитию свободной прессы. И это заметно не только в журналистских рядах, но и среди чиновников и простых граждан, которые воздерживаются от выражения собственного мнения. Раньше много людей, столкнувшихся с проблемами, обращались в СМИ. Сейчас люди не всегда хотят, чтобы об их проблеме написали в газете, стараются решить свою проблему другими способами. Когда общество не получает от властей оперативной и достоверной информации, ее место занимают «фейки».

Радио Озоди: Как Вы думаете, насколько «фейки» заняли информационное пространство страны?

Нуриддин Каршибоев: «Фейковые» новости распространяются, прежде всего, в социальных сетях, из-за которых люди отвлекаются от насущных политических, экономических и социальных проблем. Такие «фейки» начали активно появляться в период последних парламентских выборов. Они были направлены против независимых журналистов, правозащитников и представителей оппозиционных политических партий. Из-за этих фейков группа людей, имеющая свою точку зрения, покинула социальные сети, а их место заняли аккаунты экстремистов.

Я думаю, что активизация экстремистов и увеличение числа молодежи, примкнувшей в их ряды, объясняется, среди прочего, именно этим фактором. Сейчас в соцсетях активно распространяются проправительственные и антиправительственные фейки. Но мы также должны учитывать то, что ложная информация, не прокомментированная в течение ближайших 24 часов, становится "реальностью". Об этом когда-то сказал один американский политик, и эта цитата как нельзя лучше отражает сегодняшнюю действительность.

Мы, журналисты, наделены особой миссией, мы должны в противовес фейкам оперативно подготавливать и публиковать качественную информацию. Я был свидетелем, когда в сети появилась фейковая новость о том, что якобы задержанный следователь антикоррупционного ведомства имел в своем доме в Бустоне (Чкаловске) бункер, в котором находились машины и мешки с валютой и золотом. В тот же день журналист Радио Озоди отправился в тот дом, чтобы воочию удостовериться в этом. Но, прибыв на место, он не обнаружил ни бункера, ни горы золота и денег. К сожалению, рынок фейковых новостей сейчас бурлит, потому что у многих людей есть доступ к интернету и стоит появиться такой «новости», как она быстро распространяется в сети. Вброс таких фейков усложняет работу реальных СМИ, которые хотят вести свою деятельность в рамках закона. Это своего рода борьба между СМИ, работающими по стандартам качества, и «желтой» прессой.

XS
SM
MD
LG