Ссылки для входа

Тегеран призывает Душанбе к переговорам


Бахром Косими

Бахром Косими, пресс-секретарь Министерства иностранных дел Ирана, заявил, что отношения Тегерана и Душанбе являются частными вопросами двух государств и должны решаться путем переговоров.

Свое мнение об этом он выразил в интервью новостному агентству «Тасним» 16 июля. По его словам, в охлаждении отношений между Таджикистаном и Ираном виноваты некоторые из государств региона, однако он не стал уточнять, какие страны он подразумевает.

«В этом отношении отдельные государства предпринимают очень значительные усилия в регионе, чтобы осложнить отношения соседних с Ираном государств, в этом нет никакого сомнения, и эти шаги предпринимаются вновь и вновь, чтобы свести на нет все наши усилия и шаги по стабилизации обстановки в регионе. Представляю, как в Таджикистане с каждой новой «уликой» растет недопонимание в отношении Ирана, и другие страны предпринимают рвения, чтобы усилить эти опасения. Однако мы считаем Таджикистан страной, которая очень близка нам и нам не безразлична его судьба. Мы сторонники укрепления независимости Таджикистана» - отметил он.

Бахром Косими уверен, что у Таджикистана нет более дружественного государства, чем Иран. Некоторые из национальных и международных экспертов считают, что любые переговоры между Таджикистаном и Ираном должны проходить на условиях равноправия и с учетом интересов Душанбе.

Сайфулло Сафаров
Сайфулло Сафаров

Но Сайфулло Сафаров, замдиректора Центра стратегических исследований при президенте Таджикистана, сказал, что политика Душанбе в отношении Тегерана является независимой и не находится под влиянием других сил.

«Ни одно из государств региона не имеет отношения к этому вопросу. Власти Ирана прекрасно знают причину появившегося недопонимания, и мы ожидаем перемен. Иран был нашим стратегическим партнером, и мы надеемся, что наши отношения вновь улучшатся. Иран действовал без учетов наших интересов и Таджикистан вынужден был отреагировать. В отношении любого государства, которое будет действовать без учетов интересов Таджикистана, мы будем реагировать таким же образом», - отметил Сафаров.

Кейвон Хусайни, комментатор иранского Радио Фардо, назвал выступление пресс-секретаря МИД Ирана «запоздалым» и сказал, что Тегеран должен был гораздо ранее предпринять усилия по улучшению взаимоотношений с братской страной в Центральной Азии.

«С закрытием культурных и экономических проектов на севере Таджикистана напряженность между двумя странами достигла наивысшей точки. На прошлой неделе в иранских СМИ были опубликованы материалы, в которых говорится о том, что в Таджикистане прекращена деятельность Комитета «Имдод» Имама Хумайни, ведущей благотворительной организации Ирана», - сказал он.

Кейвон Хусайни
Кейвон Хусайни

Кейвон Хусайни отметил, что своими публикациями СМИ Ирана преследуют цель скорейшего улучшения таджикско-иранских отношений. По его словам, издания критикуют действия МИД Ирана, задавшись вопросом, почему отношения между Душанбе и Тегераном достигли такого низкого уровня.

«Иранские власти пригласили в Тегеран лидера запрещенной ПИВТ Мухиддина Кабири и, тем самым, оказали ему поддержку. Там же были затронуты вопросы предоставления инвестиций Бабаком Занджани банковской системе Таджикистана», - отметил он.

Бабак Занджани
Бабак Занджани

Прохлада в отношениях между Таджикистаном и Ираном появилась после событий 2013 года, когда в Иране задержали Бабака Занджани. Говорилось, что он инвестировал в экономику Таджикистана два миллиарда долларов. Одно из обвинений, выдвинутых против приговоренного к смертной казни Занджани, было выстроено на письме, доказывающем выплату Нацбанку Таджикистана иранских денег. Однако в таджикском банке заявили, что письмо было поддельным. Несмотря на это, иранские чиновники считают, что Занджани в целях хищения денег от продажи нефти, использовал банковскую систему Таджикистана.

Деятельность признанной «террористической организацией» Партии исламского возрождения в Таджикистане была запрещена в 2015 году. Однако сразу же после попадания в «черный список» руководитель партии Мухиддин Кабири принял участие в конференции «Исламское единство» в Тегеране и побывал на приеме у лидера Исламской революции Ирана аятоллы Али Хаменеи. Министерство иностранных дел Таджикистана направило ноту протеста в посольство Ирана в Душанбе.

Через некоторое время был ограничен иранский импорт, в Таджикистане стали закрываться мелкие и крупные компании Ирана. В аэропорту Душанбе прекратили выдачу иранским гражданам виз на льготных условиях. Позднее министерство транспорта Таджикистана сообщило, что Иран частично не выполнил свое обещание выделить на безвозмездной основе миллион долларов на проект по строительству железнодорожной сети Китай-Кыргызстан – Таджикистан - Афганистан. В итоге товарооборот между двумя странами в 2015 году не достиг даже 200 миллионов долларов. Ранее Иран намеревался принять участие в строительстве библиотек, тоннеля «Истиклол» стоимостью 200 миллионов долларов, Сангтудинской ГЭС-2, других гидросооружений и дорог в Таджикистане.

На протяжении последних двух лет ни один государственный чиновник Таджикистана не высказал официального мнения по поводу изменения политики страны в отношении Ирана.

XS
SM
MD
LG