Ссылки для входа

Главный налоговик: машины моих подчиненных не столь дорогие, как кажется


Нусратулло Давлатзода

Нусратулло Давлатзода, председатель Налогового комитета Таджикистана, уверен, что машины его подчиненных не столь дорогостоящие, как кажется на первый взгляд. Об этом он сказал на пресс-конференции, состоявшейся 21 июля.

По словам главного налоговика, на местном авторынке цены на такие машины вполне приемлемые. «Среди нас практически нет владельцев дорогих авто. Увидишь машину и кажется, что она очень дорогая. Но стоит сходить на авторынок и убеждаешься, что цена на нее невысокая. Потому что такие машины десятки лет эксплуатировались в других странах, а после были завезены к нам. Возможно, в дальнейшем ситуация изменится, так как в этом году мы сделали послабления для ввоза новых авто», - сказал он.

Нусраталло Давлатзода подчеркнул, что не все машины, припаркованные у налогового ведомства, принадлежат его подчиненным. «Это машины предпринимателей и других наших посетителей», - отметил он.

Беседа об автомашинах на пресс-конференции состоялась после того, как на другой встрече с журналистами, прошедшей на прошлой неделе в налоговом управлении Согда, был задан вопрос – откуда у налоговиков деньги на шикарные джипы и мерседесы, припаркованные у налогового управления?

Бахтиёр Султон
Бахтиёр Султон

Бахтиёр Султон, начальник Управления Налогового комитета, сразу открестился от них, мол, дорогие машины, скорее всего, принадлежат предпринимателям, которые приехали в управление по служебным делам.

«Наши сотрудники могут позволить себе лишь подержанные «Опели», сказал глава ведомства. По его словам, зарплата рядового сотрудника – 800 сомони ($95), начальника управления – 1780 сомони ($200). Для покупки новой иномарки стоимостью $10 тыс. рядовому сотруднику необходимо копить денег примерно десять лет, сказал Бахтиёр Султон.

Но у сотрудников Налогового комитета есть и другие, причем законные, способы заработать на покупку новой автомашины, сказал замначальника ведомства Обиди Мухаммадсаид. «Одна из тех дорогих машин принадлежит мне. Но для ее покупки мне пришлось четыре года работать в Афганистане. Надо отметить, что многие сотрудники нашего управления – кандидаты наук и преподают в местном университете. И еще. Если сотрудник обнаружит злостного неплательщика налогов, он получает премию».

Наши собеседники из числа малых и средних предпринимателей говорят: когда карман фискального служащего зависит от количества наложенных налоговых санкций, но это приводит к тому, что бизнесмены проводят «через сито».

Акбар Сияров, предприниматель из Согдийской области – законопослушный налогоплательщик. Но он сетует, что всякий раз, когда налоговики приходят с проверками в его компанию, то находят, к чему придраться.

​Михаил Петрушков, глава организации «Центр защиты бизнеса» в Таджикистане говорит, что с целью обеспечения прозрачности доходов президент страны Эмомали Рахмон обязал должностных лиц и их родных заполнять декларацию о доходах.

«Но, к сожалению, информация о доходах чиновников недоступна общественности, поэтому и существуют сомнения среди населения. Например, любой гражданин в Германии может получить информацию о стоимости автомобиля и заработной плате Ангелы Меркель. И, разумеется, не возникает вопросов, когда зарплата европейского чиновника составляет в среднем 100 тыс евро в год, а стоимость его машины – 30 тыс евро», - говорит Петрушков.

Дорогостоящие машины премиум-класса можно увидеть в Таджикистане практически у каждого министерства и ведомства. И естественный вопрос, возникающий у гражданина: как таджикский чиновник с зарплатой в 1-2 тыс сомони может себе позволить купить авто за 15-30 тыс долларов?

Ваше мнение

Смотреть комментарии

XS
SM
MD
LG