Ссылки для входа

Дорога в никуда. Как Нодирабегим, мечтавшая стать учительницей, попала в багдадскую тюрьму


Нодирабегим Хамза

Хамза Турабек, житель села Мехнатаюд Зафарабадского района, собирается в Багдад. «Хочу навестить дочку… Власти разрешили, скоро получу загранпаспорт и поеду в Казахстан – там есть иракское посольство. Для этой поездки накопил немного денег…», говорит престарелый отец.

Как пройдет встреча с дочерью Нодирабегим, которая находится в багдадской тюрьме и что ей скажет, Хамза Турабек пока не знает.

Иракский суд в конце прошлого месяца приговорил к пожизненному заключению четырех таджичек. Одна них - Нодирабегим Хамза, жительница Зафарабадского района, которая вместе с тремя братьями и матерью предположительно в 2015 году уехала в Ирак, в район, подконтрольный террористической группировке «Исламское государство» (ИГ).

Хамза Турабек
Хамза Турабек

Хамза Турабеков ранее в беседе с Радио Озоди сказал, что ему известно только о гибели двухсыновей, о судьбе супруги и двух других детей он ничего не знает. «В последний раз они звонили мне в начале 2016 года и с тех пор ни одной весточки», - отметил Турабеков. О том, что Нодирабегим жива, Хамза Турабек узнал только после того, как СМИ сообщили о вердикте иракского суда в отношении четырех таджичек, примкнувших к ИГ.

«Я знала, что еду в Ирак к боевикам ИГ”

Умар Карими, иракский журналист, 24 мая в телефонной беседе из Багдада сказал Радио Озоди, что у большинства таджикских женщин, которых он видел в суде, есть маленькие дети. По его словам, четыре осужденные на пожизненное заключение таджички признались -они знали о том, что едут на территорию, подконтрольной ИГ. Остальные утверждали, что приехали в Ирак под давлением своего мужа или спутника, либо из-за угрозы мужа о том, что тот заберет детей с собой в Ирак.

Карими рассказал, что во время судебного заседания судья задает один и тот же вопрос каким образом обвиняемая попала в Ирак. «Так как закон о противодействии терроризму в Ираке очень жесткий, обвиняемым в терроризме грозит не менее 15 лет тюрьмы вплоть до пожизненного заключения, и даже смертная казнь» - отметил журналист.

По его словам, за последние три месяца только в центральном суде по уголовным делам города Багдада вынесены приговоры в отношении 25 граждан Таджикистана, большинство из которых женщины. В Ираке есть и другой суд, который также занимается уголовными делами в отношении иностранцев, но информацией о нем не располагает.

Умар Карими отметил, что большинство таджикских женщин, которые попали под суд, беспомощны и наивны. Им оказывают правовую помощь один адвокат и один переводчик, говорящий на русском, однако заседания суда в их отношении в корне отличаются от заседаний в отношении гражданок России. «У российских гражданок есть свои адвокаты и свои переводчики и дела в их отношении рассматриваются полно и всесторонне», - сказал собеседник.

«Она мечтала стать учительницей и модельером»

Нодирабегим Хамза в 2013 году окончила педагогический колледж Зафарабада и, по словам отца, мечтала стать учительницей начальных классов. «Она у меня мастерицей была. Раньше окончила и курсы швеи-мотористки. Из нее получилась бы модельер национальной и европейской одежды. Но увы, все ее мечты рушились после того, как она вышла замуж и вместе с супругом уехала в Россию», сокрушается Хамза Турабек. По словам отца, двое его детей – Нодирабегим и Асилбек не по своей воле оказались в Ираке. «Их обманули. Они всегда слушались меня и у них не было злого умысла. Мне очень жалко их».

Граждане Таджикистана стали уезжать на территорию Сирии и Ирака начиная с 2013 года, после того, как было организовано «Исламское государство». По оценке таджикских властей, число таджикских граждан в рядах ИГ превысило тысячу человек, и в их числе было около 400 женщин и детей. После объявления ИГ о создании на территории Сирии и Ирака халифата две древние столицы – Ракка и Мосул оказались в руках игиловцев. После того, как в 2016-2017 годах против них начались активные наступательные действия, они потерпели поражение и тысячи женщин и детей, которые вместе с боевиками находились на этих территориях, попали в руки проправительственных формирований, воевавших с ИГ.

К настоящему времени известно о десятках таджикских женщин и детей, содержащихся под стражей в Ираке и Сирии. Но если законодательство Ирака предусматривает самые суровые меры в отношении боевиков ИГ и членов их семей, то положение в Сирии несколько иное.

Представители курдских отрядов народной самообороны в Сирии говорят, что в убежищах, расположенных на подконтрольной им территории содержатся до 50 женщин и детей из Таджикистана, которые ожидают отправки на родину.

Спасение утопающих — дело рук самих утопающих?

До 2016 года некоторые из граждан Таджикистана, которые уехали в Сирию или Ирак, чтобы воевать на стороне Исламского государства, выходили на связь со своими родственниками в Таджикистане, однако затем все связи оборвались. Сколько сейчас таджикских граждан, в том числе женщин и детей, находится в Сирии и Ираке, неизвестно.

Марьям Шоева
Марьям Шоева

Напомним, 25 апреля из Ирака на родину вернулись четверо таджикских сирот. Эти дети были возвращены из Ирака благодаря усилиям дипломатических представительств Таджикистана в Кувейте, Астане, Тегеране, Анкаре, Москве, ОАЭ, при помощи МИД Ирака, а также при содействии международных организаций – ЮНИСЕФ и Международного комитета Красного креста.

Среди них была и Марьям Шоева, первая видеозапись о которой появилась в августе прошлого года на телеканале Russia Today, когда журналисты этого канала сняли репортаж о детях из России и СНГ, попавших в Ирак вместе с родителями-боевиками ИГ. Марьям после освобождения иракского Мосула от боевиков ИГ попала в один из приютов Багдада, где вместе с ней нашли временное пристанище другие сироты из стран СНГ.

Будут ли власти Таджикистана ходатайствовать и о возвращении на родину оказавшихся в Ираке и Сирии таджикских женщин, не известно. Источник в правительстве Таджикистана 25 июня признал, что никаких решений по поводу осужденных иракским судом таджичек пока не принято.

Ваше мнение

Смотреть комментарии

XS
SM
MD
LG