Ссылки для входа

Срочные новости

Россия обеспокоена ростом исламской радикализации среди заключенных


По данным Федеральной службы исполнения наказаний России, с увеличением в исправительных учреждениях осужденных за терроризм мусульман из числа граждан Средней Азии резко увеличилась исламская радикализация среди заключенных.

Анатолий Рудый, заместитель начальника ФСИН России, заявил 16 февраля во время круглого стола, в работе которого помимо представителей администрации президента Российской Федерации, Минюста и ФСИН, также приняло участие духовенство традиционных религиозных конфессий, отвечающее за тюремное служение, что с увеличением заключенных из Средней Азии изменилась внутренняя обстановка в исправительных учреждениях, и администрация тюрем столкнулась с агрессивными течениями ислама.

По его словам, переданным посредством видеоконференцсвязи участникам круглого стола, сегодня в тюрьмах появились представители радикальных течений ислама, которые образовывают собственные сообщества, не выполняя требования как тюремной администрации, так и воровских законов.

«В одной из колоний, где половину осужденных составляли выходцы из республик Средней Азии, произошли беспорядки. Религиозная община вступила в конфликт с «общетюремной субкультурой», и в итоге пришлось пойти на силовой вариант решения проблемы», - отметил генерал.

ФСИН России в этой связи обратилась к духовным управлениям мусульман за помощью в работе с осужденными представителями радикальных течений ислама, число которых увеличивается.

По словам Рудого, в российских тюрьмах есть представители других агрессивных течений и организаций, с которыми ФСИН уже научилась работать, однако с исламскими радикалистами общего языка так и не найдено. В этой связи он обратился за помощью к исламскому духовенству, с просьбой установить, какие течения ислама проповедуют заключенные в российских тюрьмах и оказать содействие в их исправлении.

По информации ФСИН, в настоящее время в российских тюрьмах содержится более 29 тысяч заключенных из трех среднеазиатских республик — Таджикистана, Узбекистана и Кыргызстана. В соответствии со статистическими данными этого ведомства, на конец 2016 года в исправительных учреждениях России содержалось более 7 тысяч граждан Таджикистана, осужденных за различные преступления.

До недавнего времени, большинство заключенных из числа таджикских граждан были осуждены за контрабанду и незаконный оборот наркотиков, однако последние два года, по словам представителей ФСИН, в этой среде резко увеличилось число осужденных за терроризм, экстремизм и пропаганду запрещенных в России террористических или экстремистских организаций.

Гражданин Таджикистана Умеджон Валиев уже 8 лет отбывает срок в одной из исправительных колоний в городе Пенза Российской Федерации. Он был задержан за незаконный оборот наркотиков в особо крупном размере и приговорен к 10-летнему тюремному сроку. По его словам, в этой колонии отбывают наказание еще более 70 граждан Таджикистана.

«Все находящиеся в тюрьме таджики верующие и богобоязненные, хотя и соблюдать все нормы ислама и шариата в тюрьме очень сложно», - отметил Валиев. «Знаете, условия на зоне очень тяжелые. И если у человека нет веры, то он сломается. И хорошо, что есть вера, и человек может сохранить себя в таких условиях».

По словам Валиева, на территории тюрьмы, где содержатся он и другие граждане Таджикистана, есть молельное помещение, однако сотрудники тюрьмы не всегда разрешают им пользоваться. «Если нормальный сотрудник дежурит, то разрешает нам совершать пятничный намаз, но есть и такие, которые не разрешают нам читать намаз. Но нам все время специально дают такую пищу, в которой есть свинина. Мы не едим такую пищу, и поэтому часто голодаем», - посетовал он.

По словам Валиева, он и его земляки общаются с родственниками при помощи мобильных телефонов, которые они украдкой используют в нарушение тюремных распорядков. Этот таджикский заключенный говорит, что он и другие заключенные очень мучаются в эмоциональном и психическом плане из-за того, что их не посещают родственники. И это потому, что их близкие не имеют возможностей выехать в Россию для посещения заключенных родственников.

Наш собеседник также посетовал нам, что в спецбиблиотеке нет ни одной книги или другого печатного издания на таджикском языке. «Все книги на русском языке, и мы хотя и можем их прочитать, но понять их сложно», - отметил Умеджон Валиев.

Ваше мнение

Смотреть комментарии

XS
SM
MD
LG