Ссылки для входа

Срочные новости

Долгий путь домой. Бывшие таджикские оппозиционеры возвращаются на родину


Около 100 бывших членов Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) и «Группы 24» возвращены на родину, сообщает МВД страны. Исламская партия и «Группа 24» Верховным судом Таджикистана признаны террористическими организациями.

Последняя группа из 10 жителей Аштского района - бывших сторонников ПИВТ вернулась на родину в начале месяца. Многие из них признались, что после попытки вооруженного мятежа генерала Абдухалима Назарзода в сентябре 2015 года, опасаясь за свою жизнь, перебрались в Россию, сообщил Радио Озоди источник в правоохранительном ведомстве Таджикистана.

В видеосюжете, подготовленном МВД РТ, вернувшиеся также говорят о том, что раньше заблуждались, не совершали ничего противозаконного, и поэтому по призыву властей Таджикистана вернулись домой.

На родину вернулись и некоторые сторонники «Группы 24». Семеро из них официально заявили, что прервали связи с оппозиционным движением. Сейчас в Таджикистане находятся Файзуллоджон Сафаров, Фирузшо Лоиков, Мехрубон Сатторов и Оятулло Гиляев, которые до недавнего времени были ярыми критиками властей Таджикистана в соцсетях.

Файзуллоджон Сафаров, бывший сторонник "Группы 24"
Файзуллоджон Сафаров, бывший сторонник "Группы 24"

Мехрубон Сатторов, бывший член «Группы 24» говорит, что после 12 лет скитаний решил вернуться на родину. «Я полтора года провел в российской тюрьме. Когда после освобождения мне сказали, что могу вернуться в Таджикистан, и что власти готовы амнистировать меня, я немедленно собрал чемодан и покинул Россию. Меня амнистировали, я сейчас живу на родину – в Канибадаме», сказал Мехрубон в беседе с Радио Озоди.

Эксперты говорят, что многие вернулись на родину также из-за тяжелой жизни, незнания языка и проблем, связанных с трудоустройством за границей.

Сайфулло Сафаров, замдиректора Центра стратегических исследований при президенте РТ
Сайфулло Сафаров, замдиректора Центра стратегических исследований при президенте РТ

Сайфулло Сафаров, заместитель директора Центра стратегических исследований при президенте Таджикистана говорит, что политика государства в отношении беглых оппозиционеров не изменилась, но не совершившие преступления бывшие члены запрещенных партий и движений в любое время могут вернуться на родину. По его словам, среди находящихся за границей соотечественников немало и тех, кто покинул страну из-за страха после ареста руководителей и активистов исламской партии. «Мы провели исследование и выяснили, что большинство членов партии даже не знали о готовящемся мятеже. Они не причастны к преступлениям, их можно считать заблудившимися людьми», говорит Сайфулло Сафаров.

Аркадий Дубнов
Аркадий Дубнов

Московский аналитик Аркадий Дубнов также считает, что политика таджикских властей ничуть не изменилась - по его словам, "она такая же жестокая, бесчеловечная, абсолютно ни имеющая отношения к какому-то гуманному поведению страны, которая хочет считать себя цивилизованной». «Я не верю им до тех пор, пока не будут пересмотрены приговоры лидерам ПИВТ и их адвокатам», отметил Дубнов.

Напомним, осенью прошлого года из Ирана в Таджикистана вернулся Саидиброхим Назар, экс-советник лидера ПИВТ. «Решение Саидиброхима Назара вернуться на родину - это его личный выбор», заявило руководство запрещенной в стране исламской партии. В ПИВТ отметили, что после парламентских выборов 2015 года Саидиброхим Назар “ушел из политики и отстранился от партийной работы”. «Сообщения и о том, что якобы Саидиброхими Назар был главой представительства ПИВТ в Тегеране не соответствует действительности», было сказано в официальном заявлении партии.

Нуъмонджон Шарифов, бывший член ПИВТ
Нуъмонджон Шарифов, бывший член ПИВТ

Нуъмонджон Шарифов, бывший активист исламской партии добровольно вернулся из Турции в Таджикистан. Нуъмонджон Шарифов, находясь в Душанбе, опроверг информацию международной организации Human Rights Vision Foundation о том, что против него в Таджикистане возбуждено уголовное дело и он обвиняется в организации преступной группировки (ст. 187 ч.2 УК РТ) и публичных призывах к изменению конституционного строя (ст. 301 УК РТ).

Осенью 2015 года, после «мятежа» замминистра обороны Абдухалима Назарзода, Верховный суд Таджикистана объявил исламскую партию террористической организацией и запретил ее деятельность на территории страны. Власти считают, что лидер ПИВТ оказал содействие генералу Назарзода в совершении попытки государственного переворота. 14 высокопоставленных членов партии были приговорены к длительным срокам заключения, двое из них получили пожизненные сроки. Председатель ПИВТ Мухиддин Кабири, который с весны 2015 года находится за пределами страны, ранее отвергал все обвинения и заявлял, что уголовное преследование членов партии имеет политическую подоплеку.

В прошлом году парламентом Таджикистана были одобрены предложенные правительством поправки в Уголовно-Процессуальный кодекс РТ о практике применения в стране заочных приговоров в отношении особо опасных преступников, которые находятся за пределами республики. Власти Таджикистана опровергли заявления некоторых политиков о том, что поправки приняты с целью привлечения к уголовной ответственности лидера ПИВТ Мухиддина Кабири и его соратников. Председатель ВС Таджикистана Шермухаммад Шохиён на встрече с журналистами отметил, что такая практика применяется во многих странах мира, в том числе в России и Казахстане. По его словам, теперь законодательство разрешает возбуждать уголовное дело и проводить расследование в отношении лиц, которые совершили преступление и покинули страну.

В настоящее время в судах страны находятся десятки «заочных» уголовных дел, возбужденных и в отношении таджикских “джихадистов». Последние месяцы суд Хатлонской области заочно приговорил к длительным срокам заключения четырех таджикских боевиков террористической группировки «Исламское государство».

Смотреть комментарии (7)

Форум закрыт, но Вы можете продолжить обсуждение на Facebook-странице Радио Свобода
 
XS
SM
MD
LG