Ссылки для входа

Срочные новости

"Сына задержали и избили так, что он четыре дня не мог есть". ВИДЕО


Нурулло Ашуров

Житель района Рудаки Нурулло Ашуров месяц назад обратился в правозащитные организации с жалобой о том, что сотрудники милиции задержали его сына и подвергли пыткам.

27-летний Алиджон Ашуров работал парикмахером в России. В декабре прошлого года вместе с женой и детьми он был депортирован на родину. Нурулло Ашуров задержали в душанбинском аэропорту.

Родные говорят, что он был задержан по подозрению в экстремизме и намерении отправиться в Сирию. По словам Нурулло Ашурова, с аэропорта его сына доставили в здание УБОП, а сейчас он находится в ИВС.

Таджикистан оснастит допросные комнаты видеокамерами для борьбы с пытками
Пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:59 0:00

«Более месяца я не видел своего сына. Только в феврале разрешили свидание. Сын рассказал, что следователи постоянно избивали его, чтобы добиться от него признательных показаний. Он со слезами на глазах рассказал, что живого места на нем не было, что его избили так, что он четыре дня не мог даже самостоятельно есть. Его кормили ложкой», - сказал собеседник в интервью «Настоящему времени».

​С момента его обращения в государственные структуры с жалобой на пытки прошел месяц, но он до сих пор не получил ответа.

Юристы отмечают, что доказать пытки – задача не из легких, так как адвокатов на допросы не допускают и они неделями ждут разрешения на встречу со своими подзащитным. По словам правозащитников, адвокат получает это разрешение, когда следы от пыток становятся незаметными и доказать что-то практически невозможно.

Для возбуждения уголовного дела и ареста подозреваемого следователям достаточно признательных показаний, поэтому, отмечают правозащитники, пытки широко распространены в отделениях милиции.

Абдурахмон Шарипов
Абдурахмон Шарипов

Абдурахмон Шарипов, юрист Независимого центра по защите прав человека, сказал, что в законах предусмотрен беспрепятственный доступ адвоката к подзащитному, однако на практике для этого необходимо получить разрешение следователя.

В МВД согласны с тем, что следователи иногда превышают свои полномочия. Чтобы избежать таких обвинений в будущем в МВД решили создать в каждом отделении милиции допросные кабинеты с видеокамерами. Финансирование ведомство надеется получить от международных доноров.

"Для того, чтобы обеспечить все отделении милиции такими допросными на каждое отделение нужно по 80 тысяч сомони для каждого, то есть 8500 долларов. В общей сложности нам необходимо около 730 тысяч долларов", – говорит Алишер Махмадализода, начальник Управления уголовного розыска МВД.

По словам правозащитников, идея специальных допросных кабинетов – хороша, но ее эффективность в сегодняшних условиях работы МВД сомнительна. В некоторых отделениях милиции камеры уже установлены. Видеонаблюдение ведется и в изоляторах временного содержания, но адвокаты не могут добиться передачи им видеозаписей.

"Есть проблема. Когда адвокаты требуют видеозаписи с камер видеонаблюдения, которые установлены в зданиях ИВС во многих случаях им отвечают, что по техническим причинам камеры в это время не работали или не были подключены из-за отсутствия подачи электроэнергии", – рассказывает правозащитник Абдурахмон Шарипов.

Для того, чтобы польза от видеонаблюдения действительно была, нужны специальные инструкции для отделений милиции, говорят правозащитники. В них нужно указать, что все допросы обязательно должны проходить в специальных помещениях и только при условии, что камеры исправны и ведется видеозапись, а если следователь не выполняет это условие, его нужно наказывать. Также адвокаты рекомендуют убрать из законодательства пункт, согласно которому признательных показаний достаточно для того, чтобы посадить человека.

Смотреть комментарии (15)

Форум закрыт, но Вы можете продолжить обсуждение на Facebook-странице Радио Свобода
 
XS
SM
MD
LG