Ссылки для входа

Политика

Тегеран и Душанбе: конфликт из-за ПИВТ и «денег Занджани» исчерпан?


Эмомали Рахмон и Хасан Роухани. Душанбе, 15 июня 2019 года

Чрезвычайный и полномочный посол Таджикистана в Иране Низомиддин Зохиди 17 июня вручил свои верительные грамоты президенту Хасану Роухани.

Церемония вручения верительных грамот состоялась спустя два дня после того, как в Душанбе прошли первые за последние четыре года переговоры президента Таджикистана Эмомали Рахмона и его иранского коллеги Хасана Роухани.

Таджикистан и Иран: снова друзья?

Иранский президент в беседе с таджикским послом, которая прошла в рамках церемонии, заявил о необходимости развития дружественных отношений между Ираном и Таджикистаном в интересах народов двух стран. Роухани отметил, что власти должны использовать единую культуру таджиков и иранцев как основу для развития отношений. Как сообщает сайт МИД Таджикистана, Хасан Роухани выразил готовность своей страны к развитию отношений с Таджикистаном во всех сферах, включая экономику, торговлю, культуру, а также взаимодействие в рамках региональных и международных организаций, которые отвечают интересам двух стран и региона.

Низомиддин Зохиди на встрече с Роухани в Тегеране отметил, что развитие отношений между Ираном и Таджикистана имеет ключевое значение и "визит президента Ирана в Таджикистан открывает новую главу в сотрудничестве двух дружественных и братских стран".

10 апреля президент Таджикистана Эмомали Рахмон назначил послом республики в Иране Низомиддин Зохиди. Ранее дипломат занимал должность первого заместителя министра иностранных дел страны.

Тем временем, эксперты, рассуждая о заявлениях сторон о решении всех проблем между странами, задаются вопросом: конфликт между Тегераном и Душанбе по поводу $2 млрд. иранского олигарха Бабака Занджани якобы «потерянных» в Таджикистане, и о покровительстве Ираном запрещенной в Таджикистане партии исламского возрождения (ПИВТ) исчерпан?

«Создается впечатление, что несмотря на восстановление доверия между главами государств, по-прежнему некоторые вопросы раздражают обе стороны», - говорит один из собеседников Радио Озоди. По его словам, информацией о деталях владеют лишь непосредственные участники переговоров с иранской стороны – глава МИД, руководитель президентской администрации и посол Ирана в Таджикистане, и с таджикской стороны – председатель ГКНБ, министры иностранных дел, финансов, транспорта, энергетики и водных ресурсов.

"Иран не признает ПИВТ террористической организацией"

Осведомленный источник Радио Озоди сообщил, что власти Таджикистана попросили Иран прекратить покровительство ПИВТ и отказать членам этой партии в предоставлении убежища на иранской территории. Однако, правительственные источники отказались подтвердить или опровергнуть эту информацию. Тем временем, иранское агентство Тасним сообщает другие подробности: «встреча Рахмона и Роухани состоялась по обоюдному желанию сторон», «из текста заявления МИД Таджикистана было убрано предложение о том, что Иран признает ПИВТ террористической организацией», а также «Роухани не участвовал в устроенном в честь прибывших в Душанбе глав государств ужине, и это, скорее всего, было связано с задержкой вылета президентского борта из Бишкека».

В 2015 году ПИВТ была объявлена террористической и запрещена. Это произошло после неудачной попытки вооруженного мятежа во главе с замминистром обороны Абдухалимом Назарзода, в организации которой власти Таджикистана обвинили руководство ПИВТ. Лидер партии Мухиддин Кабири отвергает все обвинения, считая, что сентябрьский мятеж был поводом для запрета деятельности ПИВТ. До сих пор ни одно западное государство не признало ПИВТ экстремистской организацией.

Напомним, главным поводом ухудшения таджикско-иранских отношений стало участие Мухиддина Кабири в ежегодной конференции «Исламское единство», прошедшей в декабре 2015 года в Тегеране. Эта конференция проходила в тот период, когда ПИВТ была признана таджикским судом террористической, а Кабири объявлен в розыск. Несмотря на это, высший руководитель Ирана – аятолла Али Хаменеи лично принял лидера ПИВТ, чем вызвал небывалое раздражение таджикских властей. Через некоторое время был ограничен иранский импорт, в Таджикистане стали закрываться мелкие и крупные компании Ирана. В аэропорту Душанбе прекратили выдачу иранским гражданам виз на льготных условиях. Власти Таджикистана в 45-минутном документальном фильме, подготовленном МВД страны и показанном по таджикскому телевидению, обвинили Иран в финансировании громких убийств в годы гражданской войны в стране.

Jahanesanat.ir: вопрос о "деньгах Занджани" пока не решен

Камнем преткновения в отношениях Ирана и Таджикистана остается вопрос о деньгах иранского олигарха Бабака Занджани, якобы «потерянных» в Таджикистане. Иранский вебсайт jahanesanat.ir 17 июня написал, что этот вопрос на переговорах в Душанбе не был решен. Иран обвиняет Занджани в растрате $2,5 млрд. государственных средств. Эту сумму он должен был перевести в иранскую казну после продажи иранской нефти в обход западным санкциям. В марте 2016 года иранский суд приговорил Занджани к смертной казни. Но иранский предприниматель, чье собственное состояние оценивалось в $14 млрд, получил отсрочку от казни через повешение. Занджани будет казнен после того, как вернет государству украденные деньги.

Занджани считается главным акционером холдинга «Конт-групп Точикистон», в который входит Asian Express Terminal, а также компании «Конт-Таъминот», «Конт-Турист», Asian Express Airline и «Конт-сохтмон». Олигарх на суде заявлял, что перевел $2,5 млрд через Национальный банк Таджикистана (НБТ). Но в Таджикистане категорически опровергли совершение такой операции, а предоставленные бизнесменом документы назвали подделкой. Таджикские власти отрицают факт, что иранский бизнесмен имеет какое-либо имущество в Таджикистане. В Душанбе заявляют, что иранский миллиардер никогда не вкладывал в экономику нашей страны, а в открытии Asian Express Terminal в Душанбе он принимал участие только в качестве почетного гостя.

Надежды на саудовские инвестиции не оправдались?

Восстановление отношений между Тегераном и Душанбе, по мнению ираниста Никиты Смагина, связано с тем, что власти Таджикистана, судя по всему, рассчитывали, что конфронтация с главным противником Эр-Рияда — Тегераном принесет в страну саудовские инвестиции. «Но на деле они получили меньше, чем хотелось бы, и хотят отыграть назад»,— предположил ученый в беседе с изданием «Коммерсант».

Ваше мнение

Смотреть комментарии

XS
SM
MD
LG