Ссылки для входа

Срочные новости

Влияние Поднебесной на Казахстан, Таджикистан и Россию.

В Китае говорят: кто мягко ступает, далеко продвинется на своем пути, а если сохранять покой, цветы распустятся сами. Мягкую поступь ближайшего соседа Казахстан, Таджикистан и Россия ощущают настолько давно, что китайские цветы цветут во многих сферах.

По оценке экспертов, в Казахстане реализуются в основном китайские экономические интересы. Таджикистан давно «стал китайским» с молчаливого российского согласия. А сама Россия, помимо экономических интересов, привлекает Китай, как туристическая Мекка. Масштабы влияния, реальные цели и стратегические планы Китая в трех бывших республиках Союза изучали в совместном материале Ольга ЛИХОГРАЙ, Наргис ХАМРАБАЕВА и Надежда КОЖЕВНИКОВА.

Казахстан: китайская игра по фэн-шую

Казахстан попал под мягкое обаяние Китая четверть века назад – почти сразу после развала Союза. Сначала поставка дешевых вещей, бытовой химии, текстиля из Урумчи обеспечивала заработком большую часть потерявших работу казахстанцев, ставших «челноками». Со временем этикетки с надписями «Made in China» появились на самых брендовых вещах. Сейчас даже в северных областях республики, расположенных почти за 2500 километров от границы с Поднебесной, тенденция на китайский тренд укрепляется не только среди населения, но и на уровне государства. Любой товар с пометкой «заводской Пекин» считается отличного качества, а высшее руководство страны не устает отзываться о Китае, как о «главном стратегическом партнере». Впрочем, главным партнером он стал еще лет 10 назад, уверяют казахстанские предприниматели.

Чайный бутик «Жемчужины Поднебесной» открылся в Костанае 13 лет назад, и коллекционные чаи всегда были особого качества.

- Начинали с небольшого количества сортов китайского чая, но товар всегда завозили самый качественный, рассчитанный на потребителя среднего класса, - говорит администратор «Жемчужин Поднебесной» Наталья. - С каждым годом ассортимент увеличивался. Постепенно в магазине появились китайская посуда, статуэтки, другая атрибутика. Все завозим напрямую из Китая. Сейчас бесплатно проводим простые и элитные чайные церемонии, чтобы познакомить людей с этой удивительной страной…

В строго выверенном церемониале чаепития, где все подчинено фэн-шую, прослеживается общая стратегия Китая по отношению к Казахстану: ненавязчиво знакомить с национальной культурой, но устанавливать только свои правила игры. Порой такие жесткие, что Казахстану приходится делать большие шаги навстречу стратегическому партнеру. Одним из таких стал шаг по организации в Астане весной 2017 года первого инвестиционного форума по продвижению казахстанского туристического продукта в Китае и наоборот.

Но все эти подвижки можно считать минимумом по сравнению с земельными претензиями, из-за которых летом 2016 года в Казахстане разгорелся скандал. Тогда правительство РК планировало дать ход норме Земельного Кодекса о долгосрочной аренде земли иностранцам. Согласно ей с 2017 года иностранные граждане могли брать определенные участки казахстанских угодий в аренду сроком до 49 лет вместо десяти, как разрешено сейчас. Первыми в очереди были китайцы, что вызвало массовые митинги и протесты местного населения.

Протесты в Казахстане
Протесты в Казахстане

Поговаривали, что и норма о долгоиграющем предоставлении земель создавалась в большей степени для Китая, перед которым у Казахстана сложился большой внешний долг. Сейчас в пользу этого предположения говорит то, что Нурсултан Назарбаев не отменил нашумевшую норму, а лишь отсрочил ее исполнение, наложив мораторий до 2021 года.

- Как говорится, дыма без огня не бывает. Какая-то договоренность, конечно же, существовала, ее пытались реализовать, - комментирует этот момент известный казахстанский политолог, заместитель председателя ОСДП «Азат» Петр СВОИК. – Натолкнулись, не сказать на бурное, но на достаточно выраженное сопротивление. Зачинщиков очень демонстративно, показательно жестко наказали, и посчитали, что дальше рисковать не стоит. Но норму не отменили. А что такое 2020-2025 год для геополитической стратегии Китая? Это мгновение. Так что в свое время все вернется к земельному вопросу.

«Один пояс— один путь» - международная инициатива Китая, направленная на совершенствование существующих и создание новых торговых путей, транспортных, а также экономических коридоров, связывающих более чем 60 стран Центральной Азии, Европы и Африки, которая будет способствовать развитию торговых отношений между ними и Китаем.

Если казахстанцы еще могут рассчитывать на минимальные удобства в китайской игре, то Таджикистан, по словам Своика, давно безоговорочно принял поднебесные правила.

