Ссылки для входа

Срочные новости

Джурабек Муродов: я никогда не давал бесплатных концертов


Джурабек Муродов

Народный артист СССР Джурабек Муродов считает, что выделяемых денег из государственной казны на развитие сферы культуры недостаточно и представителям этой отрасли приходится постоянно быть в поисках средств к существованию.

В то же время таджикский тенор опечален тем, что власти не включили его в состав таджикской делегации, поехавшей на «Вечер дружбы» в Ташкент. Об этом и многом другом читайте в эксклюзивном интервью Радио Озоди с известным артистом.

Джурабек Муродов: Уже 57 лет, как я выступаю на сцене, надеюсь и в дальнейшем буду служить народу. Недавно провел свой творческий вечер. Я выступил с новой творческой программой в Худжанде, Душанбе, Пенджикенте и Айни. Эту же программу с теплотой встретила публика в Киеве, Москве и городах США. На протяжении последних 20 лет мы не выступали с концертными программами в Узбекистане и всегда лелеяли мечту об открытии границ, чтобы мы могли свободно посещать соседнюю страну. Мечта сбылась! За последние два года я выступил с сольной программой в Самарканде, Бухаре, Сурхандарье и Кашкадарье.

Радио Озоди: Какую должность вы занимаете на сегодняшний день? На ваши концерты можно попасть бесплатно?

Джурабек Муродов: Отвечая на ваш вопрос, напомню, что в Худжанде я возглавляю творческую группу шашмакомистов «Нури Худжанд». Хотел бы также сказать, что все 56 творческих программ, с которыми я выступил за всю свою жизнь, никогда не проходили бесплатно для зрителей. Почему? Потому что бесплатные программы не ценятся. Когда зритель приходит на бесплатный концерт, то может в середине программы встать и уйти из зала, если ему надоест или покажется неинтересно. А для творческого человека это чувствительно. Когда зритель покупает билет, то будет сидеть до последней минуты. Важнее то, что на платные концерты приходят истинные поклонники. То же самое правило соблюдается и в группе «Нури Худжанд». На первом концерте зрителей было не так много, но сейчас они уже с нетерпением ждут каждый месяц концертов шашмакомистов. На сегодняшний день я хочу восстановить разорванные культурные связи с Узбекистаном, Кыргызстаном и Туркменистаном, чтобы выступать в этих странах с концертными программами.


Радио Озоди: Что касается связи с Узбекистаном. В 2018 году на «Вечере дружбы» в Душанбе вы спели дуэтом с известным узбекским исполнителем Шерали Джураевым, и эта песня стала символом дружбы между двумя странами и народами. Все ожидали, что вы приедете и выступите на ответном «Вечере дружбы» в Ташкенте. Но поклонники вашего творчества вас так и не увидели там. Почему?

Джурабек Муродов: Как вы знаете, долгие годы культурные связи между Таджикистаном и Узбекистаном были разорваны. Я много выступал в Узбекистане, потому что в этой стране проживают миллионы таджиков. Так же и в Таджикистане проживают миллионы узбеков. Конечно, я часто бывал в гостях у своего друга Шерали Джураева, пел на свадьбах и мероприятиях, но за последние 20 лет не выступал в этой стране в рамках официальных поездок. Когда мы с Шерали репетировали в Душанбе, артисты плакали от радости. Меня, возможно, просто не включили в состав делегации Таджикистана, поехавшей на «Вечер дружбы» в Ташкент…

Радио Озоди: Вы шутите?

Джурабек Муродов: Нет. Впрочем, понимайте мои слова как хотите. Знаю, что в Ташкенте ждали моего приезда, мне постоянно звонили, спрашивали, когда наконец я приеду. Ну, значит не посчитали нужным включить меня в состав делегации. Ничего страшного… Надеюсь, скоро побываю в узбекской столице с творческой программой и порадую поклонников своего творчества.

Радио Озоди: До интервью мы договорились с вами не говорить о политике. Но вы являетесь известным культурным деятелем и..

Джурабек Муродов: …И политическим тоже.

Радио Озоди: ... и культурный деятель не может быть далек от политики. Помню, что как-то вы были членом парламента Таджикистана. Как вы думаете, выделяемых средств из госбюджета достаточно для развития культуры страны?

Джурабек Муродов: Почти 30 лет я проработал в филармонии Таджикистана, это была настоящая Акамедия искусств, потому что именно там я научился петь в стиле шашмаком, узнал что такое фалак и бадахшанский рок. Мы выезжали в другие страны, где отрабатывали свои навыки. Раньше нам платили гонорар за трансляцию своих песен на радио и телевидении, получали хорошую зарплату, которой сполна хватало на жизнь. Сейчас у нас рыночная экономика, хотя еще в советские годы мы работали по правилам рыночной экономики. За счет своих концертов мы пополняли план доходов филармонии и других структур сферы культуры. За 30 лет своей деятельности в филармонии мы принесли миллионы в пользу государства. В ответ мы получали зарплату и ее хватало на жизнь. А сегодня у нас нет даже возможностей вывезти ансамбль «Нури Худжанд» в творческую поездку в Самарканд.В ансамбле – всего 30 человек, но мы не можем вывезти их даже в Душанбе, Бохтар или Куляб. Говорят о дефиците бюджета. Та зарплата, которую сейчас получают деятели культуры, просто смешна. Я понимаю, что мы пережили братоубийственную войну, но сейчас, слава Всевышнему, мир и спокойствие на нашей земле. Строим «высотки», но в первую очередь необходимо обогатить внутренний мир человека. Творческий человек не должен отвлекаться на мысли о картошке в доме, он должен всецело заниматься своим творчеством. И это действительно правда, что сегодня деятели искусств получают гроши, не могут выехать с творческой программой в другие страны. В моей новой творческой программе 16 из 24 песен – новые. Хочу выступить с ней в Душанбе, Гиссаре, Турсунзаде, Бохтаре, Кулябе и Хороге. Но у нас нет денег, чтобы взять с собой ансамбль «Нури Худжанд».

