Ссылки для входа

Срочные новости

Судьбу Умеды решит Верховный суд Таджикистана


Верховный суд Таджикистана рассмотрит жалобу Шабистон Кабудовой, приемной матери девятилетней Умеды, которая решением суда Бохтарского района должна быть передана биологической матери. С такой просьбой к высшему судебному органу страны обратился исполнительный аппарат президента Таджикистана.

«Я и Умеда больше всего боимся разлуки»

Судебная тяжба по поводу ребенка началась в прошлом году, когда Умеде исполнилось 8 лет. Все судебные инстанции были едины во мнении: девочка должна жить с биологическими родителями, хотя сам ребенок не хочет, чтобы его разлучали с приемной мамой.

Шабистон Кабудова, приемная мать Умеды, в беседе с Радио Озоди 29 октября заявила, что у нее не было иного пути, как обратиться с просьбой о вмешательстве в это дело главы президентской администрации Озоде Рахмон. «Сегодня я получила письмо исполнительного аппарата президента. Копия письма отправлена Верховному суду, который должен пересмотреть дело. Не знаю, что будет с нами»,- говорит она.

Шабистон Кабудова
Шабистон Кабудова

По словам женщины, переживания во время судебного спора не прошли бесследно для нее и ее приемной дочери. «Я нахожусь под наблюдением врачей. Умеда не отходит от меня ни на шаг и сильно переживает. Не знаю, сколько время нам суждено быть вместе. Мы сейчас больше всего боимся разлуки», - призналась Шабистон Кабудова.

"В семье деверя ждали мальчика, а родилась Умеда"

По словам Шабистон Кабудовой, он и ее муж за 13 лет супружеской жизни так и не дождалась детей, и по совету родных пара решила удочерить ребенка деверя, который очень ждал появления на свет сына.

«У деверя уже была дочь и он был расстроен, когда его жена родила очередную дочку. Они предложили нам воспитать ребенка. Я сказала мужу, что надо взять расписку о том, что они потом не будут претендовать на ребенка. Когда я потребовала официального оформления документов на удочерение, мой муж сбежал в Россию», - рассказала собеседница.

Я ее с таким трудом поднимала на ноги, шила и продавала пакеты и сумки, чтобы она ни в чем не нуждалась

По словам женщины, когда девочке исполнилось полтора года, она вновь подняла этот вопрос, но родные мужа всячески препятствовали юридическому оформлению.

«Они общались с ребенком, я часто тоже отвозила к ним дочку. А с февраля прошлого года они стали настаивать на возврате ребенка. Но я не могу без Умеды, а она – без меня. Я ее с таким трудом поднимала на ноги, шила и продавала пакеты и сумки, чтобы она ни в чем не нуждалась», - рассказывает приемная мать Умеды.

Шабистон проживает со своим братом в Бохтарском районе и имеет все условия для воспитания ребенка. Однако биологические родители Умеды утверждают, что ребенок растет в неудовлетворительных условиях.

"Шабистон оставила Умеду одну, и я решила забрать ребенка"

Шамсия Максудова, биологическая мать Умеды, говорит, что регулярно навещала дочь. "Год назад, когда я увидела ее больной, я захотела забрать ее к себе и пролечить. Шабистон не было дома, она была на рынке, а дочка лежала дома одна. На летних каникулах тоже хотела забрать дочку на 1-2 дня. Мне отказали, да еще набросились с кулаками. После этого было принято решение забрать ребенка и растить его в нормальных условиях", - рассказала Шамсия.

Шамсия Максудова
Шамсия Максудова

Женщина не отрицает, что Шабистон вырастила девочку как родную, и Умеда любит ее, но утверждает, что дочка еще совсем мала и быстро привыкнет к новому дому и родителям. По ее признанию, все эти годы она переживала за ребенка и жалела о содеянном.

«Шабистон не хотела понять нас. Если бы разрешала забирать девочку, то до суда бы не дошло. Но я беспокоюсь за будущее дочки. Хожу как потерянная», - говорит Шамсия.

"В школу не хожу, боюсь, что меня разлучат с мамой"

Умеда, отличница и примерная ученица школы, не хочет ходить на уроки из-за страха, что ее разлучат с матерью. «Боюсь, что меня заберут прямо из школы. Однажды меня так забрали прямо из больницы к отцу, я сильно плакала и меня вернули», - говорит Умеда.

Шабистон, приемная мама девочки, сказала, что судебный процесс прошел без участия детского психолога и никто не прислушался к мнению девочки.

Однако председательствующий в судебном процессе Дурандеш Иброхимзода сказал 29 декабря в беседе с Радио Озоди, что в зале суда постоянно находился представитель Уполномоченного по правам ребенка. По его словам, согласно закону, суд спрашивает мнение ребенка о том, где и с кем он хочет жить, только при достижении им 10 лет. «Девочке еще не исполнилось десять лет и поэтому ее не было в зале суда. А поэтому не было необходимости и в приглашении детского психолога»,- заявил судья.

Смотреть комментарии (5)

Форум закрыт, но Вы можете продолжить обсуждение на Facebook-странице Радио Свобода
 
XS
SM
MD
LG