Ссылки для входа

Срочные новости
Политика

Шарофиддин Гадоев: я не вижу возможности вести диалог с правительством Таджикистана. ВИДЕО


Скрин с видеобеседы Хиромон Бокизода с Шарофиддином Гадоевым

Шарофиддин Гадоев, лидер движения «Реформы и развитие Таджикистана», который находится за границей и активно критикует политику правительства, неожиданно появился в Душанбе в феврале 2019 года. Две недели спустя при помощи западных стран он вернулся в Европу и там заявил, что был похищен в Москве и насильно вывезен в Таджикистан. В то время голландские власти заявили, что будут расследовать это дело. Два года спустя Радио Озоди спросило у Шарофиддина Гадоева, что стало с этим расследованием и есть какие-нибудь результаты?

Шарофиддин Гадоев: Да, действительно, власти Нидерландов начали собственное расследование по факту моего похищения, однако диктаторские режимы в России и Таджикистане не готовы сотрудничать со следствием. Кроме того, похищение было совершено на самом высоком правительственном уровне, как в России, так и в Таджикистане. Следствие по факту моего похищения продолжается и если в случае установления местонахождения виновных в Европе, они будут допрошены. Я не могу рассказать все подробности этого расследования, потому что оно конфиденциально. Мы готовимся передать дело в Европейский суд по правам человека. Пандемия, конечно же, повлияла на ход расследования и нашей работы по нему.

Радио Озоди: Мы с Вами уже говорили подробно о событиях февраля и марта 2019 года, можете ли Вы рассказать сейчас какие-то новые подробности?

Шарофиддин Гадоев: Все, что случилось со мной в Таджикистане, я открыто рассказал в СМИ. Единственное, что я хотел бы отметить, что после всего этого правительство и некоторые из служб безопасности пытались снова заманить меня в Дубай или в другие города, чтобы повторно провести операцию по моему похищению, но им это не удалось.

Радио Озоди: От кого Вы получали приглашения? Вот те, кто был с Вами на связи, можете их назвать?

Шарофиддин Гадоев: Те, кто делал мне такие приглашения, были ранее моими друзьями. Меня звали, например, в Дубай, чтобы начать какую-то политическую деятельность. Мы отказали. Приглашали в Турцию, в другие государства, такие же приглашения. Мы не приняли эти предложения. За всеми этими приглашениями стояли служба безопасности и государственные органы.

Радио Озоди: Вы сказали «политическую деятельность», но не разъяснили, было это приглашение сотрудничать с правительственными силами или оппозиционная деятельность?

Шарофиддин Гадоев: Конечно же, оппозиционная. У нас нет никакого желания сотрудничать с правительством Таджикистана. Единственный путь, который мы выбрали, это оппозиционная борьба.

Шарофиддин Гадоев: я не вижу возможности вести диалог с таджикским властями
Пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:10:00 0:00

Радио Озоди: В какой степени этот инцидент повлиял на Вашу жизнь, Ваши мысли, Вашу деятельность? Вы не испугались этого происшествия?

Шарофиддин Гадоев: Если я скажу, что не испугался, то это будет неверно. Нет такого человека, который бы не испугался в подобном случае. Но когда вы видите, что десятки и даже сотни невиновных людей заключены в тюрьму за свои политические убеждения, когда видите пытки и жестокое обращение со стороны силовых структур и несправедливое отношение правительства по отношению к простым людям, все это ломает ваши страхи. Вы становитесь непоколебимым на своем пути. Все, что не убивает человека, делает его сильнее. Я думаю, что такие трагические события придают нам силы и убеждают в том, что мы стоим на правильном пути и должны продолжать это дело, чего бы нам это не стоило. Каким бы ни было воздействие на меня, это дало положительный эффект.

Радио Озоди: Сейчас некоторые политические активисты из Таджикистана, которые находятся в Европе и других государствах мира, создают движения, другие организации. Время от времени мы слышим о разногласиях между этими силами. Последний скандал, в который вынуждена была вмешаться немецкая полиция, был связан с таджикскими блогерами. Как Вы считаете. Не наносит ли ущерб репутации этим лицам и группам, критикующих правительство за рубежом, такие скандалы и столкновения мнений?

Шарофиддин Гадоев: Во всех странах и обществах, которым присуща демократия, должны быть такие разные мнения. Я лично убежден в этом. Однако я осуждаю такие события, и процессы, как, например, те, что произошли в Германии. Я не приемлю таких действий.

Радио Озоди: Ваше движение называется «Реформа и развитие Таджикистана». Смогли ли Вы предпринять что-то за годы его существования?

Шарофиддин Гадоев: Все, что нами было проделано до сих пор, было проделано вместе с Национальным Альянсом Таджикистана. С 2018 года мы являемся членами этого альянса. Мы вместе работаем в медиа, юридической и дипломатической сферах. У нас нет таких финансовых ресурсов, которые есть у правительства. Но оппозиция, которая находится за границей, дает идеи, говорит о проблемах власти и общества, и говорит о путях решения проблемы. К сожалению, большинство предложений, которые мы предлагаем для развития нашей страны, правительством игнорируется. Некоторые принимают. Деятельность любой оппозиции за пределами страны может быть только такой.

Радио Озоди: Мы правильно поняли Вас, что у Вас есть диалог с правительством, так как вы сказали, что некоторые из ваших предложений будут приняты?

Шарофиддин Гадоев: Некоторые предложения по преодолению проблем в Таджикистане мы предложили вместе с Национальным Альянсом Таджикистана. Но мы только делаем предложения с использованием социальных сетей. Никакого диалога с правительством у нас нет, и мы не предпринимаем никаких шагов, чтобы начать такой диалог с властями.

Радио Озоди: Но у Вас есть ведь в мыслях, что когда-нибудь вы сядете за стол переговоров с властями? Какие будут у Вас условия, чтобы Вы согласились сесть за стол переговоров с правительственной стороной?

Шарофиддин Гадоев: Я вижу пути решения любой проблемы прежде всего в диалоге. Диалог может привести к взаимопониманию, к хорошим результатам. Однако таджикское правительство не желает договариваться и у него нет такого видения решения этого вопроса. А с правительством, у которого нет такого понимания, очень сложно вести переговоры.

Радио Озоди: То есть, сейчас говорить о возможности ведения диалога между нынешними властями Таджикистана и оппозицией говорить не приходится?

Шарофиддин Гадоев: Нет, такой возможности сейчас не существует. Правительство еще не достигло такого уровня и понимания существующей ситуации, чтобы сесть за стол переговоров со своими оппонентами и принять все условия, которые необходимы для продвижения в этом вопросе и решения политических и социальных проблем. Конечно же, в таких условиях, все что мы предлагаем, никогда не будет принято правительством.

Шарофиддин Гадоев, 35-летний лидер Движения за реформы и развитие в Таджикистане, является близким соратником убитого Умарали Кувватова, бизнесмена, у которого рейдерским способом отобрали бизнес, и основателя и бывшего лидера Группы 24 (запрещена в Таджикистане). После убийства Кувватова Гадоев некоторое время возглавлял эту организацию. В 2015 году ему было предоставлено политическое убежище в Европе, а затем он присоединился к Национальному альянсу Таджикистана, таджикской оппозиционной организации в Европе.

Смотреть комментарии (4)

Уважаемые пользователи! Комментарии с оскорблениями, нецензурными выражениями в отношении представителей других рас и национальностей, конфессий и религий, а также с рекламой не будут опубликованы.
Форум закрыт, но Вы можете продолжить обсуждение на Facebook-странице Радио Свобода
 
XS
SM
MD
LG