Таджикистан: «китайский» Яван

В часе езды от Душанбе расположен Яванский район, который за последние годы стал в буквальном смысле «китайским». При въезде на территорию района нас встречает билборд с изображениями таджикского и китайского лидеров, Эмомали Рахмона и Си Цзиньпина, и надписью: «Народы Китая и Таджикистана навсегда являются хорошими соседями, хорошими друзьями, хорошими партнерами».

В Яване уже выпускают свою продукцию два цементных завода, завод по производству криолита, строится завод по производству анодов для алюминиевой компании, и все это на китайские деньги и при непосредственном участии самих китайцев. В отличие от западных инвесторов, власти Китая, предоставляя кредиты, предпочитают использовать собственную рабочую силу. Таджикские граждане используются в этих совместных проектах в качестве разнорабочих.

По словам заместителя начальника управления сельского хозяйства администрации Яванского района Усмонали ЯТИМОВА, здесь китайским фермерам переданы 1000 гектаров под хлопковые поля и 49 гектаров под теплицы, где круглый год выращивают овощи.

Вместе с Ятимовым мы подъехали к хозяйству с китайским названием «Цзинь Иньхань», где во дворе администрации нас встретил… милиционер. Он объяснил, что начальство выехало по делам в Душанбе, но персонал находится в теплицах, и мы можем переговорить с ними там. Как объяснил нам Ятимов, вневедомственную охрану китайской фирме предоставила по договору администрация района, и до сих пор каких-либо происшествий здесь не происходило.

По пыльной дороге мы прошли к теплицам, в одной из них копошились люди. Пока я осматривала теплицы с огурцами, помидорами, какой-то китайской зеленью, капустой и кабачками, к нам подошли местная женщина и китаец, которые о чем-то разговаривали на языке Поднебесной.

Девушку, одетую в национальную одежду, в защитных перчатках и респираторе, зовут Райхона, и она работает бригадиром в фермерском хозяйстве.

- В моей бригаде работают одиннадцать человек, и за нами закреплено 20 теплиц. Я здесь работаю с самого начала создания теплиц, с 2013 года, выучила немного китайский и с прошлого года меня назначили бригадиром, - сказала Райхона.

Райхона
Райхона

По ее словам, работа в теплицах не тяжелая, но главное - хозяева платят за каждый отработанный день, по окончанию смены, в среднем по 35-40 сомони (около 5 долларов США), а не задерживают выплату заработной платы, как это бывает в таджикских фермерских хозяйствах.

- На территории 49 гектаров, взятых в аренду на 49 лет, наши китайские партнеры возвели 186 теплиц. Половина отведены под помидоры, в четырех сейчас выращиваются огурцы, 10 или 12 – под зелень, часть теплиц подготавливается под новую рассаду, - – присоединяется к разговору Ятимов.

По его словам, китайские фермеры придерживаются норм и правил, установленных Таджикистаном для оборота сельскохозяйственных культур.

- Вот посмотрите, теплицы используются уже четыре года, и еще будут использоваться в течение 45 лет. С каждой теплицы в сезон получают по 3-4 тонны урожая, и земля по-прежнему находится в хорошем состоянии. Так что это всё выдумки о том, что после китайцев земля непригодна для использования, - говорит Ятимов.

В разговорах с другими местными работниками теплицы мы не почувствовали какого-либо настороженного отношения к китайцам, несмотря на то, что некоторые эксперты утверждают о проблемах при передаче в аренду пахотных земель нашему восточному соседу. По словам Ятимова, местные предприниматели не имеют достаточно денег для того, чтобы развернуть подобные предприятия своими силами и поэтому вынуждены отдать земли в аренду зарубежным производителям сельхозпродукции.

Абдугани Мамадазимов
Абдугани Мамадазимов

По словам председателя национального фонда «Шелковый путь – путь к консолидации», который является одной из веток проекта «Один пояс-один путь» Абдугани МАМАДАЗИМОВА, таджики, являясь оседлым народом, очень болезненно воспринимают любую информацию о передаче земель кому-либо, тем более китайцам».

Среди местного населения бытует мнение - пустишь одного китайца, завтра их будут уже тысячи.

- Такая синофобия берет начало еще со времен Чингизхана, и люди традиционно считают, что все беды приходят с Востока, - утверждает таджикский эксперт.

Во-вторых, по его словам, экспертов и аграриев беспокоит практика чрезмерного использования китайскими фермерами ядохимикатов для получения краткосрочных больших урожаев, что приводит к загрязнению земли, которая «таким образом быстро выводится из оборота и становится непригодной к использованию».

