Ссылки для входа

Срочные новости

Жестокому обращению и пыткам конца-краю нет?


Два последних события – избиение в Душанбе 38-летнего Умеда Хикоятова и 33-летней Мадины Шамсовой вновь возобновило в обществе разговоры о жестоком обращении и пытках со стороны сотрудников милиции.

Причем, в обоих случаях правоохранительные органы акцентируют внимание на том, что оба потерпевших находились в момент избиения в нетрезвом состоянии. Хотя, по словам юриста Шокирджона Хакимова, оказание сопротивление лицу, находящемуся в нетрезвом состоянии или страдающему психическим расстройством, наоборот, является отягчающим обстоятельством.

Вместе с тем, по словам полковника в отставке Неъмата Наимова, «общество привыкло только замечать одно неправильное действие милиционера, а 10 добрых дел с его стороны незаметны».

Абдурасул Назаров - жертва побоев

В своем недавнем докладе, посвященном ситуации с правами человека, Госдеп напомнил о случае Абдурасула Назарова, 40-летнего жителя Куляба, который был задержан 28 марта прошлого года двумя сотрудниками ОМВД Сино-2 города Душанбе. На следующее утро тело Абдурасула Назарова со следами побоев было передано родным. Родственники покойного, который был задержан по подозрению в незаконном наркообороте, говорят, что Абдурасул был запытан до смерти. В отделе милиции Сино-2 сообщили родным, что Абдурасул Назаров скончался от передозировки наркотиков.

Спустя два месяца прокуратура сообщила о возбуждении уголовного дела по статье «Пытки». Подробности дела неизвестны до сих пор. Абдусамад Назаров, брат покойного, сообщил 3 апреля в беседе с Радио Озоди, что родных не приглашали ни на одно судебное заседание и они не знают ничего о результатах расследования. Прокуратура также ничего не сообщила по окончанию следствия.

И вот вновь сообщение о жестоком обращении сотрудников милиции. 38-летний Умед Хикоятов утром 31 марта был задержан двумя сотрудниками милиции за то, что справлял малую нужду на берегу Душанбинки. Стражи порядка обвинили Хикоятова в нарушении общественного порядка и доставили в опорный пункт ОМВД по району Фирдавси, расположенный в 46-м микрорайоне столицы. По его словам, милиционеры наносили удары по телу, особенно по половому органу. Врачи больницы скорой медицинской помощи в своем заключении отмечают, что в результате удара разрушена кровеносная система на органе и появились синяки, из-за этого мошонка опухла и поменялась в цвете. По словам врачей, 31 марта было проведено экстренное хирургическое вмешательство, но тщетно: восстановление яичек уже было невозможно.

В ОМВД района Фирдавси и УМВД по городу Душанбе отказались комментировать данный инцидент, но всячески пытались опровергнуть обвинения в адрес милиционеров. Несколько стражей порядка, не представившись, заявили по телефону, что Умед Хикоятов находился на тот момент в состоянии алкогольного опьянения и был доставлен в наркологическое отделение.

Безнаказанность всему виной

Пользователи соцсетей уверены: пока царит безнаказанность, случаи попирания прав человека не прекратятся.

Махмурод Одинаев
Махмурод Одинаев

Махмурод Одинаев, гражданский активист, сказал, что в большинстве случаев правоохранительные органы вместо исправления ситуации и наказания виновных встают горой за своего сотрудника, подозреваемого в применении пыток.

«Мы все были свидетелями, как на волю из тюрьмы попало видео применения пыток к осужденным, но вместо улучшения ситуации надзиратели решили впредь действовать так, чтобы не оставалось следов от побоев, а в СМИ не просачивалась информация об этом», - говорит собеседник.

В Таджикистане пытки признаны уголовным преступлением, за них предусмотрены либо штраф, либо заключение на срок до 15 лет. Но очень в редких случаях виновные в пытках привлекаются к ответственности.

44 обращений в Коалицию, 2 дела в суде

По данным Коалиции гражданского общества против пыток и безнаказанности в Таджикистане, в 2018 году они зарегистрировали 44 обращения граждан на пытки и жестокое обращение. Генпрокурор страны Юсуф Рахмон сообщил 29 января на пресс-конференции, что в прошлом году было возбуждено 4 уголовных дела по пыткам, два из которых направлены в суды.

Большинство жалоб на пытки – в отношении сотрудников правоохранительного ведомства. Глава МВД Таджикистана Рамазон Рахимзода в прошлом году потребовал от своих подчиненных: «Никогда не прибегайте к пыткам, если даже преступление останется нераскрытым!».

Комитет ООН против пыток в 2018 году дал несколько рекомендаций Таджикистану в сфере противодействия пыткам. В январе этого года правительство страны, следуя этим рекомендациям, приняло Национальный план действий на 2019-2022 годы. Нацплан состоит из нескольких пунктов: расследование случаев пыток, наказание за применение пыток, усиление деятельности Уполномоченного по правам человека в РТ, основные правовые гарантии, доступ к независимому адвокату, проверка мест лишения свободы, условия содержания под стражей, независимый механизм принятия и рассмотрения жалоб на пытки, предоставление компенсации и реабилитации и т.д.

Эксперт Хирад Каргасов считает, что изменить существующую ситуацию с пытками – не такое простое дело, потому что это практиковалось десятилетиями и некоторые милиционеры привыкли прибегать к этому незаконному методу для облегчения своей работы и раскрытия преступлений.

«В Таджикистане мало сильных и независимых структур, которые могли бы противодействовать пыткам. Необходимо в первую очередь менять сознание и не допустить, чтобы пытки оставались привычным методом в работе правоохранителей. Это наследие постсоветских стран, хотя пытки распространены и в развитых странах», - говорит Каргасов.

Задача№1 - допуск адвоката к подзащитному

Дилрабо Самадова
Дилрабо Самадова

Правозащитница Дилрабо Самадова говорит, что основная причина распространения практики пыток – нежелание раскрывать преступления профессиональным путем. По ее словам, когда сотрудник милиции не знает как применять профессиональные методы раскрытия преступлений, то прибегает к легкому пути – пыткам и «выбивает» признательные показания, несмотря на то, что в жертву приносятся здоровье, а иногда и жизнь человека.

«Один из путей предотвращения пыток – обеспечение задержанного лица независимым адвокатом, который имел бы безпрепятственный доступ к своему подзащитному», - сказала Дилрабо Самадова.

По ее словам, закон это разрешает, но на практике от адвоката требуют письменного разрешения следователя.

"Добрые дела стражей порядка незаметны глазу"

Сотрудник милиции в отставке Неъмат Наимов поддерживает привлечение к ответственности сотрудника милиции, допустившего пытки, но в то же время подчеркивает, что такие случаи, которые, по его словам, можно сосчитать по пальцам руки, не должны пятнать все ведомство.

«Я был начальником милиции в одном из приграничных районов. Мы оказывали рьяное сопротивление наркоторговцам, на нас оказывалось большое давление. И так какждый день. Но никто не видит этого. Но стоит одному сотруднику совершить противоправные действия, всё, выливается грязь на всё ведомство», - уверен он.

МВД Таджикистан с 2015 годы осуществляет проект реформы милиции, в соответствии с которым милиция будет переименована в полицию. В рамках программы по противодействию пыткам в каждом кабинете, где производится допрос задержанных лиц, будут установлены камеры видеонаблюдения, а стражи порядка должны пройти обучающие программы.

Оригинал материала на таджикском языке здесь.

Смотреть комментарии (6)

Форум закрыт, но Вы можете продолжить обсуждение на Facebook-странице Радио Свобода
 
XS
SM
MD
LG