Ссылки для входа

Срочные новости

"Либо пан, либо пропал". Семья таджикских беженцев под угрозой высылки из Польши


Семья Собировых

Семья таджикских беженцев в Польше находится под риском высылки из страны, однако адвокаты заявили, что предпримут все возможные меры для защиты их прав.

Семья 43-летнего члена запрещенной в стране ПИВТ Нурулло Собирова с 2016 года пытается получить в Польше политическое убежище. После отказа польских властей Собиров и его семья ожидают решения второй инстанции.

Под угрозой высылки

Собиров – уроженец Гиссара, отец четырех детей. Он обеспокоен тем, что власти этой европейской страны в случае повторного отказа в предоставлении убежища могут выслать их на родину. По его словам, после того, как в 2015 году ПИВТ была запрещена в стране, его «дважды отводили в отдел и пытали». Он считает, что только его членство в ПИВТ может стать поводом для того, чтобы на родине к нему применили пытки и отправили за решетку.

Нурулло Собиров вместе с семьей и четырьмя детьми в возрасте от 4 до 12 лет находится более года в Варшаве. В статусе получателя убежища польские власти предоставляют этой семье ежемесячное пособие в размере 2 тыс злотых (примерно 500 долларов), а организация «Хлеб-соль» содействовала им в аренде жилья.

Семья Собировых
Семья Собировых

Дети Собирова учатся в местной школе, но для взрослых членов семьи в трудоустройстве отказано. По его словам, большую часть своего пребывания в Польше он потратил на борьбу с административными препонами для того, чтобы получить право на убежище.

"Сжег партийный билет, но взгляды не изменил"

Нурулло Собиров говорит, что после того, как деятельность ПИВТ в Таджикистане была запрещена, в начале 2016 года его задержали сотрудники органов безопасности столичного района Фирдавси и «забрали его с собой», продержав более суток, «допрашивая и пытая». По его словам, это задержание сильно отразилось на его психическом состоянии. «После того, как в середине марта меня во второй раз подвергли истязаниям, я вместе с семьей покинул Таджикистан», - добавил он.

Собиров отметил, что в течение месяца ему удалось пересечь границы России и Беларуси и добраться до Польши. По его словам, в целях обеспечения безопасности своей семьи он сжег свой партийный билет еще в Таджикистане, но никогда не думал покидать ряды партии. «И даже здесь я стараюсь участвовать в политической жизни партии и никогда не отрекусь от своих взглядов», - подчеркнул собеседник.

ПИВТ была запрещена, а позже объявлена террористической организацией после того, как власти обвинили ее в попытке политического переворота. Официальный Душанбе заявил, что располагает доказательствами причастности ПИВТ к организации мятежа. Однако руководство партии отрицает обвинения правительства Таджикистана и утверждает, что основной целью властей было изгнание ПИВТ с политической сцены страны. Ни одна западная страна не удовлетворила запрос Таджикистана о признании ПИВТ запрещенной и экстремистской. Правозащитные организации, в том числе Human Rights Watch, сообщили, что с 2015 года суды Таджикистана отправили за решетку десятки членов ПИВТ и других оппозиционеров.

Руководство ПИВТ, находящееся за границей, подтвердило членство Нурулло Собирова и сообщило, что стоит на его защите.

Оформление гуманитарного убежища

Юрист Исмина Саъди представляет интересы семьи Собировых в Польше. По ее словам, польские власти не считают достаточным основанием для предоставления убежища давление на семью Собировых со стороны таджикских властей из-за его членства в ПИВТ и поэтому отклонили его ходатайство.

Ходатайство о пересмотре принятого польскими властями решения находится на стадии рассмотрения в Совете по миграции при правительстве этой страны, который в досудебном порядке может принять решение о повторном отказе. В этом случае, говорит Исмина Саъди, Собирову и его семье грозит депортация на родину, где его могут подвергнуть пыткам и осудить. В случае принятия такого решения они оставляют за собой право выйти с ходатайством на третью инстанцию – суд.

Исмина Саъди сказала в беседе с Радио Озоди 30 апреля: «Подача первичного заявления о предоставлении статуса беженца дает заявителю определенную защиту от немедленной депортации. Но в случае отказа заявитель уже может быть выслан из страны, именно поэтому, как в случае с семьей Собировых, пограничники уже начали процедуру депортации. Однако в Польше заявитель имеет право в случае принятия решения о его депортации обратиться на оформление убежища на гуманитарной основе. Поэтому сейчас мы, помимо решения вопроса о статусе беженца, пытаемся также решить вопрос об оформлении гуманитарного убежища».

Сложный вопрос

По словам юриста, проблема в том, что согласно законодательству Польши, для получения убежища недостаточно одного членства в запрещенной политической партии, заявитель должен доказать, что он действительно преследуется по закону и в случае возвращения на родину ему угрожает опасность. «Трудность заключается в том, что обычно таджикские власти не направляют никаких запросов о том, что тот или иной человек находится в розыске или в отношении него принята мера пресечения. И поэтому мы стараемся найти альтернативные пути – собрать доказательства осведомленного лица или другого члена партии», - сказала Исмина Саъди.

По ее словам, на примере других граждан Таджикистана она знает, что в случае депортации им всем грозит опасность.

Политические активисты за пределами Таджикистана говорят, что после того, как руководство и бывшие члены ПИВТ были приговорены к длительным срокам лишения свободы, в том числе к пожизненному заключению, другие оппозиционеры постарались выехать из страны. За последние три года сотни таджикистанцев обратились с просьбой об убежище в европейские страны и первой страной ЕС на их пути из Беларуси в Европу является Польша.

По политическим или иным мотивам?

Якуб Дудзяк, пресс-секретарь Департамента по делам иностранных граждан правительства Польши, в коротком ответе на письменный запрос радио Озоди сообщил, что с 2016 по 2019 годы в общей сложности с прошением об убежище обратились 1219 граждан Таджикистана. Большая часть ходатайств - 882 – была подана в 2016 году. Из них 85 человек получили положительный ответ, 367 таджикистанцам было отказано в убежище. Остальные отказались от своих заявлений и выехали в другие европейские страны.

«Граждане Таджикистана, которые ищут международной защиты, в основном работали в правозащитной сфере, журналистике или были в политике», - сказал Дудзяк. По его словам, 3% таджикских заявителей составляет именно такая категория людей.

Однако таджикские власти отрицают наличие политических беженцев. Например, бывший Омбудсмен страны Зариф Ализода сказал в прошлом году, что «граждане обращаются за получением убежища в страны Европы и прежде всего в Польшу не по политическим мотивам.

В беседе с корреспондентом Радио Озоди Ализода сказал, что «большинство тех, кто просит убежища в Европе, ранее работали мигрантами в России и Украине».

Ваше мнение

Смотреть комментарии

XS
SM
MD
LG