Ссылки для входа

Срочные новости

Контрабанда "для выживания"


Старатели в Шугноу, ГБАО. 2017 год

Несмотря на принятое правительством Таджикистана постановление о разрешении частным лицам добывать золото, серебро и драгоценные метали, факты контрабанды продолжают иметь место.

Специалисты отрасли считают, что принятый нормативный акт имеет ряд недочетов, которые следует исключить, в правительственных структурах это мнение не разделяют.

Ежегодно в Таджикистане за незаконный оборот драгоценных камней и металлов задерживаются десятки человек. В минувшую неделю пресс-центр МВД Таджикистана сообщил о задержании троих выходцев из ГБАО по подозрению в аналогичном преступлении. По сообщению ведомства, у задержанных были изъяты 53 камня, в частности, рубинов общим весом 47,76 граммов.

Эта первая информация, которая появилась после принятия постановления правительства от 27 ноября 2019 года, разрешающее частным лицам на определенных условиях добывать цветные и драгоценные металлы, драгоценные и полудрагоценные камни.

В стране согласно закону "О драгоценных металлах и драгоценных камнях", собственником незаконно добытых драгоценных металлов и драгоценных камней является государство, а статья 284 Уголовного кодекса Таджикистана предусматривает уголовную ответственность за подобное преступление.

Принятое постановление инициировалось как мера для легализации незаконных действий, говорят в правительстве, но с этим утверждением согласны не все специалисты.

Перспективы новшества

«Это очень своевременная мера, которая поможет обеспечить местное население новыми рабочими местами. Многие за столь короткий срок уже получили разрешение и выразили нам свою благодарность», - говорит заместитель начальника Главного управления геологии при правительстве РТ Алимахмуд Ализода. Чиновник уверен, что новый документ поможет легализоваться и тем, кто ранее прибегал к контрабанде.

Принятое постановление правительство разрешает добывать в частном порядке золото, серебро, платину, олово, вольфрам, титан, минералы редкоземельных элементов (лопарит, монацит, ксенотим, баснезит), рубин, сапфир, хризолит, топаз, берилл, шпинель, клиногумит, гранаты, нефрит, агат, кварц, флюорит и другие камни.

Старателям кроме ручных инструментов разрешено использовать технику с двигателем не более 50 лошадиных сил и мини-промывочные приборы мощностью не выше 5 кубометров в час. Металлы и камни можно добывать на участках, не находящихся на государственном балансе.

Однако продавать драгоценные метали и камни старатели обязаны Государственному хранилищу ценностей при Министерстве финансов. В случае отказа госхранилища в покупке, при наличии письменного отказа старатель может продавать свою продукцию в другие пункты скупки драгоценных металлов, которые созданы на местах предприятиями, имеющими лицензию на переработку.

«Контрабанда для выживания»

Количество месторождений драгоценных камней больше всего находится на территории ГБАО, где процент безработного населения выше, чем в целом по республике. Уровень бедности в регионе составляет около 40%, тогда как в других областях этот показатель составляет 29-30%.

Тохир (имя изменено), житель Мургабского района ГБАО, сейчас находится в миграции в России. Полгода назад он вышел из тюрьмы, после трех лет лишения свободы за незаконный оборот драгоценных камней. «Как вышел, сразу решил уехать, камнями заниматься опасно, хотя в руки мне они часто попадали», - говорит наш собеседник. Он отмечает, что большой прибыли от этого не получал, поскольку за большие деньги продавать камни практически не получалось, а маленькие суммы едва хватали на жизнь.

По словам главы Ассоциации предпринимателей и горных фермеров «Милиал Интер» Боймамада Алибахшова, новая норма закона при правильном подходе может принести пользу не только старателям, но и дополнительные средства в бюджет области и республики. «В Ишкашиме, например, официально благородную шпинель можно найти только в месторождении «Кухи лаъл», но местные знают и другие места, точно также и в Мургабе. При получении разрешения можно будет открыто работать», - уверен Алибахшов.

Недочёты постановления

Вместе с тем, эксперты говорят и о сложных моментах, которые не учитывает принятое постановление. «Без специального оборудования, должного знания обычный человек не сможет в непонятном месте найти драгоценный камень или намывать золото. Естественно, такие лица будут идти на заброшенные месторождения или те места, где работает сезонная экспедиция, и то, что найдут будет считаться контрабандой со всеми вытекающими последствиями», - говорит проректор по науке Горно-металлургического института Таджикистана доктор Замониддин Насриддинов.

По его словам, разработчики проекта постановления не учли мнения специалистов по поводу купли-продажи драгоценных камней и вариантов трудоустройства населения. “В разрешительном документе министерства финансов указано, что для оборота продажи камней и металлов необходимо их прохождение через госпробирнадзор, но вся продукция, которая проходит через эту процедуру, без проблем продается на рынке, согласно существующим нормам”, - отмечает эксперт.

Насриддинов также обращает внимание на то, что не были пересмотрены статьи 283 и 284 Уголовного кодекса Таджикистана, в которых продажа драгоценных камней предусматривает уголовное наказание.

Собеседник Радио Озоди, который непосредственно занимается продажей камней за рубежом, на анонимных условиях отметил, что существует несколько видов вывоза драгоценных камней из Таджикистана помимо легального: через неформальные договоренности с «нужными» службами, путем вывоза камней в Афганистан, где можно легально их оформить и вывезти в другие страны, а также путем их переработки в ювелирные изделия.

Опыт других стран

Насриддинов предлагает использовать опыт Индии и Китая в вопросах продажи драгоценных камней и металлов, где существует свободный и легальный рынок. «В Китае, например, города разделяются на категории и гражданам определённых категорий городов дается разрешение легально заниматься этой деятельностью. Таджикистан может применить этот опыт в таких труднодоступных регионах как Мургаб», - предлагает эксперт.

Тем не менее, постановление уже принято и о дополнительных изменениях в нее пока речи не идет.

По официальным данным, Таджикистан в январе-сентябре прошлого года продал драгоценные и полудрагоценные камни и металлы на сумму $125 млн, а импортировал — на $3,1 млн, что является на 0,3% меньше показателя 2018 года.

Смотреть комментарии (6)

Форум закрыт, но Вы можете продолжить обсуждение на Facebook-странице Радио Свобода
 
XS
SM
MD
LG