Вместе с тем, официальный Душанбе положительно оценивает сотрудничество с Китаем, который на сегодняшний день является основным инвестором в экономику Таджикистана. Поднебесная находится на первом месте по объему вложенных в экономику Таджикистана прямых инвестиций: только за первый квартал 2017 года совокупный объем прямых инвестиций КНР в таджикскую экономику составил 76,6 миллионов долларов, что составляет 58% от общего объема всех зарубежных инвестиций.

Таджикистан считает Китай главным финансовым донором: 53% объема внешнего долга Таджикистана приходится на Китай.

В январе 2011 года Таджикистан передал Китаю 3% спорных территорий на Восточном Памире, потеряв около тысячи квадратных километров приграничной территории.

Две страны - один город Благовещенск и Хэйхэ

— Как попасть в ту часть города? — едва ли не первый вопрос, который задают приезжающие в Благовещенск. Местным порой не сразу удается объяснить им, что река Амур разделяет не один город, а два — российский Благовещенск и китайский Хэйхэ. Из такой близости обе страны пытаются извлечь максимум выгоды. Спущенную «сверху» концепцию «Две страны — один город» приняли не только власти, но и горожане.

За 9 месяцев 2017 года Россию посетили 840 тысяч китайских путешественников. Амурская область среди российских регионов уже долгое время удерживает третье место по количеству приезжающих сюда туристов из Поднебесной, уступая первенство лишь Москве и Приморскому краю. По данным Ростуризма, за девять месяцев прошлого года по безвизовому обмену в Приамурье приехали 93 тысячи китайцев — на 36 % больше, чем за такой же период годом ранее.

В амбициозных планах региона — достичь туристического потока в 2 миллиона человек в год.

Пока же туристов больше привлекают не зрелища, а шопинг. С пограничного пункта пропуска многие отправляются прямиком в торговые центры. Большим спросом у китайцев пользуются российские и европейские продукты: шоколад, конфеты, колбасы, морепродукты, кофе, сыры. С полными тележками они выходят из магазинов цифровой и бытовой техники, из салонов крупных парфюмерно-косметических сетей — «Л'Этуаль» и «Рив Гош». До половины, а порой и больше, покупателей граждане Китая составляют в ювелирных магазинах и салонах швейцарских часов.

Такой рост покупательской способности со стороны граждан Китая наблюдается последние три года. С ростом курса доллара (а, соответственно, и юаня) относительно рубля жителям КНР стало выгодно тратить деньги в России. Многие товары, особенно импортного производства, здесь стоят значительно дешевле, чем на их родине. Многие амурские бизнесмены в новых условиях быстро переориентировались на китайских потребителей. Например, продублировали вывески в магазинах иероглифами. Крупная дальневосточная сеть «Самбери», открывая менее года назад в Благовещенске свой первый гипермаркет, сразу же сделала акцент на китайских туристах, снабдив всю навигацию по магазину переводом на китайском языке.

Многие жители Китая, ведущие бизнес в Благовещенске, покупают здесь квартиры. Местные риелторы отмечают, что особого ажиотажа нет, но интерес со стороны китайцев стабильно есть.

— В основном они покупают квартиры в домах поближе к местам своей работы, как правило, это центр города, ближе к Центральному рынку. И квартиры чаще берут в одних домах и в одних подъездах, — рассказывают в одном из риелторских агентств города. — При этом российских покупателей не сильно волнует, кто их соседи. Мне ни разу такого вопроса при покупке квартиры не задали.

Светлана Александрова около года назад стала хозяйкой квартиры в одной из таких высоток рядом с Центральным рынком, где большую часть рабочих мест занимают китайские торговцы.

— Ничего о них плохого не скажу, они все время на работе — на рынке. Китайцы здесь живут, можно сказать, диаспорой. Ходят друг к другу в гости. Все любезные, здороваются, — рассказывает Светлана.

Девушка говорит, что в ее подъезде на каждом этаже есть по китайской семье. Пары, как правило, живут без детей. Они остаются учиться в Китае.

— Смешанных пар ни разу не видела. Летом все китайские женщины, живущие в нашем доме, выходят на детскую площадку делать свою зарядку, а мужчины собираются во дворе и играют в маджонг. У меня иногда полное ощущение, что живу в китайском квартале, — смеется Светлана.

P.S. Казахский фэн-шуй, таджикское «жонглирование» овощами и дальневосточный маджонг - видимое китайское влияние в трех бывших странах СНГ - лишь часть более глобальных планов. И, судя по всему, поднебесные цветы надолго пустили корни на просторах Евразии...

Полную версию материала читайте здесь: http://kitai.tilda.ws/page2016483.html

Ваше мнение

Смотреть комментарии

XS
SM
MD
LG