Радио Озоди: Что нужно сделать для этого?

Джурабек Муродов: В советские годы мы сами были спонсорами, а сейчас должны искать спонсора для своих творческих поездок. За всю свою жизнь я ни о чем никого не просил. Не знаю, с каким лицом мне придется просить денег на то, чтобы повезти свой ансамбль в Гиссар или Куляб. Это прерогатива министерства культуры, но когда обращаешься к ним, говорят, что нет денег. Что касается политики, искусство – это в какой-то мере и политика. Исполнителям приходится выходить на сцену в зале, в котором собрались от 5 до 50 тыс зрителей. Среди них есть академики, священнослужители, простые люди. Удерживать их внимание на протяжении двух-трех часов – задача не из легких. Все это требует усилий, но для этого нужно получать хорошее вознаграждение и не думать о бытовых проблемах. В искусстве должна быть политика, и в политике – искусство. Только мудрая политика может повести нацию вперед.

Радио Озоди: Мы знакомы с творчеством вашего сына Джонибека. Как вы оцениваете его вокальные данные? Кто еще из ваших четырех сыновей имеет певческий дар?

Джурабек Муродов: Сыновья Зафар-ака (Зафара Нозимова), Одина Хошимова и Абдулло Назри также пошли по стопам своих отцов и снискали успех. Я с детства ставил своим сыновьям музыку, говорил, если выберете мою стезю, то знайте, это нелегкий путь. Сегодня Хусравбек занят футболом, Фирдавсбек – художеством, Парвизбек, который имеет три высших образования, сейчас является генеральным директором компании “JM”. В 35 лет, когда у него за спиной было два образования – юридическое и экономическое, он решил поступить в Институт искусств Таджикистана, на отделение дутара. Все мои сыновья умеют петь и играть на музыкальных инструментах. Я им поставил условие: если хотите быть деятелем искусств, вы должны быть лучше меня. И только Джонибек однажды признался, что хочет стать эстрадным певцом. Он сказал, что если будет повторять репертуар Джурабека Муродова, то не найдет свою аудиторию, и ему нужно найти свой собственный стиль. Сначала я немного волновался за него, но потом решил, пусть попробует свои силы. Его первое выступление мне понравилось, мне показалось, что он хорошо разбирается и в «Шашмакоме», и в «Фалаке».

Более того, он всегда сопровождал меня в моих творческих поездках и концертных программах. И я доволен его творчеством. В прошлом году нас попросили выступить в американском штате Огайо, где сосредоточена большая диаспора из Самарканда. При поддержке таджиков из Самарканда мы провели отличные концерты. На одной из встреч в Институт искусств Таджикистана я сказал студентам, все вы в будущем будете деятелями искусств, но прошу вас, не выступайте на диалектах. Нужно представлять страну за пределами, знакомить мир с таджикской культурой. К сожалению, в сегодняшних радиопередачах часто можно услышать диалекты. Я удивляюсь, почему президент Таджикистана говорит с трибун на языке великих Рудаки и Айни, а многие министры говорят на диалектах. Это оскорбление в адрес нации и президента. Каждый, кого принимают на государственную службу, обязан знать литературный таджикский язык.

Радио Озоди: Насколько мы знаем, в настоящее время вы проживаете в Худжанде. Не хотели бы вновь вернуться в Душанбе?

Джурабек Муродов: Я живу на два города – Душанбе и Худжанд. Меня никто не изгонял из столицы, но в 90-х годах было опасно оставаться в этом городе. Президент Таджикистана попросил вернуться в Душанбе, я вернулся, но как только я переступил порог своего дома, раздался телефонный звонок и незнакомец угрожал, если я не вернусь в Худжанд, то с моими детьми что-то случится. Тогда меня объявили врагом нации. В течение семи месяцев я жил в Термезе, Самарканде, Бухаре, Исфаре и Ташкенте. В конце концов, остановился в Худжанде. Если сейчас думать о возвращении в столицу, то что станет с ансамблем «Нури Худжанд»?

Радио Озоди: Вы думаете, по отношению к ансамблю это будет предательством?

Джурабек Муродов: Конечно. Тем более в то время, когда в сфере развития национальной культуры и так немало проблем. Наши молодые эстрадные певцы добиваются успехов на сцене, надо прилагать такие же усилия и в сфере национального искусства. На самом деле, я не покинул Душанбе, часто приезжаю в столицу, делаю здесь записи. Душанбе, конечно, преобразился своими новыми зданиями, но их невозможно вывезти за рубеж и показать миру. Показателем нашей нации являются лишь культура, наука, литература, спорт, передовая индустрия. Мы культурная и творческая нация. На протяжении тысяч лет убивали таджиков, 800 лет назад в Балхе убили 1 миллион, в Самарканде – 450 тысяч, в Бухаре – еще 1 миллион таджиков, и в Хорезме также. Если бы не было таких жертв, возможно, сейчас количество таджиков в мире достигло бы миллиарда. Почти тысячу лет у нас не было собственного государства. Сейчас нам надо объединиться, исключить из умов местничество, и работать на благо страны. Таджики не националисты, но именно местничество может нас уничтожить.

Смотреть комментарии (36)

Уважаемые пользователи! Комментарии с оскорблениями, нецензурными выражениями в отношении представителей других рас и национальностей, конфессий и религий, а также с рекламой не будут опубликованы.
Форум закрыт, но Вы можете продолжить обсуждение на Facebook-странице Радио Свобода
 
XS
SM
MD
LG