Ссылки для входа

Срочные новости

Полжизни в СССР… Судьба Джунайдулло Нарзулло


Джунайдулло Нарзулло

Поиски работы, отсутствие зарплаты и пенсии – это те несколько знакомых до боли слов, которые сегодня можно услышать в любой точке Таджикистана.

Согласно официальной статистике, из 9,5 миллионов жителей Таджикистана статус безработных имеют лишь 50 тысяч человек.

Власти периодически сообщают о ярмарках, где предоставляются десятки тысяч рабочих мест для ищущих заработок граждан, но тем не менее, официальная статистика далека от реальности. В Таджикистане немало тех, кто по прошествии почти трех десятилетий с момента распада СССР, больше никогда не смогли работать официально и не знают, что такое рабочий отпуск.

Последнее место работы – в 1987 году

Джунайдулло Нарзулло 58 лет. Он живет в районе им. Абдурахмона Джами. В начале осени он обратился в районный архив за получением трудовой книжки. Сотрудник архива нашел давний документ среди груды старых бумаг, покрывшихся пылью.

«Я даже забыл как выглядит моя трудовая книжка, - рассказывает Джунайдулло Нарзулло. – Представляете, с самого 1987 года я ее больше не держал в руках. Мне ее вручили в руки, и я как будто окунулся вновь в свою молодость. Как-будто я сейчас с ней пойду на новую работу и начну новый этап в жизни».

Волнение Джунайдулло Нарзулло не случайно. Документ позволит ему доказать в органах соцзащиты, что после 1992 года для него так и не нашлось официальной работы в Таджикистане.

Наша беседа с Джунайдулло Нарзулло состоялась в начале октября 2020 года в его доме, в селе Галаба района Джами. Ему есть о чем вспомнить.

«В 1976 году, мне было 13-14 лет. Нашей семье вынужденно выделили долю в колхозе. Мы сеяли хлопок. Утром ходили в школу, после обеда на поле. В месяц я получал по 40-42 рубля, отец деньги тратил на нужды нашей многодетной семьи».

Детские годы Джунайдулло
Детские годы Джунайдулло

В советские годы район носил имя Куйбышева. Первую свою работу Джунайдулло получил в кохозе имени Москвы Куйбышевского района. После окончания школы остался там же, в месяц зарабатывал по 40 рублей. По его словам, он выполнял ту же работу, что и другие колхозники – несмотря на жару или холод, делал все, что требуется, однако получал ровно половину того, что давали рядовым колхозникам.

«В 1981 году отправили в армию, вернулся в 1983 году. Вернулся на работу в этот же колхоз. В этот раз зарплату повысили. В 1985 году переехали из колхоза Москва в совхоз Ильича. В Ильиче стал трактористом. Пахал землю, сеял хлопок, удобрял. Все было очень серьезно, контроль был строгим. С нас требовали качество, ну и мы были довольны жизнью. Прошло полтора года, и я стал почтальоном».

Колхозник вырос до бригадира

Джунайдулло Нарзулло полгода поработал почтальоном и весной 1987 года, когда были внесены изменения в систему управления сельским хозяйством, создал семейную бригаду. У него и сейчас глаза загораются, когда рассказывает о том, как стал активно продвигать идею создания семейной бригады за ужином в семейном кругу. Отец дал согласие, и семья создала семейное предприятие на 25 га земли. По его словам, «из 14 детей, 9 из нас жили в одном дворе с отцом. Я принес в дом идею о создании семейной бригады, а когда все было налажено, отец выбрал бригадиром моего младшего брата. Мне было так обидно», с улыбкой вспоминает Джунайдулло Нарзулло.

Потом был и другой случай. «Первый год мы выполнили план на 92 процента, сдали высококачественный хлопок. Администрация совхоза и района подарила автомобиль «Жигули 06». У меня тогда были права на вождение трактора, но не на легковую машину. И в этот раз решили отдать машину младшему брату. После этого я выучился на права и сам смог сесть за руль автомобиля».

В 1990-м году Джунайдулло Нарзулло стал бригадиром собственного семейного хозяйства, выросла и зарплата. В месяц стал получать по 150-200 рублей. «Я хоть и был бригадиром, но продолжал делать самую трудную работу: вспахивал землю, удобрял ее и т.д. Получал хорошие деньги. Этих денег хватало на все. Даже часть денег смог сохранить на счету в Сберкассе, хотя это имело принудительный характер».

Трудовая книжка Джунайдулло Нарзулло
Трудовая книжка Джунайдулло Нарзулло

Именно в это время ему посчастливилось увидеть Самарканд, Бухару и Минводы. Это был 1991 год и Джунайдулло Нарзулло не знал, что наступил период больших перемен как в стране, так и в его жизни.

В 1992 году его бригада засеяла 25 га земли хлопком, урожай вышел отменный, но собрать его так и не довелось. «Война (гражданская война в Таджикистане, 1992-1997) дошла и до нашего Куйбышевского района. Мы сделали всю необходимую работу к моменту сбора урожая. Все поля были белые, как в снегу. Но война уничтожает все на своем пути. Мы были вынуждены покинуть родной дом и уберечься от огня войны в безопасном месте. Очень было жаль и наш труд и урожай».

Семья Джунайдулло вернулась в родные места весной 1993 года, когда от некогда цветущего села и плодородных полей осталась лишь пыль. За 6-7 месяцев вынужденного отсутствия, семья лишилась всего, что нажила за долгие годы: ни скота, ни машин, ни домашней утвари – ничего не пожалела война. В 1993 году семья начала строить жизнь с нуля.

Бывший бригадир стал безработным

Год скитаний и поисков не дали результатов и в 1994 году Джунайдулло Нарзулло отправился на заработки в Россию. Сперва отправился в Тюмень, оттуда в Санкт-Петербург. Его судьба не разделима от той, что проживали другие его соотечественники, гонимые из родины безработицей и войной.

Возвращаясь каждый раз домой из миграции, пытался вновь найти себе работу на родной земле. Не найдя ничего, снова был вынужден возвращаться в Россию. С 2008 года больше не ездит, но эту работу за него делают сыновья. До наступления пенсионного возраста Джунайдулло Нарзулло нужно дождаться еще 7 лет и это притом, что последние 28 лет он никогда не работал официально и не получал заработную плату.

По его словам, последняя его попытка устроиться на работу в качестве водителя была в 2018 году. Нашел предприятие в Душанбе, оформил документы, но, результаты медосмотра не позволили работать. Врачи сказали, что за эти годы ухудшилось зрение».

Сейчас он занимается домашним хозяйством, ухаживает за скотом, собирает траву. «Иногда, подрабатываю на местных хозяйствах, чтобы обеспечить скотину пропитанием. Но постоянного заработка как не было, так и нет. Даже найти работу садовника стало невозможным», говорит он с сожалением.

Тем не менее, он все же надеется, что сможет найти себе официальную работу, как раньше, где бы каждый месяц на его имя перечислялась зарплата, отчисления уходили в социальный фонд, чтобы ему полагался заслуженный отпуск. А потом, как и «должно быть», он сможет выйти на пенсию.

Смотреть комментарии (8)

Уважаемые пользователи! Комментарии с оскорблениями, нецензурными выражениями в отношении представителей других рас и национальностей, конфессий и религий, а также с рекламой не будут опубликованы.
Форум закрыт, но Вы можете продолжить обсуждение на Facebook-странице Радио Свобода
 
XS
SM
MD
LG