Ссылки для входа

Срочные новости

«Обещали амнистию, но отправили за решетку»


Двое братьев, уроженцев города Рогуна, вернувшиеся на родину после обещания властей, что их не будут привлекать к ответственности за экстремизм, оказались в тюрьме.

Об этом Радио Озоди рассказал Абдумумин Раджабов, житель рогунского городка Калъаи нав.

«В прошлом году мой младший брат Насимджон Раджабов, поверив в обещания властей об амнистии, вернулся из России в Таджикистан, но был задержан и осужден. Ранее такая участь постигла еще одного моего брата - Рахматулло Раджабова», - говорит он.

В 2015 году Таджикистан предложил амнистию гражданам, которые добровольно вернутся домой из зон боевых действий и откажутся от насилия Поправки к статье 401 (прим. 1) УК Таджикистана от 2015 года гласят, что лицо, добровольно отказавшееся от незаконного участия в вооруженном формировании на территории других государств до прекращения деятельности вооруженного формирования, освобождается от уголовной ответственности. Власти обещали амнистию и находящимся за пределами страны подозреваемым в экстремизме.

«В феврале 2018 года мой брат Насимджон вернулся на родину рейсом Москва-Душанбе. Но его арестовали прямо в аэропорту», - говорит Абдумумин Раджабов. «Я поговорила с сыном всего три минуты. К нам подошли сотрудники милиции и сказали, что Насимджон должен ответить на какие-то вопросы. «Не волнуйтесь, завра в восемь часов утра можете забрать его домой», сказали они. Но с ним мы увиделись спустя несколько месяцев уже в зале суда», - рассказывает Натиджа Холикова, мать Насимджона Раджабова.

В суде района Исмоили Сомони города Душанбе сообщили Радио Озоди, что Насимджон Раджабов был приговорен к 7 годам лишения свободы - его обвинили по ч. 2 статьи 307 УК РТ «Публичные призывы к насильственному изменению конституционного строя Республики Таджикистан с использованием средств массовой информации или сети интернет».

Раньше еще один из братьев - Рахматулло Раджабов также вернулся после обещания об амнистии, но был арестован и приговорен к 3 годам 8 месяцам колонии. «Вина Рахматулло заключается в том, что в каком-то религиозном споре выступил против проведения обряда «джумаги» (поминки по усопшему, которое проводится вечером четверга) и назвал этот обряд «харамом».- говорит Абдумумин Раджабов.

«Мои братья никогда не были членами террористических или экстремистских групп и организаций. Насимджон поделился какой-то статьей о «джихаде» с другими пользователями соцсетей. Но он искренне раскаялся и вернулся на родину в надежде, что власти его простят за такой необдуманный шаг»,

Ойнихол Бобоназарова, таджикская правозащитница, считает, что такое отношение властей препятствует возвращению на родину тех, подозреваемых в экстремизме, которые еще не приняли окончательного решения.«И это против интересов государства, народа и самих чиновников», - считает она.

По данным МВД Таджикистана, с начала 2018 года добровольно на родину вернулись более 160 раскаявшихся участников террористических группировок и обвиняемых в экстремизме.

Ваше мнение

Смотреть комментарии

XS
SM
MD
LG