Ссылки для входа

Срочные новости

Почему "Пантера" покинула Мургабский район?


Представители международной организации «Пантера», нацеленной на сохранение популяции снежного барса, заявили, что от них потребовали свернуть свою деятельность в Мургабском районе.

Однако в природоохранном ведомстве сказали, что организация временно покинула район до окончания визита президента в Мургаб.

Этот фонд реализует в высокогорном районе страны несколько социальных проектов с целью защиты и сохранения популяции снежного барса.

Татьяна Розен, руководитель международной организации «Пантера» в Центральной Азии, сказала 6 августа в беседе с Радио Озоди, что их задача – защита популяции снежного барса, расширение кормовой базы, сокращение случаев нападения ирбиса на жителей и на поголовье домашнего скота.

Как бартангцы выпустили на волю снежного барса
Пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:00:48 0:00

По словам Татьяны Розен, в начале этой недели руководство природоохранного ведомства без всяких объяснений приостановило их деятельность и потребовало, чтобы они вернулись в Душанбе. А в планах организации на этой неделе было наблюдение за снежным барсом через камеры MMS-оповещения (фотоловушки) в местечках Тохтамыш и Шаймак Мургабского района.

Татьяна Розен отметила, что с ней связались из Управления по защите окружающей среды ГБАО и потребовали свернуть свою деятельность в джамоате Аличур и вернуться в Душанбе. «Они сказали, что отправят своего представителя на машине и он вывезет нас из Аличура. Я спросила с чем это связано? Ответили, что у нас много проблем. Я сказала, что в нашей деятельности нет никаких проблем, все проходит согласованно с местными властями, есть разрешение. А нам ответили, что у вас проблемы с Зафаром Бекмуроди», - говорит собеседница.

По ее словам, Зафар Бекмуроди, руководитель организации «Мургаб» и Алихон Латифи, глава Ассоциации охотников Таджикистана, сообщили местным властям, что «Пантера» занимается незаконной охотой (браконьерством). Татьяна Розен сказала, что палки в колеса организации «Пантера» стали ставить после того, как они приобрели лицензию на охоту на архара через местную НПО «Бургут», созданную жителями Аличурской долины Мургабского района. Вся прибыль от охоты на архаров идет на расширение популяции снежного барса, - сказала Розен.

По ее словам, руководители двух организаций – «Мургаб» и «Ассоциации охотников Таджикистана» были недовольны появлением конкурента, потому что в этой горной местности они устраивали туры с охотой для иностранных туристов.

Однако Алихон Латифи в беседе с Радио Озоди опроверг слова Татьяны Розен и сказал, что ни он, ни Зафар Бекмуроди никоим образом не препятствовали деятельности «Пантеры».

«Я недавно связывался с руководителем Управления Комитета по охране окружающей среды в ГБАО. Он заявил, что ничего не говорил Татьяне Розен про якобы «препятствия» с нашей стороны. Но я знаю, что сейчас «Пантера» имеет договор с Центром биоразнообразия Комитета по охране окружающей среды об установке фотоловушек в районе Сангвор (Тавильдара – ред.). Но как вы знаете, Сангвор находится не в ГБАО», - сказал собеседник.

По его словам, часто международные организации не принимают во внимание усилия Комитета по охране окружающей среды по защите диких животных, хотя этой государственной структурой за последние годы проделана огромная работа.

В то же время Зафар Бекмуроди сказал в телефонной беседе, что у него нет полномочий по сворачиванию деятельности «Пантеры». «Сами посудите, как я могу это сделать? Это прерогатива государственных структур. Я очень удивлен заявлением Татьяны Розен. Когда она только приехала в район, я предоставил ей и ее мужу кров в своем доме. Но я не позволю, чтобы на территории, где мы проводим охоту, были выставлены фотоловушки этой организации. Потому что это наша территория», - сказал он.

По его словам, численность горных баранов Марко Поло по сравнению с 2010 годом, когда их насчитвалось 8 тыс особей, возросла в 2018 году до 26 тыс особей. «Защита этих редких животных происходит при поддержке таджикских властей и высшего руководства страны. Ни одна международная организация не внесла свой вклад в это дело», - заявил Зафар Бекмуроди.

Тем временем Амриддин Кубодбеков, глава отдела по охране окружающей среды Мургабского района, сказал в беседе с Радио Озоди, что деятельность «Пантеры» временно приостановлена в связи с намечающимся визитом главы государства в район.

«Мы направили в эту организацию письмо, в котором просили до окончания визита президента в Мургаб, до 5 сентября, не проводить никакую деятельность. Они, не послушав, пригласили своего сотрудника из Кыргызстана и продолжили работу в Аличуре. Поэтому мы уже потребовали, чтобы они временно свернули свою деятельность до окончания визита президента», - говорит Кубодбеков.

Организация «Пантера» помогает местным жителям укрепить хлева местных жителей для домашнего скота, чтобы барсы не нападали на людей и скот.

Кроме того, по словам Абдулбаси Жолукеева, председателя джамоата Аличур Мургабского района, «Пантера» вместе со своим партнером, местной НПО «Бургут», обеспечивает жителей углем, чтобы люди не вырубали терескен – основной корм для парнокопытных.

Чтобы пролить свет на причины закрытия «Пантеры», мы связались также с Мулкамоном Назаралиевым, главой управления Комитета по охране окружающей среды в ГБАО. В короткой телефонной беседе он лишь сказал: «Заявления Татьяны Розен беспочвенны» и бросил трубку. На наши последующие звонки чиновник уже не отвечал.

Международная организация «Пантера» с офисом в Нью-Йорке развернула проекты по защите снежных барсов в 11 странах мира. В Таджикистане их деятельность поддерживается грантом министерства международного развития Великобритании DFID, ПРООН и на средства Фонда National Geografic.

В настоящее время руководство организации находится в Душанбе, оно обратилось с жалобой на закрытие своей деятельности в посольства США и Великобритании.

Ваше мнение

Смотреть комментарии

XS
SM
MD
LG